Главная  

Великая странная война

Эта статья была опубликована в начале лета 2017 года на сайте областного челябинского движения "За возрождение Урала". Приурочена была к годовщине начала Великой Отечественной войны. У меня тогда были сомнения в актуальности этой статьи. Но не прошло и двух месяцев, и тема стала актуальной из-за выпадов главы МИД Польши Витольда Ващиковского, обвинившего СССР (Россию) в развязывании II мировой войны.

Был у меня знакомый, с которым я часто спорил по поводу различных политических и исторических проблем. И он часто ставил меня в тупик, так как, во-первых, был отлично эрудированным человеком, во-вторых, та идеологическая база, на которой строились мои собственные взгляды, на которых я был воспитан, исчезла. Пришлось на многое взглянуть с другой точки зрения. Как-то раз зашел спор по поводу похода Красной Армии 1939 года на земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Мой знакомый считал, что тот поход был ударом в спину воюющей с Гитлером Польше. Я возражал, но (в силу своей на тот момент меньшей осведомленности) неуверенно. Позже я постарался лучше познакомиться с фактами, относящимися к той эпохе, оценить их достоверность и сделать собственные выводы на их основе. Результатом моих размышлений является эта статья, которую я адресую тем, кого подобно мне пытаются убедить в чем-то подобном тому, в чем хотел убедить меня мой знакомый.

Главные причины I и II мировых войн

Вудро Вильсон, президент США в годы I в годы первой мировой войны, предлагал не искать какой-то главной причины этого ужасного кровопролития. Думается, с ним можно было согласиться в том, что причин действительно было много. И все же была одна такая, из-за которой война непосредственно охватила почти всю Европу, а косвенно большую часть планеты. Эту причину можно назвать мировой англократией. Понятно, что глава одной из двух имевшихся в мире англократических держав не мог указать этой причины.
К началу ХХ века Британская империя и США владели примерно 40 млн. кв. километров территории (27% обитаемой суши за вычетом Антарктиды) и 580 млн. подданных (30% всего человечества). Флоты двух этих держав (самые большие в мире) господствовали на морях. Им принадлежало примерно 3/4 мировой торговли.
На это мировое господство двух англократических государств покусились два государства немцев (Германия и Австро-Венгрия). Но они проиграли, и мировая англократия только укрепилась. Австро-Венгрия, одна из двух германских империй, развалилась. Германская империя потеряла часть своих европейских земель и то небольшое количество колоний, которое у нее было. Французская империя, имевшая вместе с колониями около 11 млн. кв. км, фактически перешла в вассальную зависимость от Великобритании.
В результате войны рухнула вторая после Британской по размерам территории Российская империя. Значительная часть ее также могла бы пополнить владения англократии, если бы русские большевики не смогли справиться с интервенцией Антанты.
С этого момента российский большевизм стал основным противником англократии. Так что главной причиной II мировой войны, вероятнее всего, был антикоммунизм. После большевистской революции в России коммунистическое движение охватило весь мир и реально угрожало господству капитализма.
Эта угроза, конечно, беспокоила элиты ведущих капиталистических держав, и лучшие умы этих элит искали способов ее устранения. Более успешные и развитые экономически пошли по пути частичной социализации. Именно в это время в большинстве из них был введен 8-часовой рабочий день, законодательно усилена роль профсоюзов, появились крупные народно-кооперативные предприятия с рабочими-акционерами. В это же время были даны избирательные права женщинам, а реформистские социалистические партии получили возможность формировать правительства.
Однако в странах Центральной и Восточной Европы сохранялась вероятность революций. Не окончательно устранена она была и в странах англо-саксонского мира. Экономический кризис 1929 года привел к повальной безработице, разорению фермеров и даже к самому настоящему голоду, стоившему миллионов жизней даже в таких состоятельных странах, как США. Последствия кризиса не были преодолены вплоть до начала II мировой войны.
Кризис привел к тому, что левые всего мира обращали свои взоры на СССР, где как раз в это время разворачивалось беспрецедентное строительство социализма, где безработица исчезла, а темпы промышленного роста достигали 25-30% в год. Негативные же стороны этого процесса, например, голод в СССР 1932 года, на Западе известны были мало. В этот период росла численность коммунистических партий, и некоторые из них насчитывали уже сотни тысяч членов. Так в США в 1939 году было 100 тыс. коммунистов.
Коммунистические партии мира были объединены в III интернационал - Коминтерн. Опыт подсказывал элитам Запада, что разбить левое интернационалистическое движение можно с помощью национализма. Так перед I мировой войной в партиях Социнтерна состояло 3,8 млн. членов. Под их влиянием находилось 11 млн. членов профсоюзов и 7 млн. членов кооперативов. Участники 9-го конгресса Социнтерна (24-25 ноября 1912 года, Базель) единогласно приняли манифест о солидарной борьбе против империалистических войн. Еще раньше в 1907 году была принята резолюция, обязывающая депутатов-социалистов голосовать против военных кредитов. Но все благие намерения испарились, как только началась война. Националистический угар захватил подавляющую часть рабочего класса Европы, и социалисты голосовали за войну, как и все прочие.
Остались верны прежним антивоенным идеалам только русские большевики и небольшие группы социалистов во Франции (Жорес) и Германии (Либкнехт). Но первый год войны их влияние на фоне шовинистических восторгов было ничтожно. Кстати, Жорес был застрелен французским националистом через три дня после начала войны. Антивоенные силы стали популярнее, когда народы уже нахлебались своей крови.
Однако повторение опыта 1914 года осложнялось для элит Запада существованием СССР. Против «первого государства рабочих и крестьян» народные массы капиталистических стран не желали воевать. И тут тоже у элит Запада имелся некоторый опыт – негативный. Агрессия германских войск в 1918 году против Советской России окончилась свержением германского императора Вильгельма. Прямая интервенция стран Антанты в 1919 году закончилась восстанием французского флота в Одессе и так далее. Требовался какой-то другой подход.

Фашизм и англократия

Поэтому такой большой интерес в консервативной политической элите Запада вызвало появление фашизма. В 20-е годы XX столетия кто только не называл бывшего социалиста Бенито Муссолини «великим человеком». В частности Черчилль, бескомпромиссный враг Гитлера в будущем, был хорошим приятелем этого диктатора-фашиста. Черчилль гостил в 1927 году у Муссолини, и газета «Таймс» писала, что он «глубоко проникся истинным духом фашистского движения».
Фашистские и полуфашистские режимы установились в Италии, Португалии, Испании, Польше, Греции, Югославии, Болгарии, Венгрии, Румынии, в странах Прибалтики. Самой успешной и сильной из всех была, конечно, фашистская диктатура Гитлера в Германии.
Во Франции коммунисты политически оказались сильнее фашистов. Это и еще давние традиции демократии не позволили до войны установить там фашисткой диктатуры. Она была установлена режимом Виши после оккупации части Франции немецкими войсками.
Влиятельные сторонники фашизма были и в Англии и в США. Однако все же в целом англократические элиты отнюдь не имели настоящего намерения вводить у себя фашизм. Они собирались действовать тоньше.
Англократы хотели бы столкнуть фашизм с коммунизмом в надежде, что они уничтожат друг друга в жестокой борьбе. По опыту I мировой войны они ожидали, что в странах, которые понесут во время следующей большой войны наибольшие потери (это должны были быть гитлеровская Германия и сталинская Россия), произойдут революции, которые свергнут оба нежелательных режима.
В качестве главного врага СССР Германия была избрана англократами в 30-х годах. Как раз в это время стала видна растущая промышленная и военная мощь Советской России. Такой старинный враг России как Польша, даже в союзе со странами Прибалтики и Финляндией, не мог уже победить ее в наступательной войне. Но можно было надеяться, что подобная война будет по силам Германии. Еще задолго до прихода к власти Гитлер провозглашал в своей «Майн кампф», что будет впредь искать жизненного пространства для немцев лишь на востоке, подразумевая Россию. Там же Гитлер продекларировал будущий союз своей обновленной Германской империи с Британской. И это не могло не нравиться англократам. Кроме того, Гитлер объявил себя беспощадным врагом коммунизма, даже свой союз с Муссолини назвал «Антикоминтерновским пактом».
Эти декларации Гитлера очень ему помогли в первые годы его правления. США выделили германской промышленности и огромные кредиты, и прямые инвестиции. Именно за счет них экономика Германии, разрушенная до этого послевоенными репарациями и кризисом, так быстро воспрянула. И это сразу укрепило положение новоявленного фюрера. Что же касается Англии и Франции, стран победивших Германию в I мировой войне, то они без особых возражений позволили Гитлеру нарушить все положения Версальского договора, то есть ввести всеобщую воинскую повинность, воссоздать многомиллионную армию, флот, авиацию, потом захватить Австрию и Чехию. И прав был Черчилль, писавший, что все это было проделано Гитлером в тот момент, когда Германию можно было остановить всего лишь одним грозным окриком.
А вот интересно, почему Черчилль, несмотря на свои симпатии к фашизму, все-таки стал жестким противником Гитлера? Пишут, что Черчилль в 1932 году хотел встретиться с Гитлером, но по каким-то причинам эта встреча не состоялась. Свою симпатию Гитлеру Черчилль высказал и позднее в книге «Знаменитые современники», опубликованной в 1937 году. И тем не менее?
Можно предположить, что Черчилля, ярого противника автономии Индии, настораживала свастика. Древний индийский символ стал символом нацистской партии, и прозорливый Черчилль мог усмотреть в этом намек о будущем покушении Германии на «жемчужину» британской короны. Но если говорить серьезно, то правящая элита Англии могла заранее начать готовить этого популярного, известного своей воинственностью политика на роль вождя в будущей войне с Германией, если та опять станет опасной конкуренткой на мировой арене. Англократы вовсе не собирались делить с Германией власть над миром.
По-настоящему энергично Черчилль стал призывать к конфронтации с Гитлером в 1937 году. Так что, думается, именно в этом году он и узнал о своей будущей роли от тех, кто всегда стоит за спиной премьеров и президентов.
Всякий внимательно наблюдающий за политикой демократических стран не может не отметить, что, несмотря на видимые разногласия партий, всегда сохраняется определенная преемственность общего курса страны. Смена партии у власти ведет лишь к некоторой его корректировке. Однако в предвоенной Англии правящая элита вряд ли могла доверить корректировку того курса на усиление гитлеровской Германии, которую проводили консервативные правительства Болдуина и Чемберлена, молодой лейбористской (рабочей) партии, вожди которой еще не до конца вошли в состав правящего истеблишмента. Эти неопытные леваки могли все испортить. Смена курса должна была пройти под началом надежного консерватора, такого как знатный аристократ Черчилль. Именно поэтому ему было позволено или, лучше сказать, вменено в обязанность создать в парламенте в составе правящей консервативной партии свою фракцию, которая критиковала генеральную линию своей партии без каких-либо оргвыводов по части партийной дисциплины.

Причины сдачи Гитлеру Польши

В 1919 году Черчилль был главным вдохновителем похода Антанты против Советской России. Его слова в те времена: «Большевизм надо задушить в колыбели». В 1945 году он стал автором плана «Немыслимое», согласно которому англосаксонские союзники вместе с немцами должны были напасть на советскую армию. Думаю, никто не сомневается, что Черчилль всей душой хотел войны Германии и СССР. Но вот какая незадача: СССР и Германия до начала II мировой войны общей границы не имели. И как радовался потом Черчилль, когда в результате германо-польской войны такая граница появилось. Он тогда восторженно восклицал: «Восточный фронт (наконец) создан!».
Однако чтобы этот фронт появился, нужно было дать Гитлеру завоевать Польшу. Только почему именно завоевать? Разве не могла Польша, издавна враждебная России, вдвойне враждебная большевистской России, поучаствовать в походе Германии против СССР?
Конечно, у поляков и немцев были счеты меж собой: немцы хотели вернуть отторгнутые от Германии Познань, Данциг и Восточную Померанию, а поляки хотели бы добавить к ним еще Силезию и Полабские земли вместе с Берлином. Желающие могут посмотреть карты польского Генштаба 1936 года, где населенные пункты Германии вплоть до Эльбы поименованы на польский лад. Но в предвидении будущих обширных захватов на востоке эти противоречия вряд ли были непреодолимыми. И в самом деле, имеются сведения о существовании секретного приложения к пакту о ненападении, подписанном Польшей и Германией в 1934 году. Согласно этому приложению немцы и поляки должны были вместе напасть на СССР. Почему, однако, эта договоренность не реализовалась?
Считается, что поляки требовали себе слишком много - Украину и Беларусь, а немцам вроде бы было неудобно сообщаться со своими будущими колониями в России через независимую Польшу. Но, думается, дело было в другом.
Пресса Франции и Англии очень враждебно прокомментировала слухи об этом договоре. Надо полагать, что такова была позиция также и правительств этих стран. Если бы Польша стала подлинным союзником гитлеровского рейха, это могло серьезно усилить Германию не только в войне с СССР. Так что союз Германии и Польши запретили англо-французские союзники Польши для того, чтобы не дать чрезмерно усилиться Германии. А для похода немцев против СССР и порабощенная Польша оказалась полезна. Кроме того что экономика Польши с 1939 года работала на Германию, целый миллион поляков, так или иначе, служили в германских вооруженных силах. В советский плен из рядов Вермахта попало 60 тыс. поляков. Кстати, в советский плен попало и 60 тыс. чехов.
Для того, чтобы немцы могли без особых потерь подмять Польшу, нужно было отдать им еще и Чехословакию. Могли ли немцы наступать на Польшу, имея на фланге «Чешский бастион» с миллионной хорошо вооруженной армией и отличными военными заводами? И арсеналы чешские немцам были нужны. Там было полное вооружение на 35 дивизий. В годы войны каждый четвертый немецкий танк был сделан в Чехии, не говоря уже о другом оружии. С захватом Чехии мощности оборонных предприятий рейха удвоились.
Вот в чем была основная причина Мюнхенского сговора Чемберлена и Гитлера. Черчилль на него отозвался хлестко: «Англия должна была выбирать между войной и позором. Её министры выбрали позор, чтобы затем получить и войну». Но ведь Чехословакию все же сдали, и Черчилль знал, что это необходимо для войны Германии против СССР. А речи в парламенте это всего лишь слова. Нужны для роста популярности будущего спасителя Англии от нацистов, а также все-таки для спасения чести королевства, когда спаситель будет уже у руля власти.
Затем началось обострение польско-германских отношений. И тут Чемберлен, год назад сдавший Гитлеру Чехию, дает гарантии Польше: «...В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтет необходимым оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство Е. В. ...считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах».
А силы-то были? На тот период у Англии, якобы, было всего четыре дивизии, которые она могла послать на континент. Остальные войска, стоявшие в колониях, вроде бы и взять было нельзя - черные взбунтуются против власти белого человека. И оружия у Англии на то время, якобы, не было - даже винтовок. Нельзя было провести срочную мобилизацию. Только непонятно было, куда девалось вооружение 4-миллионной британской армии I мировой войны.
Но будем исходить из того, что «миролюбивая» Англия, имевшая в Азии и Африке 450 млн. рабов, действительно, разоружилась одновременно с поверженной Германией. Но тогда «гарантии» Чемберлена Польше это был полный обман и провокация.
А Польша купилась на провокацию, повела себя вызывающе по отношению к Германии. Англичане, правда, публикуют теперь какие-то секретные протоколы своего кабинета о том, что, якобы, уговаривали Польшу вести себя уступчивее и не доводить до войны. Но было так или не было, а публичные гарантии Чемберлена оставались в силе. Полагаясь на них, Польша довела дело до войны, однако никакой помощи от своих англо-французских союзников не получила, в течение трех недель была завоевана гитлеровцами и стала плацдармом для нападения Германии на СССР.
Чемберлен по этому поводу заранее говорил, что Польша будет сама виновата. Черчилль вообще обозвал эту страну «гиеной Европы», напомнив, что поляки участвовали в разделе Чехословакии. Кстати, став премьером, Черчилль будет оправдывать Чемберлена за все его предвоенные интриги, представляя его всего лишь наивным легковерным романтиком. Но можно ли поверить, что во главе Британской империи стоял «божий одуванчик»?

Причины вступления Англии и Франции в войну именно в 1939 году

Зачем же тогда объявляли войну Германии? Можно ли было ограничиться декларациями о помощи Польше? Очень важный и интересный вопрос.
Думается, что англократы были твердо уверены в двух вещах. Во-первых, что Германия обязательно нападет на СССР. Во-вторых, что Германия будет сильнее СССР в военном отношении. Подчинение Гитлером поверженной России со всеми ее ресурсами, давало Германии стратегическое преимущество в будущей войне за мировой господство. А этого англократы допустить не могли.
Причины, по которым на Западе считали, что Россия слабее Германии были такие:
В I мировую войну германская армия была постоянно на голову сильнее русской. Этого не забывали ни на Западе, ни у нас. Советские представители на московских переговорах 1939 года по заключению военного пакта против Германии все время выказывали перед делегатами Англии и Франции большие опасения по поводу военной мощи Гитлера. И эти опасения расценивались как слабость Советов по сравнению с Германией.
По итогам гражданской войны в Испании советская авиация оказалась хуже германской, а легкие советские танки показали свою высокую уязвимость. И это было на тот момент лучшее оружие Красной армии.
Массовые чистки в командном составе Красной Армии. Вместе с командным составом РККА репрессиям подверглись и инженерно-конструкторские кадры, что должно было сказаться на состоянии оборонной промышленности. На Западе не верили, что Красная армия успеет перевооружиться.
Ну, и была еще работа британской разведки, об эффективности которой говорит хотя бы большая осведомленность Черчилля о состоянии германских вооружений и о многом другом. Кстати, к развертыванию репрессий 1937 года в СССР вполне могли приложить руки британцы. Материалы для осуждения большой группы наиболее прославленных и талантливых красных военачальников, побеждавших в том числе и интервентов, были переданы Сталину через президента Чехословакии Бенеша.
Учитывая «слабость Советов», англократам необходимо было сделать так, чтобы разгром России не был слишком легким для Гитлера. А для этого следовало вступить в войну и, не начиная активных действий, все же отвлечь часть германских сил на себя.
При полной уверенности, что Вермахт разобьет Красную Армию на первом этапе войны, англократы считали, что русский солдат сумеет нанести германской армии решающие потери, как это было в годы I мировой войны. После этого Англия, Франция и США активно вступят в войну и разгромят Германию. Яснее всего позицию англократов выразил один из приближенных советников президента Рузвельта Уильям Буллит: «Для демократических государств было бы желательно, чтобы там, на востоке, дело дошло до войны между германским рейхом и Россией. Хотя потенциальная сила Советов настоящего времени еще не известна, вполне вероятно, что, действуя вдали от своих баз, Германия была бы вынуждена вести длительную и изнурительную войну. Тогда демократические государства могли бы атаковать Германию и добиться ее капитуляции».
Гитлеровская Германия не должна была пережить войну так же, как и коммунистический СССР. И самым удобным моментом для вступления «демократического Запада» в войну признан был момент нападения Германии на Польшу. Почему?
Хотя общественное мнение в странах демократического Запада было крайне настроено против нацистов (не в последнюю очередь из-за яростного антисемитизма Гитлера), все же народы этих стран воевать не стремились. Позиции антивоенных сил там были крепки. Нужен был хороший повод. Таким поводом могло бы стать прямое нападение Германии на Францию и Англию. Но Гитлер мог этого и не сделать до предполагаемого разгрома и подчинения себе России. А этого, как сказано выше, англократы допустить не могли. И у них было только два варианта: вступить в войну после нападения Германии на Польшу или вступить в войну после нападения на СССР.
Разумеется, в странах демократического Запада, а также в их колониях было тогда много симпатизирующих СССР. Но англократы отнюдь не желали провоцировать взрыв этих симпатий. Тогда оставалась лишь Польша.
Во Франции, Англии и США еще со времен XIX века среди левых и правых было сильно сочувствие Польше. Поляк Костюшко играл важную роль в войне за независимость США, был одним из создателей американской армии. Поляки участвовали в войнах на стороне Наполеона, поляки бились в рядах бойцов Парижской Коммуны. Поляки поднимали восстания против царизма, поляки нанесли серьезное поражение Советской России в 1920 году. Наконец, поляки были (этого не отнять) великой культурной нацией, давшей миру Коперника, Шопена, Склодовскую-Кюри.
Так что заявление Англии в поддержку такой нации выглядело благородно. А воевать реально Англия, к сожалению, не могла, как об этом писал Черчилль в своих мемуарах. А Франция не могла воевать без Англии. Да и вообще поляки были сами виноваты.
В общем, все шло по плану. И война за Польшу была объявлена (довольны полонофилы), и военных действий, по сути, не было (довольны пацифисты и большинство не желавших воевать рядовых граждан).

Значение пакта Риббентропа-Молотова

Итак, мы видим, как и зачем англократический Запад подталкивал Германию к войне с Польшей, а затем с СССР. Но на Западе причины войны представляют иначе.
Войне предшествовало заключение пакта о ненападении между СССР и Германией. Этот пакт западные историки сегодня объявляют чуть ли не главной причиной войны. Если бы де пакт не был заключен, Гитлер не начал бы войны.
Факты доказывают, что Гитлер хорошо понимал ту роль, которую ему отводили в своих планах англократы, понимал, зачем ему отдают Польшу, понимал, что Англия и Франция не будут всерьез защищать Польшу, несмотря на данные ей гарантии. Если бы он в это не верил, то вряд ли направил бы свои лучшие силы против одной только Польши.
Понимал Гитлер также, что СССР тоже не станет защищать враждебную ему Польшу. Впрочем, к войне с СССР он был готов. В конце концов, это было его изначальной целью. И он знал, что пока СССР не разгромлен, с запада на него не нападут. Так что на Польшу он напал бы в любом случае. Разве что Польша сразу бы согласилась выполнить все его требования и стать младшим партнером в походе против России. Только, как уже сказано ранее, ей это было запрещено ее англо-французскими союзниками.
Но хорошо понимая, каковы на самом деле планы англократов, Гитлер не собирался так же безропотно подчиняться им, как это делала Польша, а до нее Чехословакия. Германия, а не англократические державы с их «проеврейским» истэблишментом, и уж, конечно, не Франция, должна была выйти на этот раз победительницей.
Вот почему Гитлер решился на этот финт с пактом о ненападении. Предлагая его Сталину, Гитлер, действительно, давал щедрые бонусы в виде «сферы влияния» в Прибалтике и Финляндии. В случае войны с Германией эти территории имели бы огромную ценность для обороны СССР.
Предложены были также восточные территории Польши – Западные Украина и Беларусь, что тоже было стратегически важно для СССР. И Сталин понимал, что это предложение – единственная возможность вернуть древние земли Руси.
Очевидно, был даны разъяснения относительного того, что «жизненное пространство» для немцев на востоке ограничивается линией Керзона. Возможно, были сделаны указания и на то, что национал-социалисты тоже по-своему строят социализм, ограничивая власть капиталистов, подобно тому, как это делалось большевиками во время НЭПа.
Не будем также забывать, что Гитлер в то время не выглядел таким чудовищем, каким стал после создания «лагерей смерти». Коммунистов в Германии тогда еще не казнили, а только сажали (у нас их тоже сажали и не только). Многие из коммунистических лидеров, как например Эрих Хонеккер, благополучно пересидели в тюрьмах войну.
И мудрый Сталин купился на такие авансы. Очевидно, он и в самом деле поверил, что войны можно избежать, или она будет такого же типа империалистической войной, как и I мировая. Вывод об этом можно сделать хотя бы на основе того, что Коминтерн предложил коммунистам Запада встать на антивоенные позиции, подобные тем, на каких Социнтерн стоял до I мировой войны, а после ее начала большевики.
При этом Сталин решил, что СССР в этой новой империалистической бойне участвовать не будет. Уже после начала войны он отверг предложение Гитлера совершить совместный поход против британских колоний в Азии. Возможно, если бы в результате новой мировой войны на Западе вспыхнули социалистические революции, он и согласился бы оказывать им помощь. Но вообще-то мировая революция была не его коньком, а Троцкого. Позднее он не оказал ровно никакой помощи коммунистической революции в Греции, и она была подавлена с помощью англичан.
Что же касается Гитлера, то пакт о ненападении с СССР нужен был ему, главным образом, чтобы наказать Францию. Франция считалась главным победителем Германии в I мировой войне. Пострадав от немецкой оккупации, Франция стала главным получателем немецких репараций, которые довели Германию до настоящего голода. И Гитлер и большинство немцев ненавидели в 1939 году Францию едва ли меньше, чем Россию. Разгромив же Францию, Гитлер обеспечивал свой тыл перед войной с СССР. А с Англией он намерен был временно договориться и заключить мир. Без Франции англичане не могли воевать на континенте. Ламанш защищал не только Англию от Германии, но и Германию от Англии.
Новый дух агрессии и реванша, охватившие немцев, плюс новая техника и новая методика блицкрига, с которой Гитлер был основательно ознакомлен, давали ему уверенность в победе. В 1914 году Германия чуть не разгромила Францию, имея гораздо менее мощные средства. Однако для того, чтобы уверенно нападать на Францию, фюреру был нужен надежный тыл на востоке. Франция не Польша. Сталин вполне мог вступиться за эту по-настоящему демократическую страну с легальным коммунистическим движением даже и без официально оформленного союзного договора. Этот договор не был заключен в 1939 году лишь потому, что Сталин опасался коварства западных союзников, которые втянув СССР в войну, оставят его без реальной поддержки. Однако если Франция будет уже втянута в полномасштабные боевые действия, отчего бы не прийти к ней на помощь, зная, что тоже скоро будешь объектом нападения Германии.
Гитлер знал, насколько скрупулезно относятся русские к заключенным соглашениям. Он был уверен, что если ему удастся получить подпись под пактом о ненападении, нападения и в самом деле не будет. И он добился этой подписи.
Черчилль считал, что пакт Молотова-Рибентропа появился из-за наивности Сталина, так же как Мюнхенский сговор появился из-за наивности Чемберлена. Иногда приходит в голову, что если бы в начале войны в СССР, как и в Англии сменился фактический глава государства, он тоже мог бы, как Черчилль, называть предшественника романтиком.

Начало войны

И вот 1 сентября 1939 года началась II мировая война. Немецкие войска вторгаются в Польшу. Некоторые, впрочем, относят ее начало к моменту нападения Японии на Китай или к тому времени, когда в гражданскую войну в Испании вмешались с одной стороны Италия и Германия, с другой интербригады и СССР. Но все же будем придерживаться общепринятой даты.
Имели ли союзники Польши возможность оказать ей реальную помощь до ее разгрома? Черчилль пишет, что такой возможности не было. Но так ли это?
Англичане имели возможность еще до начала войны послать часть своего флота в порты Польши и создать угрозу многим важным портам Германии. У англичан были авианосцы, истребители которых прикрыли бы свои корабли от немецких бомберов. Английский флот имел возможность напасть на германское побережье Северного моря. Английская авиация могла сразу начать бомбить военные объекты и заводы Германии, минировать ее порты. Только вместо этого была одна жалкая, несостоявшаяся затея Черчилля с забросом в Рейн плавучих мин.
Исходя из своих правильных оценок ситуации, лучшие свои силы Гитлер направил против Польши, оставив на Рейне только 23 дивизии, из которых лишь 12 были полноценными. Кроме того в глубине обороны имелось еще 19 дивизий еще менее подготовленных и частично недоформированных. И на всем западном фронте Германии не было танков.
Франция в этот момент имела на фронте 46 дивизий. До 12 сентября французские силы возросли до 78 дивизий, из них 4 моторизованных, и 18 танковых батальонов. По другим источникам к 10 сентября западные союзники Польши имели 110 дивизий численностью 5 млн. солдат и офицеров.
Таких сил было вполне достаточно для прорыва недостроенной «линии Зигфрида», тем более, что тяжелые французские танки лучше всего подходили именно для этой цели. Но французы этого не сделали.
С этого момента становится ясно, что англо-французы и не собирались воевать активно. Они хотели отсидеться за линией Мажино и минными заграждениями в Северном море. Но войну Германии они все-таки объявили.
И тут имеется еще один интересный вопрос. Почему, объявив войну Германии в связи с ее нападением на Польшу, Англия и Франция не объявили войну СССР? Западные историки утверждают сегодня, что Сталин и Гитлер в начале войны были союзниками.
И в самом деле, занятие советскими войсками Западной Украины и Западной Беларуси не обошлось без крови. Тогда по оценкам самих поляков, которым стоит доверять, конечно, с ограничениями, в боях с Красной армией погибло 3,5 тыс. польских солдат и 20 тыс. было ранено. К тому же и президент Польши Игнацы Мосьцицкий, выступая 17 сентября по радио, фактически обвинил СССР в агрессии, и о том же в тот же день еще более ясно заявил посол Польши в Великобритании Эдвард Рачинский.
Однако 18 сентября на заседании английского правительства было решено, что, согласно англо-польскому соглашению от 25 августа 1939 года, Англия связана обязательством защищать Польшу только в случае агрессии со стороны Германии. Поэтому было решено «не посылать России никакого протеста».
Конечно, западные союзники Польши поступили прагматично. Объяви они войну СССР, союз Сталина и Гитлера мог и на самом деле реализоваться. И советские легкие танки могли через несколько месяцев оказаться на Ниле и на Ганге, сопровождаемые иранской и афганской конницей. Кстати, подобные опасения, видимо, стали главным препятствием для реализации английских планов бомбардировки бакинских нефтепромыслов во время советско-финской войны.
Были у союзников и формальные причины не рассматривать советское наступление как агрессию. Командующий польскими войсками генерал Рыдз-Смиглы отдал приказ своим частям уходить в Румынию и Венгрию, не вступать в бои с Красной армией и оказывать сопротивление только попыткам разоружения. Последнее было лишним. Польских солдат все равно бы разоружили хоть в Румынии, хоть в Венгрии. А большая часть из 340 тыс. польских войск, имевшихся в Восточной Польше, вообще не имела возможности уйти. И, конечно, в такой ситуации они должны были сдать оружие на месте. Советские войска не могли допустить нахождения в своем расположении вооруженных сил, неопределенного статуса, но способных представлять опасность.
Кстати, военная история знает целый ряд подобных прецедентов. Так англичане в Индии 1861 году во время восстания некоторых индийских сипайских полков, решили на всякий случай разоружить и те полки, которые не принимали участия в восстании. А затем они уже безоружных сипаев расстреляли из пушек – тоже на всякий случай. Американцы тоже с кровью разоружали союзную им филиппинскую повстанческую армию, когда решились после войны с Испанией присвоить себе ее колонию Филиппины. Французы стреляли из пушек по казармам русского экспедиционного корпуса, которые после революции 1917 года не хотели снова идти на французский фронт и не хотели сдавать оружия. Уже в 1944 году англичане с кровавыми боями разоружали греческую партизанскую армию ЭЛАС. В тот же период без боев были разоружены партизанские отряды Бельгии и Франции.
Подавляющая часть польских военных тоже сдала оружие Красной армии без боя. Больше всего стычек было с польской полицией и жандармерией, разными военизированными организациями полуфашистского толка.
А на западном фронте Германии в это время царила тишина. Французы, правда, вышли в предполье линии Зигфрида там, где не надо было переправляться через Рейн, но вскоре вернулись обратно. В дальнейшем они ограничивались футбольными матчами с немцами на нейтральной полосе. Даже Черчилль писал в своих мемуарах, что французы не хотели провоцировать немцев на активные действия. Но он вообще многое валил на французов, на французских социалистов и коммунистов.
Англичане в этот период тоже не собирались воевать активно. Тогда опозорился флот его величества. Немцы у него на виду захватили Данию и Норвегию. Норвегию могучий британский флот спасти был просто обязан. Да и Данию могли бы защитить.
Известно, что в Дании знали о предстоящем нападении. После I мировой войны к Дании отошел германский северный Шлезвиг. Гитлер, понятно, хотел вернуть его, как и другие прежние земли Германской империи. Зная о возможном нападении немцев, датчане могли пригласить в страну англичан и мобилизовать свои собственные силы.
Почему-то этого сделано не было. А точно ли не было? Как-то не верится, что Дания не просила помощи у Англии. Но Англия могла отказать, сославшись на недостаток средств для обороны собственного острова. Ведь так же поступили англократы в критические для Франции дни 1940 года. Тогда становится понятной та пассивность, с которой потомки викингов встретили вторжение Гитлера. Дания сопротивлялась, если это можно назвать сопротивлением, всего 2 часа 5 минут. Копенгаген был захвачен ротой парашютистов в первый же час нападения.
Англократам невыгодно было защищать Данию. Это сразу же активизировало бы войну с немцами. Пришлось бы сразу уничтожить германский флот, что могло помешать будущей войне Гитлера против СССР. А ведь, скорее всего, именно для этого англичане разрешили Гитлеру в 1935 году увеличить свой флот до 1/3 британского, чем, кстати, чрезвычайно возмущался в парламенте и в своих мемуарах Черчилль.
А вот Бельгии англо-французы, якобы, были готовы помогать всей душой. Но непонятно по какой причине Бельгия от их помощи отказывалась. Между тем, атакуя Францию, немцы в 1914 году уже проходили через бельгийскую территорию по плану Шлиффена.
Бельгийцы понимали это и, несмотря на свой нейтралитет, были хорошо подготовлены к войне. Имелось 17 боеготовых дивизий, и численность бельгийской армии в кратчайший срок за счет резерва могла достигнуть 1,5 млн. обученных солдат. Бельгийская армия была хорошо вооружена именно для оборонительных боев. Было мало авиации и танков. Но эти типы вооружений можно было легко нарастить за счет союзников, с которыми имелись договоренности. Границы страны были прикрыты укреплениями едва ли худшими, чем на французской границе. Кстати, часть линии Мажино проходила по Бельгии. В I мировую войну бельгийцы затопили часть своей территории и этим остановили движение немецких войск. То же самое можно было сделать и в 1940 году. Думается, англократы были вполне спокойны за этот участок фронта. Но главное, они были уверены, что Гитлер пойдет после разгрома Польши на Советский Союз. И тут они просчитались.
Не могу понять, как французским маршалам пришла в голову мысль, что Арденский лес непроходим для немецкой армии? На двоенных картах Люксембурга и юго-восточной Бельгии через Арденны проходит несколько крупных дорог, не говоря уже о множестве мелких. И горы там никудышные - не Карпаты, не Кавказ.
Немцы прошли через Арденны к морю, отрезав в северной Франции и Бельгии лучшие дивизии французов и англичан. Но странная война, на мой взгляд, на этом не кончилась.
Гитлер почему-то выпускает англичан из Дюнкерка. Пусть говорят, что угодно, он сделал это ради мира с Англией в полном соответствии со своими планами.
А вот еще один очень важный эпизод странной войны, о котором западные историки предпочитают говорить вскользь. Англичане нападали на французский флот и колонии. Шла настоящая англо-французская война. Потоплено несколько крупнейших французских военных кораблей, погибло 1,5 тыс. французских моряков. В Сирии англичане убили и ранили еще 6,5 тыс. французских военнослужащих. Это было вызвано необходимостью? Возможно. Но чем это лучше, чем действия РККА в Западных Украине и Белоруссии? Это тоже можно назвать «ударом в спину»? Франция после этого практически на всю войну остается лояльной Гитлеру. На Восточный фронт отправились 200 тысяч французов, из которых только в плен попало 23 тысячи.
Черчилль жалуется, что после падения Франции Великобритания против Германии целый год сражается в одиночку. Хм, Великобритания только со своими доминионами Канадой, Австралией, Южной Африкой и Новой Зеландией имеет белого населения больше, чем Германия. А если сюда присовокупить Индию с ее 400 млн.? Надо было только получше обращаться со своими «гражданами», а то в 1943 году в одной Бенгалии умерло от голода до 4 млн. подданных британской короны.
Потом Англия еще три года ждет, пока Германия громит СССР. Концом странной войны стал июнь 1944 года, когда англо-американские войска высадились в Нормандии.
В целом надо отметить, что Великая странная война окончилась не так, как планировали англократы. Советский Союз уцелел, у него появилась целая группа стран-союзников, коммунистическое движение на время усилилось. Правда, в конце прошлого века СССР и его «социалистический лагерь» все же распались. Но произошло это из-за внутренних дефектов, построенного в ХХ веке социализма, и англократы не могут считать это своей победой. Кто знает, что еще может произойти в XXI веке.


 (Голосов: 0)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Краткие замечания
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Доисторическая история чешского серебра
 Архив сайта
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
 Июнь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016