Главная  

Балтийские венеды – предки вятичей (начало)

Ряд российских и зарубежных историков ставит под сомнение факт того, что венеды это славяне.
В данной статье я ставлю перед собой относительно скромную цель – доказать, что вятичи переселились на территорию Восточно-Европейской равнины из Прибалтики. Это должно заметно усилить аргументацию в пользу отождествления венедов Птолемея и вятичей-славян, а, следовательно, венедов (венетов) и славян вообще. У меня есть собственная методика этих доказательств, которая может показаться небезынтересной и профессионалам.

Теперь поговорим о вятичах. В некоторых арабских источниках вятичей называли «вантит», то есть вантичами [ru.wikipedia.org›Вятичи]. Большинство профессиональных историков происхождение этнонима выводят от праславянского слова vętitji (вентитьи), что может означать по одной версии «водные», по другой «большие». Со своей стороны предлагаю объединить обе версии и считать, что вентитьи это, прежде всего, обитатели морского побережья – «большой воды». И докажу это.

Первым из многих других задуманных мной доказательств будет следующее. У большинства народов, по крайней мере, у европейских народов, термины для передачи понятия «вселенная» создавались как синонимы их собственных представлений о своей основной среде обитания. Так если германцы называют вселенную Welt, можно сделать вывод, что изначально они представляли себе мир как бескрайний лес – Wald. Для кельто-романских народов такой средой были горы monte, поэтому у них вселенная это monde. Для славян понятие «вселенная» передается, главным образом, словом «мир». И этот синоним понятия можно сравнить только со словом «море».

I. Вятичи родом из польского Поморья

Есть немало оснований считать, что вятичи (вантичи) переселились на Русскую равнину с запада [ru.wikipedia.org›Вятичи; ru.wikipedia.org›Венеды]. Об этом, в частности, говорится в ПВЛ - «Повести временных лет»: «Были ведь два брата у ляхов — Радим, а другой — Вятко… Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи».

Здесь в образном стиле, обычном для античных и средневековых летописей, говорится о переселении вятичей из страны ляхов (поляков).

Историки давно отождествляют вятичей и венедов (венетов). Имеется сообщение Клавдия Птолемея о том, что некий залив Сарматского океана на севере Европы называется Венедским, и по его берегам повсюду живут венеды.

Указанный Венедский залив отождествляли с Балтийским морем, а венедов с вендами (так называли славян германцы). К этому добавлялось еще сообщение Тацита о том, что некие венеты обитают на северо-востоке Европы, хотя у Тацита, как будто, прямо не указано, что эти венеты жили на побережье моря. (Упоминание Тацита о венетах подробно разберем позднее).

Далее финны и эстонцы до сих пор называют русских «вене».

Однако наиболее авторитетными современными историками признается, что доказательств все-таки мало. Вот что по этому поводу написано в Предисловии к «Своду древнейших письменных известий о славянах»:

«Необходимо специально обратить внимание читателя на то, что в комментарии к упомянутым первым трем разделам Ф.В. Шелов-Коведяев пришел к заключению, что свидетельства этих памятников [Плиния, Тацита и Птолемея] о венедах, вопреки широко распространенному в славистической литературе мнению, видимо, не имеют непосредственного отношения к славянам, поскольку давно признанные в славяноведении выводы об идентичности венедов I-III вв. с древними славянами при критическом анализе письменных данных не находят прямых подтверждений. К этому тезису (о недоказанности этнического родства венедов со славянами) склоняются также А.В. Подосинов (раздел Певтингерова карта) и А.Н. Анфертьев в комментарии к сообщениям Иордана о венедах. По мнению редакторов, названным выше авторам удалось показать недостатки аргументации в пользу идентификации венедов в сочинениях I-IV вв. со славянами. Но этот сложный вопрос не может быть решен на основе только упомянутых источников. Необходимо рассмотрение всей совокупности известий о венедах, и в частности более основательное решение двух, представляющихся здесь проблем: об обстоятельствах перенесения в Средние века германцами, финнами и эстами этого обозначения («вене» «винды») на своих восточных соседей – славян, а также о датировке такого перенесения. Полагаем поэтому, что критика названными выше авторами широко распространенной в науке гипотезы, в свою очередь, побудит ее сторонников углубить свою аргументацию и, может быть, отстоять справедливость своих взглядов».

Следуя приглашению редакторов «Свода», автор данной работы со своей стороны намерен углубить аргументацию в пользу отождествления венедов и славян или, по крайней мере, доказать их близкое этническое родство.

Однако окончательно доказать то, что «венеды» (венеты) это собственное имя славянских или, может быть, славяно-литовских племен, можно будет только по результатам анализа этнической принадлежности всех древних народов, носивших имя «венеты» и с ними сходственное, например «вандалы». Впрочем, такой анализ уже многократно проводился, в том числе и многими авторитетными историками, например, А.Г. Кузьминым в его книге «Начало Руси: Тайны рождения русского народа». С доводами подобных историков я, в целом, согласен, но хочу внести и свою лепту в общий котел доказательств.

В данной статье я ставлю перед собой относительно скромную цель – доказать, что вятичи переселились на территорию Восточно-Европейской равнины из Прибалтики. Это должно заметно усилить аргументацию в пользу отождествления венедов Птолемея и вятичей-славян, а, следовательно, венедов (венетов) и славян вообще. У меня есть собственная методика этих доказательств, которая может показаться небезынтересной и профессионалам.

Историки-любители ограничены в возможностях. Основные надежды я возложил на ономастику, на анализ этнонимов и топонимов. Так поступаю не я один, но особенностью методики данной работы является только лишь то, что достоверность выводов базируется не на одном каком-то, может быть, случайном совпадении, а на целом ряде совпадений, случайность которых по всей их совокупности маловероятна.

Допустим, мы имеем несколько весьма сходных этнонимов в разных уголках Европы или даже мира. Возможно, это части одного и того же великого племени, разделившегося в процессе миграции, при этом слегка изменившие первоначальное общее наименование. Однако возможно, что это народы «тёзки». У нас, например, нет никаких сомнений, что татары-тюрки и тохары-индоевропейцы это совсем разные племена. То же касается голландцев и галлов. Наконец, южноафриканское племя ба-венда явно не имеет отношения ни к вендам, ни к вандалам Европы. Как же установить этническое родство древних племен, языки которых нам уже никогда не будут известны?

Известно, что все племена и народы, перемещаясь по лику Земли, переносят на новые места свои традиционные топонимы. Так случилось, например, с саксами. Топоним «Йорк» возник впервые в устье Эльбы, откуда саксы перенесли его на территорию Британии. А затем уже потомки древних саксов перенесли его за океан (Нью-Йорк, Йорктаун и другие). Разносили по Средиземноморью топонимы своей прародины греки и карфагеняне. Перемещение народов по лику земли со временем меняет большинство топонимов, но наиболее важные остаются узнаваемыми и через тысячи лет. В испанской Картахене мы узнаем Новый Карфаген, основанный Газдрубалом Баркой, отцом великого Ганнибала, а в турецком Искендеруне – македонскую Александрию (Александретту).

Таким образом, если сходство этнонимов дополняется сходством нескольких важнейших, более или менее уникальных по звучанию топонимов, можно относительно уверенно говорить о кровном или языковом родстве сравниваемых древних народов. Хотя в любом случае необходимо исследовать все возможные аспекты, например такие:

Мы разделяем кровное и языковое родство. Потому что они часто не совпадают. Так ДНК жителей Британских островов показывает, что большинство их является кельтами по крови. И все же говорят они, в основном, на английском языке, который относится к германской языковой группе. Население ряда провинций Австрии, говорящее на немецком, является по крови славянским.

Бывают и другие случаи, затрудняющие определение этнической принадлежности того или иного народа по его названию. Имеется много доказанных случаев, когда этноним является «трофейным». Например, немцы-пруссаки унаследовали имя покоренного литовского племени пруссов. А иногда тот или иной народ усваивает себе в качестве основного не самоназвание, а то имя, которое ему дали его соседи. В этом яркими примерами являются этнонимы «финны» и «эстонцы», которые имеют германское происхождение.

Итак, нам известно, что немцы издревле называли славян вендами. Мы хотим доказать, что вятичи пришли на Русскую равнину от берегов Балтики (Венедского залива). На немецких картах Поморья (Померании), в том числе и той части, что так и осталась в составе Германии после 1945 года можно найти множество топонимов с корнями сходными с «венд». Можно указать на многочисленные Wendorf, Wendfeld, Wendische, Bandsechov, Bandesov, Benz, Dargebanz, Vanselov. Однако германцы называли славян вендами повсеместно, а не только в Поморье.

Согласно нашей методике доказать, что вятичи пришли с южного побережья Балтики можно только, если мы найдем на территории их расселения в России достаточное количество важных по значению и положению уникальных топонимов, которые в то же время встречаются и в южной Прибалтике.

Но какие топонимы на территории Центральной России можно считать принадлежащими вятичам?

К счастью необходимый для анализа топонимический материал нашелся. Краевед Николай Чистяков в статье «Земля вятичей» пишет:
«Долгое время в летописях не встречается названий вятических городов; создаётся впечатление, что их вообще не было. Но в середине XII столетия происходят события, в связи с которыми на страницах летописей замелькали названия вятических городов. Начиная с 1146-1147 годов и в последующие десятилетия, с новой силой разгорается междоусобная война двух княжеских династий - Мономаховичей и Святославичей. Так как они охватили и территорию вятичей, на страницах летописей появились названия городов Земли вятичей, так или иначе связанных с событиями этой феодальной войны: Блове (1146), Брын (1228), Воронеж (1155), Дедославль (1146), Девягорск (1147), Домагощ (1147), Козельск (1146), Карачев (1146), Колтекс (1146), Кромы (1147), Коломна (1177), Лобыньск (1146), Лопасна (1176), Москва (1147), Мосальск (1231), Мценск (1146), Неринск (1147), Новосиль (1155), Пронск (1186), Серенск (1147), Свирельск (1176), Спашь (1147), Тешилов (1147), Трубеч (1186), Ярышев (1149). По данным летописей следует, что в середине и второй половине XII века в Земле вятичей было 27 городов. Хотя эти крупные города начинают впервые упоминаться в середине XII века, это не значит, что их не было раньше. Города не возникают в одночасье: от их зарождения до становления проходят века. Все города имели продуманную систему укреплений. Небольшой «Тушков городок», расположенный в верховьях Москвы-реки, был обнесён земляным валом с мощным частоколом. Заполненный водой ров глубиной 2,5 метра и шириной 18 метров окружал город. Подобные оборонительные сооружения имели и другие вятические города. К настоящему времени археологами обнаружено 1161 селище и городище вятичей, и с каждым годом это число увеличивается» [shaturyane.ru›regional-studies-land-vyatichey.php].

Очевидно, приведенные выше названия вятических городов можно считать наиболее важными известными на данный момент топонимами. Мы, впрочем, были не уверены, что все эти топонимы принадлежали именно вятичам, а не были унаследованы от более раннего населения данных территорий (например, литвы), и не были введены в оборот в намного более поздние времена.

Упоминания о вятичах как о племени исчезли из русских летописей с 1197 г., а часть «городов вятичей» упоминаются в летописях позднее этого срока. Кроме того, южные районы земли вятичей неоднократно подвергались нашествиям кочевых народов, которые жгли древние города. Многие из них местным славянским князьям пришлось отстраивать заново.

Эти вновь отстроенные города могли получить и новые имена. Так Трубеч мог бы получить название во времена Новгород-Северского княжества, которому принадлежал в 1185 году [www.ruina.ru/chernigov/trubech.html]. В «Слове о полку Игореве», события которого происходят около этого времени, нигде не упомянуто, что подданные Игоря и его брата курского князя Буйтур Всеволода, сюзерена Трубеча, были вятичами. Эпитет «город вятичей» мог сохраняться для такого места как память о прошлом. Мы и Москву иногда называем городом вятичей. Имя города Трубеч созвучно ряду гидронимов на территории Руси [О названии реки Трубеж. М. В. Горбаневский. pki.botik.ru›articles/n-trubej1983.pdf].

Сравнение топонимов городов вятичей из списка Чистякова с топонимами польского Поморья дали хорошие результаты. Так у Блове вятичей есть почти тёзка Бловац – поселок на берегу Висмарской бухты. Топоним явно славянский. Кроме Бловаца во всей Западной Европе подобное название имеет лишь городок Бловице в Чехии.

Топоним «Брын» имеет копию Brzini (имя поселка на берегу Жарновецкого озера). Немцы называли поселок Reckendorf. Но славянское название во времена, когда этот край был у Германии, сохраняли племена кашубов. Таким образом, первыми же двумя топонимами охвачено практически все южное побережье Балтики, которое в X–XII веках находилось под контролем славян.

Но двух топонимов в таком важном случае будет мало. Топоним «Воронеж» имеет на балтийском побережье сразу несколько прототипов. Варново – поселок на острове Волин неподалеку от древней Винеты. Поселок Варнов – неподалеку от Висмара и Бловаца. Но более всего походит на прототип Воронежа, стоящего на одноименной реке Воронеж, еще один Варнов, стоящий на реке Варнов. Река Варнов впадает в Ростокскую бухту у входа, в который имеется порт Варнемюнде.

Очень легко оказалось найти в Поморье прототип вятического топонима «Козельск». Это большой город, который немцы называли Köslin, а поляки и кашубы – «Кошалин». По-видимому, именно немецкое произношение будет ближе к произношению предков вятичей, живших некогда в Поморье. И это может объясняться тем, что германцы еще застали в Кёзлине (Козлине) последних вятичей.

Вятический топоним «Коломна» соответствует имени поморского городка Коломонць (немецкое название Koldemanz). Топоним «Лопасня» соответствует названию поморского города Слупск и названию реки Лупова. Тушков городок соответствует одному из самых южных городов Поморья – Тухоле. В принципе, этого достаточно для вывода о том, что русские вятичи и поморские венды это одно и то же племя.

url="/uploads/images/default/goroda.jpg"]

[/url]

В заключение этой главы добавим следующее. Соседями вятичей в Поморье были кашубы. В статье «Баварский Географ с точки зрения славянина» мы доказывали, что этноним «кашуб» происходит от названия тотемного животного этого племени – козерога-козуба. Впоследствии у нас появилось на этот счет несколько другое мнение, которое мы излагаем в новой статье "О происхождении слов казак, хазар, гусар, кацап, государь, хозяин, гость". Сомнение возникло на основе того, что в литовском языке существует слово "kuse" (лошадь). Это древнее слово фонетически схоже со славянским словом "коза". И мы в дальнейшем докажем, что слово типа "кузе" в значении "конь" ранее существовало и в славянских языках. И это слово лежало также в основе этнонима «казиры» в «Списке» Баварского Географа. Под именем "казиры" имелись в виду куявы или кузавы, еще одно племя, жившее по соседству с вятичами. Ясно, что для казиров-кузавов тотемным животным был конь. И это вполне соответствует данным исторических источников. Балтийские славяне почитали в качестве священного животного именно коня. Мне пришло в голову, что под именем козерога-козуба кашубы тоже почитали в качестве тотемного животного не горного козла, а коня с рогом, то есть единорога. Единорога, скорее всего, почитали и вятичи. Единорог в Московской Руси был широко распространенным геральдическим животным. Подробнее об этом в статье "О происхождении слов казак, хазар, гусар, кацап, государь, хозяин, гость".

Древние поляки-лехи знали об указанном соседстве кашубов, вятичей и куявов. Но для них, живших тогда гораздо южнее Поморья все поморяне сливались в одно, на ту пору враждебное, сообщество. Известно, что даже и в более поздние времена образования Польского королевства поляки жестоко воевали с поморянами [смотри ««Хроника или деяния князей и правителей польских» Анонима Галла].

Желая уязвить враждебных поморян-кашубов, тотемным животным которых был козуб (то есть козерог-единорог), пользуясь созвучием слов "коза" и "кузе", поляки стали называть их кацапы, то есть «козлы». Эта же оскорбительная кличка была перенесена на вятичей и их потомков.

Ну и еще. Один мой друг недоумевал, почему финны и эстонцы называют «вене» одних русских, а не всех славян-вендов, как это делали немцы и шведы. Если венеды все-таки были вятичами, это легко объяснимо. Вятичи были в контакте с финскими племенами ближе и дольше всяких других славян. В дальнейшем мы расскажем об этом подробнее.

 (Голосов: 3)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Кто такие ваны? (начало)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Хайтворы – хранители земли Моравской
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Архив сайта
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018