Главная  

"Баварский Географ" с точки зрения славянина (2-й маршрут)

Заметки историка-любителя по следам статьи И. Херрмана
«Анализ данных Баварского Географа с точки зрения немца»

Одним из интереснейших для нас, но в то же время спорных из-за своей краткости источников по славянской истории является документ под названием «Descriptio civitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii», называемый иначе «Баварский Географ» или «Восточнофранкская таблица племён». Descriptio (мы часто будем назвать его просто Список) перечисляет 58 племен Восточной Европы, живших в IX веке н.э., по-видимому, где-то севернее Дуная. Подавляющая часть данных этнонимов походит на славянские. В то же время большинство этнонимов не отождествляются с более поздними известными названиями славянских народов и не локализуются географически, что открывает весьма широкий простор для различных гипотез. К настоящему времени их создано немало. В большинстве из них собственно текст Баварского Географа играет лишь вспомогательную роль. Авторы этих гипотез не проводили глубокого анализа Списка как единого целого, а часто просто вырывали из него отдельные этнонимы в соответствии с положениями своей главной теории, построенной на совершенно другой основе.
Между тем, качественная расшифровка Списка как единого цельного документа могла бы пролить свет на многое в истории славян не только в IX веке, но и в более ранние периоды.
В основе нашего анализа Списка "Баварского Географа" лежит обоснованное предположение, что большая часть сведений для него получена в результате целенаправленной разведывательной деятельности шпионов Восточно-Франкского королевства (Германии), которые выявляли военный потенциал племен, живших к востоку от их государства. Было совершено несколько разведывательных маршрутов. Здесь мы описываем второй маршрут специальных агентов-информантов Баварского Географа.



V. Славяне от Балтики до Волыни

Под номером 32 (по номенклатуре Ловмянского) идет племя Chozirozi, имевшее 250 городов. С хозирочей начался еще один маршрут информантов Баварского Географа от германских земель на восток, который должен был вновь выйти на червян-червенцев. Скорее всего, это была другая группа «купцов» (разведчиков). Отсюда и разность в правописании этнонима «червяне». Впрочем, в ту эпоху устоявшиеся правила написания этнонимов существовали для весьма небольшого числа народов.

Почему именно хозирочи были в начале маршрута? Мы исходили из того, что этот этноним идет в «Списке» сразу за атурезанами (нитранцами). Нитранцы обитали на границе Восточно-Франкского королевства. Следом за хозирочами идут лендичи, которых достаточно уверенно отождествляют с ленчанами, одним из известных племен на территории Польши.

Следовательно, второй маршрут, как и первый, тоже должен был начаться на севере, от границ Восточно-Франкского королевства. Причем имеются в виду не только границы сухопутные, но и морские.

Этимология этнонима выглядит довольно прозрачно – «козероги». На острове Уседом в устье Одры имеется небольшой городок с похожим названием Козеров. По некоторым признакам можно судить о том, что в древности Козеров мог быть крупным портом. Так, например, в 3 км от него располагалось селение, называемое немцами Лоддун (Лодунь). Здесь могла быть пристань или верфь. Вероятно, в районе Козерова был естественный или искусственный канал, по которому суда могли входить в Щецинский залив.

Разумеется, на Уседоме не могли бы поместиться остальные 250 городов хозирочей. Но в таком случае мы должны предположить, что Козеров был всего лишь колонией, а еще где-то должна была располагаться его метрополия.

Наиболее подходящим племенным центром для метрополии хозирочей является нынешний город Кошалин. На немецких картах он имеет название Кёзлин (Козлин). Очевидно, именно здесь и располагался племенной центр хозирочей-козерогов.

Существует еще один синоним слова «козерог» - «козуб». В Польше встречается фамилия Козубовский. Понятия «рог» и «зуб» сходны и могут заменять друг друга. Так дикого лесного быка в Польше и Беларуси именуют зубром, хотя ясно, что главным его отличительным признаком являются рога. Судя по замене звука «з» на «ш» при переходе от фонемы «Козлин» к фонеме «Кошалин», «козуб» в Поморье мог произноситься как «кошуб». Так мы точно установили, что «козирочи» было вторым названием поморского племени кашубов [wikiznanie.ru›ru-wz/index.php/Кашубы].

В земле кашубов множество озер. Многие из них протоками соединены в единые водные системы, вполне доступные примитивному водному транспорту тех времен. По этой системе немецкие купцы достаточно комфортно могли попасть в Вислу. Если это так и было, то купцы, минуя галлопоян, по большой реке могли доплыть до страны ленчан.

***

Lendizi - лендичи, ленчане (98 городов). «Ланц» (ленц) – так в Польше называют расчищенное, «оцивилизованное» место» (от славянского слова «ланка» - поляна).
Немцы легко отождествили «ленц» и «ленд». Да это и в самом деле родственные индоевропейские слова. В Польше слово «ланц» могло закрепиться также и со времен готского нашествия во II-V веках.

Топонимом ленчан является город Ленчица к западу от Варшавы. Возможно, какие-то отдельные кланы ленчан могли проживать и в других местах.

Намного сложнее было отождествить их юговосточных соседей - тафнечей.
Thafnezi – 257 городов. Херрман локализует его (предположительно) в районе Лодзя и отождествляет с тадесами. Однако крюк от маршрута по Висле в сторону тадесов противоречил бы и логике торгового пути, и логике разведывательного задания. Если же двигаться вверх по Висле, то попадаешь в междуречье Вислы и Сана. Эта территория вполне могла вместить нужное число городов. Она выглядит привлекательной с хозяйственной и оборонительной точки зрения. Через нее должны были идти важные торговые маршруты в Червеньскую область.

Что можно сказать относительно топонимики и этнонимики тафнечей? Мы обратили здесь внимание на большое количество топонимов на «тарн»: Тарн, Тарнув, Тарнобжег, Домброва Тарновски, Тарновска Воля, Тарженя. Тарнагура, Тушимка (река). Все весьма важные пункты. По-польски звук «Р» обычно сопровождается звуком «Ж» или «Ш», а часто эти шипящие совершенно заменяют звонкую «Р». И хотя сегодня в большей части названных топонимов «р» звонкая, нельзя исключить, что в более древние времена более приемлемым было глухое произношение.

Возможно, что все еще проще. В рукопись Баварского Географа могла вкрасться ошибка или описка. В таком случае все легко становится на свои места. «Тафнечи» могли на поверку оказаться «тарничами».

Дройзен на своей карте Германии начала нашей эры локализует с междуречье Вислы и Сана бастарнов. Тарничи-тафнечи, очевидно, являются их потомками.

Префикс «бас» можно сравнить со славянским «баця» (батя, отец). В целом этононим «бастарны» толкуется как «родом тарны» или «по отцам тарны». Лучше всего этноним «бастарны» отвечает вопросу «чьи?»: «(мы) баць-тарны». В сущности «бастарны» означает то же самое, что и «атторичи».

Бастарнов упоминал еще Ливий [Тит Ливий, 40.57]. Впервые бастарны упомянуты в безымянном сочинении «Землеописание» Псевдо-Скимна, которое датируется концом II в. до н. э., но содержит сведения более ранних авторов, в частности Деметрия, жившего на рубеже III—II вв. до н. э. в греческой колонии Каллатисе на западном берегу Черного моря. В нём сообщается о «бастарнах-пришельцах», проживающих в соседстве с фракийцами на левом берегу нижнего Дуная [Ps.Scimn, 797] Примерно к этому времени относится сообщение Юстина о неудачной войне царя даков Оролеса против бастарнов [Юстин (32.3)].

***

Zeriuani (38) – именно в этой записи с прилагаемым пояснением более всего ясно, что речь идет о червианах (червенцах). Странно, что Херрман этого не заметил. Он был близок к разгадке. Вот его текст.

«Zuireani считались праплеменем, от которого вели свое происхождение многие славянские племена. Баварский Географ, вероятно, является самым древним источником, который передает традицию о происхождении многих славян из союза племен между Бугом и Днепром, Неманом и Южным Бугом. Busani были только одним из племен этой группы; изначальным, согласно традиции, племенем, по мнению информантов автора VIII или IX в., было племя Zuireani, или Zerivani».

Почему-то сразу после этого он отождествляет Zerivani с северянами: «эту форму имени можно, пожалуй, связать с именем северян». Между тем, сходство неполное, и нет литературных свидетельств о каком-то культурном и политическом первенстве именно северян, относительно немногочисленных, среди прочих славян.

Напротив, хорваты, к числу которых мы относим червян, были едва ли не самыми многочисленными среди западных и южных славян. Вместе червяне, хорваты-стадичи и балканские хорваты имели, вероятно, много более тысячи городищ. Ниже мы приведем сведения о военных походах хорватов против Римской империи.

Червяне были также ближайшими соседями и традиционными союзниками волынян. Волыняне тоже могут претендовать на первенство среди славян. Позднее мы приведем собственные доводы в пользу этой версии. А пока сошлёмся на авториетный источник. Вот цитата из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди (писал в X в. н.э.) [ru.wikipedia.org/wiki/Масуди]:

«Из этих племен одно имело прежде в древности власть (над ними), его царя называли Маджак, а само племя называлось Валинана. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо (верховная) власть была у него, и прочие цари ему повиновались».

И волыняне и червяне, очевидно, могли входить в единый племенной союз, который носил название «дулебы» [ru.wikipedia.org›wiki/Дулебы]. Мы полагаем, что толковать название можно как «двулюбы». Скорее всего, речь идет о необходимости с любовью и верностью относиться не только к своему конкретному родному племени, но и ко всему союзу племен в целом. Первенство в союзе могло принадлежать сначала волынянам, но со временем усилившиеся червяне могли заявить свои претензии на верховенство. На земле червенцев располагался такой важный дулебский племенной центр как Зимно.

По летописи в VII в. дулебы тяжело пострадали от нашествия аваров. Союз распался. Из него явно вышли червяне (белые хорваты). В 907 году белые хорваты участвовали в походе Олега на Царьград отдельно от прочих дулебов, в составе которых остались, как видно, волыняне и бужане. Позднее распад дулебского союза полностью завершился.
Часть дулебов, очевидно, осталась верна союзному договору и имени. Возможно, это были члены малых племен, которые сочли невыгодным отдельное от союза политическое бытие. Однако их, видимо, все равно теснили племена сепаратистов, скорее всего, именно белые хорваты (червяне). Поэтому остатки дулебов вынуждены были мигрировать на запад в Чехию [hrono.info›etnosy/duleby.html].

Первые упоминания о хорватах, как мы полагаем, относятся к началу нашей эры. Тогда они были известны под именем «карпы» или «карпаты». По их имени получили название Карпатские горы. Наиболее сильным доказательством после фонетического сходства этнонимов является то, что карпы по источникам локализуются как раз на той территории, где позже мы видим белых хорватов (червян). Вот данные Википедии [ru.wikipedia.org›wiki/Карпы_(народ)]:

«Впервые карпы (карпиане, Καρπιανοί) упомянуты александрийским географом Птолемеем в середине II века как народ, проживающий «между певкинами и бастарнами». Во времена Птолемея это племя ещё не рассматривалось как значительное. Использование Птолемеем привязки к географическим координатам и объектам позволяет локализовать карпов к востоку от Карпат в бассейне реки Днестр на территории совр. восточной Румынии, Молдавии и западной Украины.

Карпы приобрели значение в III веке как одно из сильнейших и воинственных варварских племён за Дунаем. В фрагменте писателя VI века Петра Магистра содержится рассказ о том, что в 230 году карпы просили у римского наместника Мезии дань подобно той, которую уже получали готы. В дани им было отказано, но устрашённые приготовлениями римских войск карпы не совершали набегов по крайней мере в течение нескольких лет после того.

По словам афинского историка Дексиппа Скифская война началась при императоре Бальбине нападением карпов в 238 году на римскую провинцию Мезия, прилегающую к южному берегу Дуная в его нижнем течении. Вскоре почётный титул «Карпийского» (Carpicus) получили римские императоры Филипп и его сын в 245 и 247 годах. Зосима впрочем сообщает, что Филиппу не удалось разбить карпов, засевших в укреплённой крепости, и он был вынужден заключить с ними мир.

Иордан отозвался о карпах как «чрезвычайно опытных в войне людях, которые часто бывали враждебны римлянам». По словам Иордана около 248 года 3 тысячи карпов в составе готского войска приняли участие в набеге на Мезию. В 251 году в битве при Абритте (в совр. Болгарии) погиб император Деций. Хотя большинство источников называет готов в качестве противника римлян в этом сражении, писатель IV века Лактанций указал на карпов как на победителей Деция.

Походы карпов отмечены Зосимой при императорах Галле и Валериане в 250-х гг.

В 271 году император Аврелиан разбил карпов в провинции Европа (юго-восточная Фракия), удостоившись от сената титула «Карпийского». После поражения готов в Скифской войне карпы продолжали набеги на римские владения в конце III века. Полководец императора Диоклетианa цезарь Галерий в 290-х гг. совершенно разбил их, за что был двукратно провозглашён «великим победителем карпатов». В 297 году титула «Карпийского» удостоился император Диоклетиан, при котором карпы по словам Иордана были подчинены Риму.
Победа Римской империи над карпами при Диоклетиане по видимому не была окончательной, так как в 319 году в одной из африканских надписей император Константин был титулован как «Gothicus maximus et Carpicus». Тем не менее племя карпов исчезает из упоминаний историков при описании событий после Диоклетиана, хотя Аммиан Марцеллин при описании похода императора Валента в 367 году заметил о существовании на нижнем Дунае «селения карпов». По свидетельству Марцеллина к северу от нижнего Дуная в эту эпоху господствовали только готы».

Галиция, Червенская земля одна из самых плодородных и богатых рудами провинций славянского суперэтноса. К тому же Прикарпатье лежит на пути «Из Варяг в Греки», на самом коротком варианте этого пути - сначала по Днестру или Южному Бугу, потом по Западному Бугу и Висле. Очень возможно, что червенцы имели колонии (собственные и во взаимодействии с волынянами) на главных торговых путях (Червеньск-над-Вислой, Велюнь на Варте, Велень на Нотеце и Волин в устье Одера). Вот почему этот край в экономическом отношении мог некогда претендовать на первенство.

Червенские фактории могли играть в славянском мире какую-то консолидирующую роль, которую сами червенцы могли расценивать позднее как политическое главенство. Со временем значение этих факторий, очевидно, упало. Именно об этом и вели речь червенские старшины с немецкими купцами.

***

После посещения червян информанты БГ познакомились с племенем приссани (Prissani), у которого насчитали 70 городов. Кто же такие эти приссани?

И. Херрман полагает, что этноним Prissani означает «пруссы». В самом деле, сходство по фонетике разительно. Однако по логике анализа маршрута эта версия хромает. У Херрмана славяне-велунчане (волыняне?) упоминаются после «приссани». А затем прусы еще раз упоминаются под именем «бруцы». Но не могли информанты БГ на одном и том же маршруте (приссаны – велунчане – бруцы) по-разному называть одно и то же племя. Получается, что велунчане БГ жили где-то среди прусов, которых называют почему-то немного по-разному. Если это разные прусские племена, другое дело. Однако прусские племена нам хорошо известны, в том числе из «Прусской хроники» Петра из Дусбурга [www.vostlit.info, часть III, 3. О разнообразии и силе пруссов]. Отдельных прусских племен с названиями типа «бруци» или «приссани» не было.

Павел Шафарик предполагал, что этноним Prissani связан с именем города Пружаны. В древности Пружаны были важным перевалочным пунктом на торговом пути от Киева к устью Вислы. Здесь находился волок с реки Ясельда (бассейн Днепра) на Мухавец (бассейн Буга). На волоке обычно напрягались силы путников и запрягались быки для перетаскивания ладей. Шафарик, видимо, сопоставил «Пружаны» с чешским словом prace (труд). От prace достаточно легко выводится этноним Prissani.

На наш взгляд, ближе всего фонетически к данному этнониму была бы конструкция, образованная от топонима «Присанье». Река Сан протекает в тех краях рядом. Но именно то, что Сан течет по землям червенцев, а затем тафнечей-тарничей и останаваливает наши поиски в этом направлении. У червенцев и тарничей и так слишком много городов, чтобы возле Сана могло приткнуться еще одно крупное независимое племя.

В то же время мы обратили внимание на то, что территория Волыни заселена слабо. По данным Списка у велюнчан (волынян) всего 70 городов. Но если бы Prissani, как считал Шафарик, оказались бы «пружанами», общее число волынских городов выросло бы до 140. Ведь жители Брестской области, где расположены Пружаны, говорили и до сих пор в деревнях говорят на волынском диалекте славянского языка.

Таким образом, по нашему мнению, Шафарик оказывается более прав, чем Херрман. Но все же мы не считаем, что Prissani следует читать как «пружаны». Мы полаем, что этноним Prissani связан с названием города Брест, но не в его современном звучании.

Относительно этимологии названия «Брест» существует масса гипотез. Связывают его с названием деревьев березы и вяза (береста). Есть вариант, которого некоторое время придерживался и автор данной книги, – от литовского brasta (брод). Возле Бреста и в самом деле есть брод через Буг.

Но важнее всего, что Брест издревле являлся важным портом на Буге. Один из синонимов понятия «порт» - «пристань». Могло ли данное слово лежать в основе топонима «Брест»? Это возможно в случае замены глухого звука «п» в приставке «при» на звонкое «б» - «бристань».

В общем случае подобные лексические замены - обычное дело, но в данном случае конкретных примеров найти нелегко. Ближе всего, пожалуй, подходит пара слов «брать» и «приять». Корнем обоих лексем является глагол «ять» (ать). Согласно словарю Даля «брать» (бирать и бирывать) это все равно, что «ять, нять, имать, принимать». В таком случае, очевидно, звукосочетание «бр» в слове «брать» как раз и является вариантом произношения приставки «при» в слове «приять».

Возможно, мы имеем пример подобной же замены звука «п» на звук «б» в названии древнего силезского города Бреславль (немецкое название - Бреслау). Правда, легенда (подчеркнем это) связывает название города с именем чешского князя Вратислава [ru.wikipedia.org›Вроцлав].

Однако корни «брес» и «врати» существенно различаются. Веротянее, что город, который называется ныне Вроцлав, когда-то звался «Переславль» (Преславль), подобно другим славянским городам, - русским Переяславлям и болгарскому Преславу [ru.wikipedia.org›wiki/Велики-Преслав].

Таким образом, мы предпологаем, что древнее название полесского Бреста, произошло от слова типа «пристань», которое позднее трансформировалось в «Прист», а далее в «Брест».

Однако этноним «приссани» произошел от несколько другого произношения данного топонима. На польском и белорусском языках «пристань» пишется как przystań и «прыстань» соответственно. Но в связи с особенностями этих языков указанное слово может произноситься как «прысцань». Последнее и есть исходная форма для образования этнонима «приссани». Разумеется, так на слух воспринимали этот этноним немцы. Для славян благозвучнее звучало бы «пристяне» или «бристяне».

Итак, мы выяснили, что от червян информанты БГ по Западный Бугу двинулись к Бресту-Литовскому, который и доныне является важнейшим пунктом на этой реке. По дороге они не встретили волынян, и это показывает, что в тот период все жители западной Волыни к северу и к югу от Припяти называли себя бристянами. Очевидно, информанты БГ планировали посетить и восточную Волынь, где жители продолжали называть себя волынянами или подбным образом. В этом случае они могли отправиться туда либо сразу по реке Припяти, либо сначала по рекам Мухавцу и Пине, потом по Припяти.

Velunzani (велунчане) имели 70 городов. По нашему мнению, это были жители восточной Волыни и никто другой. Мы полагаем, что тотемом волнынян был вол. По-украински «вол» звучит как «віл». Отсюда происходит вариант произношения слова «волыняне» как «велунчане» (на самом деле «вилунчане»). Изменение "и" на "е" в этнониме могло произойти в связи с руководящим ранее положением волынян в союзе дулебов. Этноним в тот период стали воспринимать происходящим от слова "велеть".

Почему же племя, которое ранее претендовало на первенство среди славян, имело в IX веке лишь относительно небольшое число городищ и было отодвинуто от основной транспортной артерии, которая, по нашему мнению, некогда связывала их с мощными колониями на берегах Балтики и больших польских рек (Волин, Велюнь и Велень)?

Причина слабости Волыни, как уже говорилось, заключалась в распаде дулебского союза. Более сильные червяне (белые хорваты) покинули его первыми, а потом за ними последовали бужане и бристяне. Дальние колонии тоже обрели независимость.

Но пока бужане, бристяне и волыняне были вместе, они могли противопоставить червянам в сумме 371 город. Этнически все эти три народа, видимо, были близки. По сути, этноним «волыняне» является калькой этнонима «бужане», так как синонимом слова «вол» является слово «бугай» (бык). Недаром эти два племени так часто путают.

От червян, волынян и бристян путь информантов БГ, очевидно, лежал на север к области пруссов, к устью Вислы, откуда они могли вернуться в Германию. Естественным и удобным путем для них, разумеется, должен был опять стать Западный Буг.

***

Bruzi (38) – несомненно, пруссы. Немцы называли Пруссию Боруссией. То, что агенты БГ не указывают числа городов прусов, подтверждает информацию германского хрониста Гельмольда из Босау о том, что у прусов городов нет. В противном случае немецкие разведчики, конечно, разузнали бы их количество, так как прусы в то время были исключительно гостеприимным доверчивым народом. И об этом тоже Гельмольд сообщаете в своей «Славянской Хронике». Замечания христианского священника, да еще и принадлежавшего к чужой нации, в данном случае очень ценны своей объективностью:

«Прусы еще не познали света веры; люди, обладающие многими естественными добрыми качествами, «весьма человеколюбивые» по отношению к терпящим нужду; «они спешат навстречу тем, кто подвергается опасности в море или преследованиям со стороны морских разбойников, и приходят им на помощь. Золото и серебро они почти ни во что не ставят. У них изобилие неизвестных мехов, из-за которых в нашей стране разлился смертельный яд гордости. А они почитают их вроде как за навоз в укор, думаю, нам, которые вздыхают по меховой одежде, как по величайшему счастью. Поэтому за льняные одежды, которые у нас называются faldones, они отдают нам столь драгоценные шкурки.

Многое можно было бы еще сказать об этом народе, достойном похвалы за свои нравы, если бы ко всему он признавал еще единую Христову веру, проповедников которой они преследуют бесчеловечно. Это у них увенчан мученическим венцом знаменитый богемский епископ Адальберт. Хотя в остальном у них все одинаково с нами, но, наверно, и сегодня еще они запрещают нам подходить к их священным рощам и источникам, ибо считают, что те становятся нечистыми от [одного] приближения христиан. В пищу они употребляют мясо лошадей, молоко же и кровь их используют для питья и, говорят, напиваются ими даже допьяна. Люди эти голубоглазы, кожа у них красная, волосы длинные. Кроме того, недоступные из-за болот, они никакого господина над собой терпеть не желают» [www.vostlit.info/…/rus/Gelmold/framegel1.htm].

***

Vuizunbeire – вицунбейры. Судя по всему, к этим вицунбейрам могут относиться примечание в конце списка Баварского Географа: «Бейры – не зовутся баварами, но боярами, от [названия] реки Боя».

После владений бристян до устья Вислы (куда, думается, стремились попасть возвращающиеся домой информанты БГ) по данным источников оставались еще два неупомянутых БГ племенных союза – мазуры и куявы. Мы предположили, что мазуры это и есть Vuizunbeire.

Из указанной выше приписки ясно, что боярами здесь названы не знакомые нам сановники бояре и даже не белорусские бояре-бойцы, а просто обитатели берегов реки Бой. Река Бой - несомненно, Буг.

Баварский Географ называет ее в полном соответствии с латинской письменной традицией boia fluvio. Можно провести аналогию. Как мы помним, страна племени бойев на латыни называлась Богемией.

Впрочем, допустимо предполагать, что мазуры на своем диалекте, действительно, в древности называли свою реку «Бой». На отрезке реки Буг от Бреста до устья топонимы «Бояны», «Бойяры» и «Буяки» встречают чаще, чем «Бужаны». Причем топонимы первого типа встречаются ближе к устью Буга, а второго - ближе к Бресту. А мы знаем, что мазуры обитали как раз ближе к устью.

Таким образом, в этнониме Vuizunbeire вторая часть – beire - расшифровывается довольно уверенно. Но что такое Vuizun? Есть польское wujcio (дядя) толкуется нами расширительно как «родич». То есть Vuizunbeire – «родичи с реки Бой (Буг)»? Можно бы и так, но у нас появилась другая версия.

Тацит в своей «Германии» [Тацит. Германия, 43] упоминает о неких гариях, мощном племени, входившем в племенной союз лугиев (возможно, речь идет о лужичанах). Мы полагаем, что гарии это и есть мазуры. Гарии подобно британским пиктам раскрашивали себя, то есть мазались черной краской (сажей). Мы полагаем, что есть связь между польским глаголом mazac и этнонимом «мазуры». С другой стороны есть явственная связь между понятиями «гарь» и «сажа», с помощью которой гарии-мазуры наносили на себя боевую раскраску.

Существует славянское (сербское) слово – боја (цвет, краска). Оно связано с понятием «коптить»: по-чешски – bouditi: по-литовски – budýti. В русском языке есть слово «буженина» (копченое мясо). Таким образом, получается, что «бояре с реки Бой» это «копченые (крашеные копотью) с реки Буг», то есть мазуры-гарии.

Что же касается начального Vuizun, то оно может быть связано и с "вуйко" (родичи). Но мы предпочтем сравнить со старопольским названием речного судна wicina. Так что "вицун-бейры" означает "мазуры-корабельщики (с реки Буг)".

На территории Мазовше, вблизи от тех мест, где Буг впадает в Нарев, есть топонимы, связанные с этнонимом «гарии»: «Горехово», «Мистевки Гарваские», а также Zegrze (Жегже). А в Украине до сих пор есть слово "гарний" (красивый). В древности оно, без сомнения, означало "раскрашенный гарью (сажей)".

Caziri – 100 городов. Мы долго сомневались, к какому из маршрутов отнести это племя. Традиционно считается, что «казиры» означает «хазары». В этом случае этноним примыкал бы к списку племен маршрута Ruzzi – Fresiti, поскольку хазары были соседями руссов. У них были и города – Итиль и Саркел. Однако наличие целой сотни городов противоречит достоверным сведениям источников о том, что хазары были, в основном, кочевым народом.

Кроме того, мы уже решили, что на маршруте Ruzzi – Fresiti работали «информанты-непрофессионалы», поэтому там нет указаний на число городов. Если эти случайные купцы не считали города руссов и дреговичей, почему бы они озаботились сделать это в отношении хазар? Да и какой интерес могли вызывать далекие хазары у готовящихся к войне со славянами германцев Восточно-Франкского королевства?

Таким образом, мы полагаем, что казиры жили на Висле. Можно ли отождествить их с куявами, которые являлись последним крупным племенным союзом на пути от червян к Балтийскому морю? Думается, это возможно.

Однако мы должны будем при этом прибегнуть к помощи литовского словаря. Ведь куявы были ближайшими соседями литовского племени пруссов. Мы даже предполагаем, что они были пруссами, которые прошли процесс славянизации, как и многие другие литовские племена, например, галинды (голядь), о которых летопись говорит, что они некогда жили в районе нынешней Москвы [ru.wikipedia.org›Голядь ]. В этом случае этноним «куявы», по нашему мнению, выводится от kovai (боевые или бойцы). С этим вариантом этнонима хорошо согласуется (и опять из литовского языка) этноним «казиры». Он выводится от kuzė (лошадь) или с законным изменением безудорной гласной с "u" на "а" - kazė, а также karis или с оглушением перового звука - aris (воины). В целом получается kuzė-karis(конные воины) или сокращенно kazė-ri. Литовцы всегда считались хорошими конниками, но об этом будет подробнее сказано в статье «Вольки-тектосаги – древний союз славян и литвы».
Спасибо друзьям. Подсказали, что от "кузе" может быть образовано "кузавы" (конные), а "кузавы" легко переходит в "куявы". Ну, что ж это ведь "Живой журнал". Можно всегда отредактировать.

Только что самому пришло в голову, что этнонимы "казиры" и "акациры" связаны между собой. Вероятно, акациры на самом деле были не скифами, а литовцами-кочевниками.

С этнонимом «казиры» сходны два значительных топонима. Один в земле русских вятичей – «Кашира» (город в Помосковье), другой на Волыни – «Камень-Коширский». Замена звука «з» на «ш», как уже говорилось, была характерна для племен Польского Поморья (Кошалин = Кёзлин).

После посещения куявов и, возможно, вторичного посещения кашубов информанты БГ, очевидно, вышли в море на одном из купеческих кораблей, издревле посещавших порт Гданьск. На этом их маршрут по землям славян был закончен.
Мы не станем здесь в данной работе разбирать ту часть Списка, которая посвящена чешским племенам. Вопрос о происхождении чехов очень сложный, а мы боимся сделать статью уж совершенно нечитаемой из-за объема. В наших заметках и так достаточно много разобрано спорных гипотез. Пусть другие любители истории сначала переварят их, а потом мы вернемся к проблеме чехов, венедов и так далее.

 (Голосов: 1)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Кто такие ваны? (начало)
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 РЕТИЯ. Клавдий Птолемей. Руководство по географии, книга II, глава 12 (окончание)
 РЕТИЯ. Клавдий Птолемей. Руководство по географии, книга II, глава 12 (начало)
 О чехах и белочехах
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Скандинавия
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города вблизи Дуная
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города на широтах Богемии
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Древние города северной Германии и Польши
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Племена
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Расположение рек и гор Германии от Дуная до Северного моря и Балти...
 Архив сайта
 Ноябрь 2018
 Октябрь 2018
 Сентябрь 2018
 Август 2018
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018