Главная  

Конрад Цусимский – история великого предательства России (начало)

В этой большой статье, практически книге, речь пойдет о Цусимском морском сражении - единственном в истории позорном поражении русского флота. Поражение было страшным не столько само по себе, сколько по политическим последствиям для нашего государства.
Как справедливо говорится в «Википедии»: «Непосредственным следствием Цусимского сражения стало окончание русско-японской войны с явным перевесом в пользу Японии. Следствием поражения России в войне было её превращение из субъекта в объект международной политики великих держав, то есть её внешняя политика стала более зависимой. Потерян престиж военной мощи империи. Из страны, имевшей третий флот в мире, Россия, потерявшая почти все главные силы своего флота, превратилась во второстепенную морскую державу, наподобие Австро-Венгрии. Падение престижа России в глазах мировых держав привело к дестабилизации баланса сил в мире, что стало одной из многих причин первой мировой войны. Во внутренней политике поражение в Цусимской битве и в войне привело к резкому нарастанию революционного движения, росту национального сепаратизма и дискредитации династии Романовых и вообще руководства страны, с одной стороны, а с другой — к громадным материальным потерям (свыше 500 млн рублей), следствием которых стали не менее громадные внешние займы, т. е. рост финансовой зависимости России, что стало одним из существенных факторов для вступления России в первую мировую войну и гибели Российской империи».


В нашей военно-морской истории известны (хотя и не столь широко) несколько поражений русского флота, которые можно по масштабам потерь поставить в один ряд с Цусимой.

В 949 году князь Игорь Рюрикович повел на Царьград тысячу гребных кораблей-лодий. В завязавшейся битве византийцы нанесли им огромные потери, применив свое секретное оружие - «греческий огонь». Несмотря на потери русских, позора тогда не было. В научно-техническом отношении Восточно-Римская империя была тогда наиболее передовой державой мира. Удивительно другое: как древние русы, не имевшие столь же совершенного оружия, что и ромеи, одерживали победы над ними и до и после Игоря. Дядя и опекун Игоря князь Олег мог захватить Константинополь в 907 году, но предпочел взять выкуп и заключил мир на самых выгодных условиях. Несмотря на поражение, Игорь тоже смог заключить мир на достаточно выгодных для Руси условиях. Также его сын Святослав и внук Владимир воевали с Византийской империей и не без славы.

Очень тяжелым поражением российского флота было так называемое Второе Роченсальмское сражение со шведами в 1790 году [ru.wikipedia.org›…Второе_Роченсальмское_сражение]. До него русские побеждали шведов на море чуть не во всех столкновениях со времен Петра I. Но штурм русским флотом гавани морской крепости Роченсальм (ныне финский город Котка) был неудачен. Тем не менее, к большим потерям кораблей привели не столько действия шведских моряков, сколько начавшийся шторм.
Во время I Пунической войны буря дважды уничтожала чуть не весь римский флот, однако это ничуть не умалило славы римлян и не прибавило славы карфагенянам. Последние войну проиграли вчистую.

Более 60 боевых кораблей и транспортных судов потерял советский Балтийский флот в 1941 году во время так называемого Таллинского перехода – эвакуации осажденного немцами Таллина. Из Таллина вышли 225 корабля и судна (в том числе 151 военный корабль, 54 вспомогательных судна, 20 транспортов). До Кронштадта дошли 163 из них (132 военных корабля, 29 вспомогательных судов, 2 транспорта), а также неустановленное число малотоннажных гражданских судов и плавсредств, не подчинённых Военному совету флота. Во время перехода погибли 62 корабля и судна (19 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов, 18 транспортов) [ru.wikipedia.org›Таллинский переход]. По масштабам потерь эпизод сравнивается с Цусимой. Отличие заключается лишь в том, что и это поражение не было позорным.

В чем же заключается позор именно Цусимы, если и в этом сражении русские матросы проявили величайший героизм и самопожертвование? Весь позор Цусимы заключается, пожалуй, в поведении всего лишь одного человека – адмирала Зиновия Рожественского. О нем мы и поведем речь.

I. О происхождении З.П. Рожественского

О происхождении и национальности Рожественского известно очень мало. Между тем, и то и другое всегда накладывает отпечаток на характер человека. А так как характер адмирала выглядит весьма противоречивым, я счел важным доискаться до его корней. В биографиях Рожественского о его происхождении пишут скупо: родился в Смоленской губернии в семье врача.

Фамилия Рожественский обычно считается «семинарской». Подобные фамилии обычно носили священники и их потомки. «Рожественский» - то же самое, что и «Рождественский», как об этом пишут в многочисленных толковниках русских фамилий. Правда, почему-то адмирал сильно обижался, если его в прессе по ошибке называли Рождественским.

Ранее я подозревал, что Рожественский был родом из украинцев или поляков. Однако эти предположения, как я теперь думаю, были не обоснованы. В польском, украинском и белорусском языках слова «Рожество» или хотя бы «Рождество» нет. У всех указанных народов этот праздник называется иначе, чем у русских. Польских фамилий типа Rozestwenskij тоже мной не найдено.

Имеется информация, как будто подтверждающая происхождение отца адмирала из семьи потомственных священнослужителей. Сам он, очевидно, получил первичное образование в семинарии и туда же отдал сына.
Из книги доктора П.В. Цезаревского «Страничка из истории Смоленской Духовной Семинарии», Смоленск, 1907 г. [forum.vgd.ru›Сословия›Этносы›30.htm]: «Рожественский Зиновий Петрович (1846-?) – адмирал; командующий 2-й восточной эскадрой в Русско-Японскую войну; окончил Морской корпус в 1869 г.; сын военного врача, временно жившего в отставке в г. Смоленске; Зиновий Петрович учился в Смоленской семинарии до философского класса, потом переехал в Кронштадт».

Можно заметить, что Цезаревский неточно указал год рождения адмирала. На самом деле Рожественский появился на свет 11 ноября 1848 года (30 октября по старому стилю). Умер он в 1909 году, то есть уже после написания книги Цезаревского. Но автор, по-видимому, не знал, что печально знаменитый экс-семинарист еще жив.

В ряде популярных биографий Рожественского на самых разных сайтах, посвященных теме военно-морской истории факт его обучения в семинарии почему-то скрывается. Там пишут так: «Получив образование дома и в гимназии, он, благодаря своим способностям и настойчивости, поступил в Морской кадетский корпус».

Это наводит на мысль, что свое семинарское образование скрывал и сам Рожественский. Вероятно, адмирал стыдился своего происхождения? Не совсем так. В связи с этим у меня возникла следующая версия.

В Смоленской земле некогда был известен род князей Рожественских-Всеволожей. Они были боковой ветвью династии великих князей Смоленских [ru.wikipedia.org/wiki/Всеволожи]. Всеволожи были Рюриковичами, то есть вполне могли претендовать на российский престол после смерти царя Феодора, сына Ивана Грозного. В тот момент их права были бы выше, чем права бояр Романовых, связанных с династией Рюриковичей лишь через брак представительницы этого рода Анастасии с Иваном Грозным. Но у сего венценосного сластолюбца после нее было еще несколько жен.

Род Рожественских-Всеволожей считался угасшим еще в середине XVI века, то есть до царствования Ивана IV. Однако я предположил, что вымерли не все Рожественские, так как родоначальник этой ветви Всеволожей Семен Иванович Рожественский имел целых семь сыновей [rusgenealog.ru/gen_table.php3?id=gen_rk_109].

Проследить за судьбами всех без исключения его потомков уже с начала XV века вряд ли возможно. Очень может быть, что какие-то младшие обедневшие ветви рода Рожественских-Всеволожей могли продолжаться до середины XIX века и позднее. Во всяком случае, так можно подумать, особенно тому, кто целенаправленно ищет вероятные родовые корни человека по имени Зиновий Петрович Рожественский.

Младшие сыновья знати, не имея других видов на будущее, охотно переходили в священническое сословие. Например, знаменитый дипломат Талейран был из рода графов Перигорских, однако ввиду того, что был младшим сыном своего небогатого отца, и того, что из-за хромоты не мог пойти в военную службу, был отдан родителями в духовную семинарию. Возможно, кто-то из младших и обедневших членов рода Рожественских тоже пошел по линии духовного служения, и его потомки затерялись среди сотен других Рождественских и Рожественских, потомков обычных священников, не имевших отношения к роду смоленских князей.

Происхождение из потомственных или даже столбовых дворян в царской России XIX века давало большие преимущества по прохождению карьерной лестницы. Не удивительно, что многие карьеристы искали в своем генеалогическом древе намеков на знатное происхождение. По своему характеру признанного карьериста не мог, думаю, не искать их и молодой семинарист Зиновий Рожественский. И он, безусловно, достаточно легко мог найти интересную ему информацию о Рожественских-Всеволожах. Тем более, что как раз в это время на слуху была история неких Всеволожских [ru.wikipedia.org›Всеволожские].

Эти Всеволожские были первоначально из небогатых служилых дворян, но разбогатели вследствие участия в дворцовом перевороте 1762 года, приведшем к власти Екатерину II. В дальнейшем они продолжали богатеть, в том числе за счет своих заводов на Урале. Однако одного богатства им было мало, и они подали прошение о признании их потомками одной из ветвей все тех же смоленских князей Всеволожей. И эта претензия была удовлетворена, хотя у специалистов-геральдиков были большие сомнения относительно их родства.

Еще одной ветвью Всеволожей могли быть другие Всеволожские, служившие по морскому ведомству. Кстати, основатель этого рода Василий Всеволожский имел отношение также и к церкви. Он был так называемым патриаршим сыном боярским, то есть дворянином на службе патриарха. Очень может быть, что на решение Зиновия стать морским офицером повлияла надежда получить родственную протекцию адмирала Дмитрия Андреевича Всеволожского (1815-1893 гг.).

Но, скорее всего, эти надежды оказались несбыточными. Имел ли Зиновий Рожественский отношение к роду Всеволожей на самом деле или нет, доказать свое княжеское происхождение и родство со Всеволожскими честолюбивый молодой человек, очевидно, не смог. В противном случае мы бы об этом знали. Офицеру из поповичей, каким считали будущего адмирала, пришлось пробивать себе дорогу в жизни иным путем.

Мотив ущемленного аристократического самолюбия был распространен в русской интеллигентской среде с начала XIX в. Его выразителями были, кстати, оба наших великих поэта той эпохи – Пушкин и Лермонтов. В своем стихотворении «На смерть поэта» Лермонтов с презрением писал о новой знати, возвысившейся из царских лакеев и денщиков: «Вы рабскою пятой поправшие обломки игрою счастия обиженных родов».

Обида на царскую власть и «высший свет», не принявший его в нужное время в свою среду, полагаю, и стала определяющим мотивом в дальнейшей судьбе «погубителя морской славы России». Именно из-за этой обиды уже адмирал З.П. Рожественский, по свидетельству знавших его, враждебно относился к своим офицерам из высшей знати и, наоборот, покровительствовал офицерам из разночинцев. В дальнейшем из-за нее же этот несостоявшийся аристократ свершил кое-что и похуже.

II. Странности карьеры вице-адмирала З.П. Рожественского

Время, когда молодой флотский офицер Рожественский начинал свою службу, было благоприятным для его карьеры, несмотря на его «поповское» происхождение. После окончания Крымской войны и Крестьянской реформы, положившей конец крепостному праву, либеральные идеи равенства людей завоевывали все новых сторонников. Либералом можно было бы счесть даже самого царя Александра II Освободителя.

В сущности, подобные идеи были присущи российским государям еще со времен Петра Великого или ранее. Петр обычно выдвигал на высшие должности в государстве людей за их способности, а не за знатность.

Его примеру пытались следовать и все его наследники. Другое дело, что не у всех это хорошо получалось. Так племянница Петра Анна Иоанновна приблизила к себе печально известного Бирона, курляндского конюха.

Дочь Петра Елизавета сделала своим фаворитом некоего церковного певчего из украинцев простого казака Алексея Розума (в будущем графа Разумовского). Но тот, имея звание фельдмаршала, ничем не заслуженное, по крайней мере, ничем и не навредил России. А его младший брат Кирилл Разумовский, последний гетман Украины, был даже чем-то полезен империи. Кстати, при нем статс-секретарем был граф Григорий Теплов, человек прекрасного образования, великих и разносторонних способностей, отец которого был дворцовым истопником (отсюда и фамилия Тепловы).

У Екатерины Великой было несколько фаворитов не слишком знатного происхождения, из которых наиболее полезным для России оказался корнет Конной гвардии Григорий Потемкин. Впоследствии он достиг звания генерал-фельдмаршала и титула графа Таврического за заслуги по завоеванию Крыма.

При Александре I большую власть и влияние в государстве имел граф Михаил Сперанский, происходивший из семьи церковного причетника – низшая церковная должность. Другим фаворитом этого либерального в целом государя был граф и генерал от артиллерии Алексей Аракчеев, отцом которого был мелкопоместный дворянин из крещеных татар, имевший всего лишь 20 душ крепостных.

Меньше всего новых выдвиженцев из общественных низов было при императоре Николае Павловиче. Его долгое и реакционное царствование существенно повысило карьерные шансы и древних аристократических фамилий и новой послепетровской аристократии, закрывая дорогу выдвижению к высшим государственным должностям свежим талантам из социальных низов. Влияние этого царствования сказывалось на российских нравах еще долгое время после его смерти.

Тем не менее, карьера молодого флотского лейтенанта Рожественского при либеральном сыне Николая I Александре II началась просто блестяще. Определяющее значение в его продвижении, безусловно, имели его несомненные большие способности и любовь к знаниям.

В одной из биографий адмирала написано следующее [biopeoples.ru›…41-zinovijj…rozhestvenskijj.html]:

«Рожественский был одним из лучших воспитанников и 17 апреля 1868 года пятым по списку после успешно сданных экзаменов был произведен в гардемарины. Ровно после 2 лет плаваний, 17 апреля 1870 года, молодой моряк стал мичманом. Офицер избрал себе специализацию морского артиллериста, поступил в Михайловскую артиллерийскую академию и 20 мая 1873 года окончил ее «по первому разряду». Незадолго до того его произвели в лейтенанты.

Некоторое время лейтенант служил командиром роты Учебного отряда Морского училища, а с 5 июля 1873 года в течение 10 лет был членом Комиссии морских артиллерийских опытов. Ходил он и в море Летом 1875 года лейтенант состоял флаг-офицером начальника практической эскадры. Г.И. Бутаков так охарактеризовал его: «Ужасно нервный человек, а бравый и очень хороший моряк» По его представлению Рожественского 1 января 1876 года наградили орденом Святого Станислава 3-й степени. Лейтенант находил время для изучения электротехники, перевода иностранных статей и даже слушал лекции в Петербургском институте инженеров путей сообщения.

В декабре 1876 года Артиллерийское отделение Морского технического комитета командировало лейтенанта для осмотра крепостей юга России и выбора орудий, пригодных для вооружения судов и плавучих батарей. Следовало готовиться к войне с Турцией, имевшей на Черном море сильный броненосный флот. Благодаря усилиям моряка весной 1877 года удалось оборудовать шесть батарейных плотов для обороны подступов к Одессе, Очакову и Керчи. Избранные им для стрельбы навесным огнем шестидюймовые мортиры устанавливали на пароходы. Командующий Черноморским флотом и портами оценил усилия Рожественского и назначил его «заведующим артиллерией на судах и плавающих батареях Черноморского флота».

Исходя из вышесказанного отрывка, можно уверенно констатировать, что «дураком» Рожественский не был. «Трусом и бездарью» однажды его назвал бывший унтер-офицер 2-й Тихоокеанской эскадры, а позднее советский писатель-маринист Новиков-Прибой, автор знаменитой «Цусимы», наиболее известного и полного художественно-документального исследования истории этого поражения русского флота.
«Каким видел А. Новиков-Прибой героя своего романа, становится понятно из интервью, данного писателем в 1940 г. корреспонденту газеты "Красный флот": "Через всю книгу провожу я мысль о том, что Рожественский был трусом и бездарным человеком"». [Капитан III-го ранга В.Познахирев "Достаточно ли для Цусимы 'Цусимы'?" "Морской Сборник", №4, 1989].

Можно утверждать, что Рожественский был грамотный и высококвалифицированный специалист своего дела. Впоследствии о нем положительно отзывался даже адмирал Е.О. Макаров, самый признанный военно-морской авторитет того времени.

Трусом будущий адмирал тоже не был. Очень показателен эпизод с его участием в боевых действиях Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Вот что пишет по этому поводу в «Цусиме» сам же Новиков-Прибой:

«В 1873 году, будучи уже лейтенантом, Рожественский кончил курсы Михайловской артиллерийской академии. Его сейчас же назначили членом комиссии морских артиллерийских опытов. В этой должности он пробыл до начала русско-турецкой войны, когда его командировали в город Николаев. Там он некоторое время находился при главном командире Черноморского флота. А когда начали снаряжать пароход "Веста", превращая его в боевой крейсер, он поступил на него под начальство капитан-лейтенанта Баранова (после был губернатором в Нижнем). Вместе с этим командиром он плавал, вместе с ним участвовал на "Весте" в морском сражении, которое произошло при Кюстендже 11 июля 1877 года. Наши моряки, по описанию газет, проявили тогда небывалую лихость: ничтожная и слабосильная "Веста" подбила турецкий броненосец "Фехти-Буленд" и заставила его обратиться в бегство. За этот подвиг Рожественский, как и его сослуживцы, был награжден орденами Георгия 4-й степени и Владимира 4-й степени с бантом и произведен в следующий чин капитан-лейтенанта.
С донесением командира судна он был командирована Петербург, где лично давал объяснения особам императорской фамилии о сражении 11 июля».

Поощренный с одной стороны высшим вниманием, а с другой - увлеченный ростом в стране либеральных настроений молодой и неопытный еще Рожественский в своем восхождении на вершины карьеры оступился. Он тоже решил сыграть в либерала. Продолжаем цитировать «Цусиму» Новикова-Прибоя:

«Через год он [Рожественский] неожиданно выступил газете "Биржевые ведомости" от 17 июля 1878 года со статьей "Броненосцы и крейсеры-купцы" и разоблачил подвиги "Весты". По его описанию выходило, что не турецкий броненосец удирал от нее, а она убегала от него, убегала в течение пяти с половиной часов. И только благодаря тому, что "Фехти-Буленд", перегруженный военными запасами, не мог догнать ее, она спаслась от бедствия. Рассказ автора был чрезвычайно убедительным.
В прессе того времени статья Рожественского вызвала целую бурю. Газеты "Новое время", "Биржевые ведомости", "Петербургские ведомости", журнал "Яхта" и другие периодические органы начали между собою перепалку. Одни нападали на автора, называя его лжецом, другие защищали его и рассматривали его выступления как подвиг гражданского мужества.
Поступок Рожественского действительно был исключительным по своей смелости. Но что толкнуло его на это? Хотел ли он, чтобы восторжествовала правда о "Весте", или какие-либо иные мотивы руководили им? Разоблачая это раздутое сражение, он ведь не щадил и самого себя. Он рисковал своей будущей карьерой, на что может решиться только человек прямой и неподкупный, с сильным характером. А с другой стороны, почему он не сделал подобного разоблачения раньше? Почему он не отказался от царских наград? Он никогда не расставался с орденами и с гордостью носил их на груди, вплоть до Цусимы, как боевые заслуги».

В условиях тогдашней России подобный смелый поступок «зеленого» капитан-лейтенанта не мог не вызвать бурную негативную реакцию высшего военно-морского начальства. И, что греха таить, даже и в наше время у такого смельчака, безусловно, будут неприятности по службе. Впрочем, думаю, что и за границей сходное нарушение субординации вряд ли приветствуется. Взять, к примеру, хоть Сноудена.

Как можно видеть, у Рожественского смелость отнюдь не ограничивалась только боевой сферой, хотя после поражения в своих мемуарах он вдруг написал, что у него не было ни капли гражданского мужества. Однако то, что Рожественский, несмотря на грозящую ему смертную казнь за сдачу в плен, вернулся в Россию и потребовал суда над собой, то, что он всецело готов был взять на себя ответственность за поражение, доказывает, что и в более зрелом возрасте он способен был на мужественный гражданский поступок. Но все же пока вернемся к ранним годам Зиновия Петровича.

Управляющий военно-морским министерством адмирал С. Лесовский грозил стереть «офицера-гражданина» «в порошок» [hrono.ru›Биографический указатель›Адм.З.Рожественского].
В порошок Рожественского не стерли. Видимо, побоялись скандала в прессе. Но от несения службы на кораблях строптивца отстранили. Это делало его дальнейшую карьеру весьма и весьма проблематичной. Целых пять лет, оставаясь все в том же невысоком чине капитан-лейтенанта, он числился все в той же комиссии морских артиллерийских опытов.

И вдруг ему улыбнулась удача. Его пригласили в болгарский военный флот. Да еще и на какую должность!

«После образования независимой Болгарии при помощи России была создана небольшая болгарская флотилия; ядром личного и командного ее состава стали русские моряки, а командующим — капитан-лейтенант А.Е. Конкевич, который пытался развивать флот.

Однако болгарский князь Александр Баттенбергский [немец] не жаловал русских. Летом 1883 года Конкевича арестовали по сфабрикованному делу, а Рожественского назначили «исправляющим должность начальника Флотилии и морской части Княжества и командиром княжеско-болгарской яхты „Александр I“„. 1 августа он вступил в командование.

Из-за русско-болгарского конфликта ему пришлось 5 декабря уволиться с императорской службы.

Опираясь на помощь России, несмотря на острую нехватку средств, капитан-лейтенант сделал немало для пополнения корабельного состава и обучения экипажей. Он полагал, что флотилия «…на первое время должна представлять собой наличие средств для обороны водных границ страны. Быть рассадником личного состава, приохоченного к морскому делу, образованного по разным его отраслям и способного с течением времени привести в народе сознание силы взяться за дело частного судоходства“. Со временем Болгария должна была развить отечественную морскую торговлю и создать флотилию, способную в военное время помогать сухопутным войскам. В 1884 году под руководством Рожественского впервые были разработаны документы по боевой подготовке и регламентации службы болгарских моряков. В кампанию 1885 года учеба развернулась полным ходом и давала первые плоды. По инициативе Рожественского были созданы военно-морской музей и морская библиотека.

Однако после того, как Александр Баттенбергский высказал намерение вступить в конфликт с Турцией, 11 октября 1885 года все русские офицеры были отозваны из Болгарии. Рожественский, передав флотилию капитану С. Ванкову, вернулся в Россию. За службу его наградили болгарским орденом Святого Александра 1-й степени» [biopeoples.ru›…41-zinovijj…rozhestvenskijj.html].

При анализе этого отрывка у всякого внимательно читателя должны были возникнуть вопросы:

1. Если капитан-лейтенант Конкевич был арестован из-за неприязни болгарского князя (по происхождению немецкого принца) вообще к русским, то почему одновременно не был отстранен и Рожественский? Вряд ли он был незаменим. Князь Александр свободно мог взять на место русских офицеров своих германцев.

2. Почему Рожественский сам остался на болгарской службе, а не подал в отставку в знак протеста против несправедливого ареста своего начальника?
А ведь возможно, что Рожественский и Конкевич были даже друзьями. Оба были людьми незаурядными, думающими морскими офицерами. Также оба они критически относились к Морскому министерству России [ru.wikipedia.org›Конкевич, Александр Егорович]. Кстати, почему принц Баттенберг набирал в болгарский флот, в основном, таких российских диссидентов?

3, Почему в момент ухудшения русско-болгарских отношений Рожественский предпочел уволиться с русской службы, а не с болгарской? Болгария стала для него ближе России?

4. Тогда почему в 1885 г. он уехал из ставшей ему столь близкой Болгарии из-за предполагаемого конфликта с Турцией вместе с другими русскими офицерами, хотя отнюдь не был обязан делать этого, находясь в отставке по русской службе? Вряд ли он испугался военной опасности.

Эти вопросы мы пока оставим без ответа и продолжим изучение биографии адмирала.

«Командующий флотом» - пусть даже флотом такой небольшой страны как Болгария – это звучит! С другой стороны, вероятно, принц Баттенберг мог ходатайствовать за своего бывшего морского главнокомандующего перед русс5кими, и это ходатайство вряд ли осталось бы без внимания. Ведь монархи всего мира кузены, августейшие братья. И даже война не отменяет этого родства. Наш Николай II и немецкий Вильгельм II были довольно близкими родичами. Напомним, что русский царь на 99 процентов тоже был по крови немцем.

После возвращения из Болгарии карьера офицера-диссидента в русском флоте заметно пошла в гору. Вновь процитируем биографию адмирала Рожественского [biopeoples.ru›…41-zinovijj…rozhestvenskijj.html].

«Офицер вернулся в Российский флот капитаном 2-го ранга, ибо чин капитан-лейтенанта был упразднен. В стране широко развертывали судостроение, но одновременно сокращали офицерский состав. В кампанию 1886 года Рожественский состоял флагманским артиллерийским офицером походного штаба практической эскадры Балтийского моря, которым командовал вице-адмирал К.П. Пилкин. Он участвовал в многочисленных учениях и 1 января 1887 года получил благодарность генерал-адмирала. Затем две кампании (1887—1888) моряк плавал старшим офицером броненосной батареи «Кремль», на которой готовили артиллеристов для всего флота. В январе 1887 года он направил в Главный морской штаб записку с предложением послать его на Средиземное море командиром группы из пяти миноносцев на случай войны России против Турции, Англии, Австро-Венгрии или Италии. Записку оставили без внимания.

1 января 1888 года Рожественскому пожаловали орден Святой Анны 2-й степени, в следующем году назначили старшим офицером броненосного фрегата «Герцог Эдинбургский», в 1890 году — старшим офицером клипера «Крейсер», на котором он служил в Тихом океане в 1890—1891 годах в эскадре вице-адмирала П.Н. Назимова и потом вернулся на Балтику. 27 мая 1891 года Рожественский представил свой корабль императору на рейде Кронштадта и получил монаршее благоволение. Остаток кампании он командовал канонерской лодкой «Грозящий».

31 октября 1891 года капитана 2-го ранга назначили морским агентом (атташе) в Лондоне. В этом качестве ему пришлось собирать сведения о британском флоте и судостроении, заказывать и принимать оборудование для флота, следить за деятельностью приемщиков и выполнять множество других обязанностей».

Добавим кусочек из другой биографии адмирала:

«С 1894 г. Зиновий Петрович командовал крейсером "Владимир Мономах" в составе средиземноморской эскадры контр-адмирала Макарова, которая весной следующего года совершила переход на Дальний Восток в связи с обострением китайско-японских отношений. Рожественский помогал Макарову в административных вопросах, а также в разработке некоторых идей тактики броненосного флота. В своем дневнике Макаров отзывался о нем как о надежном морском командире.

С 1898 г. Рожественский, произведенный в контр-адмиралы, командовал учебно-артиллерийским отрядом Балтийского флота, заслужил уважение и известность блестящей организацией артиллерийских стрельб. В 1890 г. большую известность ему принесла деятельность по спасению броненосца "Генерал-адмирал Апраксин", потерпевшего аварию у острова Гогланд. Броненосец наскочил на подводные камни, был сильно поврежден, к тому же его сковали зимние льды. Получив назначение руководить спасательной экспедицией, Рожественский действовал с присущей ему энергией. К спасательным работам были привлечены специалисты, использовался ледокол "Ермак", новейшие технические средства, четко была налажена доставка ремонтных материалов и продовольствия. Когда после трехмесячных трудов броненосец был отправлен своим ходом домой, весть об этом имела большой общественный резонанс. Контр-адмирал добился того, чтобы все офицеры, участвовавшие в работах, были поощрены по справедливости в точном соответствии с его ходатайством. Спасение от гибели "Апраксина" способствовало мнению, что Рожественскому можно поручать любое сложное дело.

Вернувшись к обязанностям командира учебно-артиллерийского отряда, Зиновий Петрович по-прежнему удивлял всех своей энергией, настойчиво боролся за расширение системы подготовки артиллерийских кадров для флота, участвовал в реорганизации Петербургского морского училища и школы младших специалистов. Результаты его деятельности, с учетом масштабов российского флота, были, конечно, скромными, но к тому времени он явно выделялся на фоне рутинеров, преобладавших в Морском ведомстве. Поэтому неслучайным стало назначение Рожественского в марте 1903 г., за десять месяцев до начала русско-японской войны, начальником Главного морского штаба» [hrono.ru›Биографический указатель›Адм.З.Рожественского].

Назначение З.П. Рожественского начальником Главного морского штаба, как и возведение его в звание вице-адмирала и зачисление в царскую свиту, действительно было неслучайным событием в его жизни. Однако дело было не только в несомненных способностях Зиновия Петровича. Намного более достойным и по своим способностям, и по своему авторитету, и по старшинству в службе был тот же адмирал Макаров. Почему же не он, а гораздо менее достойный по своему опыту Рожественский встал на такой важный для России высокий пост в преддверии роковой войны с Японией?

На этот счет у нас есть бесценное свидетельство очевидца. Матрос Алексей Новиков (впоследствии писатель А.С. Новиков-Прибой) находился в рубке крейсера «Минин» во время знаменательной встречи российского императора Николая II и германского кайзера Вильгельма II. В его книге «Цусима» есть подробное описание этой встречи и оценка того, как она повлияла на судьбу Рожественского.

«Вспомнились торжества, происходившие на этом рейде в 1902 году. Здесь состоялось знаменитое свидание двух императоров: Николая II и Вильгельма II. Отсюда началась головокружительная карьера адмирала Рожественского который тогда, командуя учебно-артиллерийским отрядом, держал свои флаг на крейсере "Минин"; отсюда протянулись невидимые нити к дальневосточной войне…
Оба императора прибыли на крейсер "Минин". Вместе с ними явились принц Генрих и шеф нашего флота великий князь Алексей Александрович, управляющий морским министерством Тыртов, немецкий морской министр Тирпиц, адмиралы и чины обеих императорских свит. Никогда еще на борту нашего судна не было столько знатных лиц.
Весь наш отряд, снявшись с якоря, пошел на маневры и стрельбу.
На мостике было тесно. Помимо прибывших посетителей, здесь присутствовали командир судна и адмирал Рожественский со своим штабом. Я [то есть Новиков–Прибой] тоже стоял там, приютившись в уголке. На моей обязанности лежало следить за падением снарядов и отмечать в тетради их недолеты, перелеты и попадания.
Николай был в форме немецкого адмирала. Вильгельм, наоборот, нарядился в форму русского адмирала с голубой андреевской лентой. Наш маленький незаметный царь большого государства в присутствии своего коллеги оставался в тени. Внимание всех привлекал кайзер. Необыкновенно высокие каблуки увеличивали его средний рост, а его грудь выпячивалась колесом, очевидно от ваты, заложенной под мундир в большом количестве. Он был довольно статен, с необычайной военной выправкой, с уверенной походкой. Левую, плохо действующую руку, которая была короче правой, он засовывал за борт адмиральской формы, скрывая этим свой физический недостаток….
Рожественский, казалось, не замечал ни царя, ни кайзера и только напряженно следил за своими кораблями. Иногда покрикивал:
- Чаще стрелять!...
По окончании маневров и стрельбы Вильгельм, поздравляя своего коллегу, сказал:
- Я был бы счастлив, если бы у меня во флоте были такие талантливые адмиралы, как ваш Рожественский.
Это он говорил при Тирпице, который находился здесь же. Конечно, Вильгельм хитрил, но Николай поверил ему и, дорожа его мнением, счастливо заулыбался. Он сначала расцеловал шефа нашего флота великого князя Алексея Александровича, а потом Рожественского. Адмирал, в порыве верноподданнических чувств, нагнулся, схватил царскую руку и крепко прильнул к ней губами, но тут же выпрямился и, желая усилить произведенное впечатление на коронованного повелителя, твердо заявил:
- Вот бы когда нам повоевать, ваше императорское величество.
Сейчас же высочайшим приказом Рожественский был зачислен в свиту его величества. А вечером, когда писаря с миноносцев приехали к нам за почтой, мы узнали от них интересные новости. Они рассказывали, будто буксируемые щиты были, что называется, сшиты на живую нитку и падали от сотрясения воздуха, если близко около них пролетал снаряд, а на острове Карлос щиты были укреплены так слабо, что валились от попавшего в них осколка или камня.
Часа в четыре пополудни 26 июля немецкая эскадра снялась с якорей и направилась в море под крики "ура" и прощальный салют, загрохотавший с обеих сторон. Яхта "Штандарт" пошла проводить дорогих гостей. Когда немецкая яхта "Гогенцоллерн" подходила к острову Нарген, на мачтах ее взвился сигнал по международному своду:
"Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана".
На "Штандарте" не сразу поняли смысл этого сигнала. Потом подняли в ответ флаги, означающие: "Ясно вижу".
И еще добавили по приказанию царя: "Благодарю. Желаю счастливого плавания".
Лукав был Вильгельм. Сигнал его нужно было понимать так: себя он в будущем считает адмиралом Атлантического океана, а нашему царю советует стать адмиралом Великого океана. Николай еще раз поверил своему другу. С того времени у нас на Дальнем Востоке началось лихорадочное оживление. На ревельском именно рейде в царской голове дозрела идея войны с Японией. Здесь же кайзер получил согласие Николая на занятие китайского порта Циндао.
В результате этого свидания двух императоров повезло и Рожественскому. Вскоре он стал начальником Главного морского штаба.
На этой должности ему пришлось пробыть до тех пор, пока его не назначили командующим 2-й Тихоокеанской эскадрой».


 (Голосов: 3)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Кто такие ваны? (начало)
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Скандинавия
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города вблизи Дуная
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города на широтах Богемии
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Древние города северной Германии и Польши
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Племена
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Расположение рек и гор Германии от Дуная до Северного моря и Балти...
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Перевод с древнегреческого языка с комментариями
 Мой учитель Юрий Васильевич Демаков
 Хайтворы – хранители земли Моравской
 Архив сайта
 Октябрь 2018
 Сентябрь 2018
 Август 2018
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018