Главная  

Крым-Таврида, тавры и славяноязычные племена Малой Азии

Так уж вышло, что одной из самых интересных проблем, которая встала передо мной в процессе исследования доисторической миграции славян, был вопрос о крымских таврах и названии полуострова Крым. Изучение вопроса дало неожиданные для меня результаты.
Считается, что топоним «Крым» вошел в обиход где-то XIII веке, после того, как на полуострове поселились крымские татары. Этимологию топонима выводят от татарского qirim (ров), имея в виду Перекоп.
Однако в татарском языке очень много иранских слов. В словаре афганского языка пушту, который я считаю наиболее близким древним скифским и сарматским диалектам, есть слово «карам» (отрезанный). И оно явно индоевропейского происхождения. Так в русском языке имеется слово «карнать» (резать), в скандинавских языках слово «шхера» (скера) значит «остров», а в английском языке – carnage (резня). На поверку татарское «кирим» могло быть заимствовано из языка скифов, древних владык Азии и Причерноморья. Да и по смыслу в данном случае лучше походит понятие «отрезанный», нежели «ров».
В этой статье я покажу, что топоним «Крым» мог возникнуть задолго до прихода татар, и что он имеет отношение к славянским языкам.


Начну я с того, что меня заставило исследовать происхождение слова «Крым». Когда я работал над предыдущей статьей «Сербы и Русь: доказательства близкого родства сербов и полян», меня как любителя заинтересовал один вопрос - историк профессионал наверно посмеялся бы надо мной. Так вот меня заинтересовал вопрос, нет ли какой-то связи между топонимами «Кременчуг» и «Крым».

С «Кременчугом» я разобрался довольно уверенно. Непосредственно к происхождению названия «Крым», этот топоним отношения не имеет. Строитель крепости Кременчуг француз Боплан, инженер на службе Речи Посполитой (XVII век) [ru.wikipedia.org›Боплан], кроме прочего был замечательным картографом, составившим Генеральную карту Украины. В качестве такового он был явно знаком с «Руководством по географии» К. Птолемея.
Напомню, что Клавдий Птолемей (античный географ III в.н.э.) описывал в своей книге и Северное Причерноморье, давая координаты различных городов этого региона. В числе прочих были указаны координаты и древнего города Кримны (Кремны), упоминавшегося еще Геродотом [История, IV, 20,110]. Координаты всех этих мест были определены у него с большой ошибкой. Но Птолемеева широта Кримн (49o45') случайно близко совпадает с широтой современного Кременчуга 49,07 градуса. Точность карт Боплана свидетельствует о том, что он производил астрономические определения географических пунктов. А в его время это уже умели делать с хорошим качеством. Уверен, что заметив совпадение широт древних Кремн и строящейся под его руководством новой крепости на Днепре, он решил назвать свое детище в честь исчезнувшего эллинского города. «Кременчук» (так называют город на Украине) означает примерно «Сын (потомок) Кремн».

Разобравшись с «Кременчугом», я захотел выяснить, где находились эти самые Кремны и имеют ли они отношение к топониму «Крым». Какие-то Кремны упомянуты в «Истории» Геродота [История. IV. 20, 110]. Можно сделать вывод, что это был самый древний город в Северном Причерноморье. Имя такого города могло послужить основой для названия целой страны, каковой являлся Крым. В истории известны подобные примеры.

Но прочитав о том, что Кремны находились на месте Таганрога [ru.wikipedia.org›Кремны], я не был этим удовлетворен. Птолемеева долгота Кримн приблизительно совпадает с долготой Пантикапея (нынешняя Керчь). По Птолемею от Ольвии (эллинского города в устье Днепра) Кримны отстоят приблизительно на таком же расстоянии, что и от устья Танаиса (Дона). А Таганрог находится близко к устью Дона. Птолемеева широта Кримн выше (севернее), чем широта Ольвии и, тем более, Пантикапея. Если верить Птолемею, можно предположить, что Кримны располагались на берегах Меотиды (Азовского моря) между городами Бердянск и Мелитополь.

Вот только у меня есть одно возражение, которое кто-то сочтет несерьёзным. У Геродота написано, что к Кремнам приносило неуправляемые корабли амазонок, вырвавшихся из эллинского плена. Они плыли от столицы амазонок Темискиры [ru.wikipedia.org›wiki/Темискира]. То есть плыли из Малой Азии через Черное море. В таком случае неуправляемые суда вряд ли могли пройти узкий Керченский пролив, где им к тому же мешало встречное течение. Значит, Кремны Геродота стояли не на Меотиде?

Есть и более серьезное сомнение. У Страбона, который жил почти на два века раньше, чем Птолемей, в его капитальном и дотошно написанном труде «География», прославленный Геродотом город Кремны на берегах Меотиды не упоминается, хотя имеется упоминание о другом городе с тем же названием, расположенным в Писидии в Малой Азии.
Думаю, что такой образованный грек как Страбон вряд ли пропустил бы возможность написать о Геродотовых Кремнах. И делаю обоснованный вывод, что Птолемеевых Кримн во времена Страбона не существовало.
Это был новый город, который получил название, возможно, в честь Кремн Геродотовых. Такое у греков бывало. Не перечесть полисов, носивших одинаковые названия Гераклея, Эпидавр и так далее.

А где же находились самые древние Кремны из «Истории» Геродота? По моему мнению, Кремнами мог называться Киммерик [krymology.info›index.php/Киммерик], располагавшийся на южном берегу Керченского полуострова. Страбон писал о нем в своей «Географии».
Геродот пишет, что Кремны это гавань у Меотийского озера, что можно толковать как «неподалеку от Меотийского озера». И Киммерик находится неподалеку от Меотиды.
Геродот пишет, что Кремны расположены возле какого-то вала во владениях «царских скифов» [ru.wikipedia.org›Скифы]. Царские скифы жили, в том числе и в Крыму, а древний вал имеется на перешейке Керченского полуострова. Называется он Киммерийским и, думаю, потому что город Киммерик примыкает к валу, а не потому, что его вырыли киммерийцы [ru.wikipedia.org›Киммерийцы]. Киммерийцы были кочевым народом, не имевшим ни городов, ни сел [ru.wikipedia.org›Киммерия]. Зачем бы таким понадобился оборонительный вал, защищающий жалкий пятачок земли, малопригодный для пастбищ?

url="/uploads/images/default/kremny.jpg"]

[/url]

Связан ли вообще топоним «Киммерик» с этнонимом «киммерийцы»? У меня есть на этот счет сомнение. Дело в том, что город Киммерик был расположен на склоне горы Опук. Есть иранское (пуштунское) слово «камра» (подножие горы). Оно хорошо отражает положение города и фонетически близко к топониму «Киммерик». Зачем тогда привлекать этноним «киммерийцы» для объяснения названия города? Да и для объяснения названия пролива Боспор Киммерийский это не обязательно, раз Киммерик-Кремны находился рядом с ним как самый древний город региона.
Хорошо подходит иранская этимология и к греческой. Они практически идентичны, так как kρημνός (кремнос) означает «гора» (и еще «подъем» и «круча»).

Но, пожалуй, хватит гипотез. Пора доказать, что это самая настоящая теория. Вот прямое указание Геродота на положение Кремн: «Их [скифов] область к югу простирается до Таврики, а на восток — до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у Меотийского озера по имени Кремны. Другие же части их владений граничат даже с Танаисом».
Таврикой тут, очевидно, является область Крымских гор. Скифы занимали степи к северу от них. Восточная граница скифов на материке проходит по Танаису-Дону. Зачем тогда еще дополнительно писать, что восточная граница проходит возле Кремн и какого-то вала, если Кремны это гавань на северном берегу Меотиды, на полпути к Дону? Значит, речь идет о той восточной границе скифов, которая проходит в Крыму, по Киммерийскому валу, возле которого располагается город Киммерик.
Кстати, думаю, что город Киммерик-Кремны имел две гавани: одну Понте Эвксинском, другую на берегу Меотиды. Протяженность Киммерийского вала, вдоль которого шла бы дорога к Меотийской гавани около 40 км - как от Афин до Марафона, бывшего северной гаванью этого великого морского города-государства.

url="/uploads/images/default/495.jpg"]

[/url]

Какие другие доводы можно привести в пользу данной теории? Русский поэт, переводчик и филолог Максимилиан Волошин, опираясь на топонимику и фонетику, отождествлял Крым и Киммерию. Сходство этих названий определяется корневыми фонемами «КРМ» и «КМР» (крым – кимр).
Обмен мест корневых согласных встречается и особенно в словах одного значения при переходе к какому-то родственному языку. Так латинское «корвин» (ворон) в некоторых славянских языках превращается в «гавран».
Похожим образом произошла трансформация названия горы Киммерик, расположенной неподалеку от города Киммерика. Татары переименовали ее в Агримиш, где «к» перешло в «г» и поменялось местами с «р».

Кстати, почти на таком же расстояния от Агримиша-Киммерика, но дальше от моря была расположена столица татарского Крыма – город Кырым [ru.wikipedia.org›Старый Крым]. Возможно, топоним «Кырым» связан с греческим названием горы, но обмен согласных прошел тут в обратном порядке.
Раскопки показывают, что на месте Кырыма в III в.н.э. стояло греческое поселение. На карте Боплана (смотри о нем в начале статьи) Кырым назван по-гречески - Кримиада.
Называя свою столицу, татары, несомненно, имели в виду не только местные названия, но и свои собственные словопонятия. В тюркских языках есть слово «корум» или «корун» - горы. Вот только слова эти заимствованы из иранских языков. В языке пушту есть слова «кар» (камень) и «каруна» (камни, горы). Слово «каруна» по правилам лингвистики легко переходит в «карума». Так что если на греческую топонимику и накладывалась какая-то другая, то в первую очередь это была скифо-иранская. Очень может быть, что скифы и сарматы как раз называли южный Крым Карума.

Интересно, что мыс на южном берегу Черного моря, от которого ближе всего до Крыма, во времена Страбона назывался Карамбий. Скорее всего, название тоже иранское. (Персы веками владели Малой Азией). Если так, то название мыса можно истолковать как «гребля на Крым» от пуштунского слова «бьяк» (весло).

Главным лексическим доводом за то, что Крым – название древнее, существующее еще со времен греческой колонизации Черного моря (Понта Эвксинского - как называли его эллины) является значение самого слова «Кремны». Как сказано выше Кρημνός означает «гора», и самым первым, что открывалось мореходам, плывущим к Крыму с юга, были горы (кремны). Они тянулись вдоль берега моря от горы Киммерик до скалистого мыса Криуметопон (др.гр. Бараний лоб – нынешний мыс Херсонес у Севастополя) и далее.

Но как, спросят меня, ойконим «Крым» дожил до прихода татар, если его не употребляли несколько сот лет? А в самом ли деле не употребляли? Знаем ли мы, как называли Крым готы, владевшие им после византийцев несколько десятков лет? Знаем ли мы, как называли Крым тюрки, хазары, печенеги и половцы (все тоже тюрки), Думаю, уже они пользовались скифским его названием «Карума».

Для греков же, никогда полностью не покидавших берегов Крыма, это его название было законсервировано в ойкониме «Киммерия». Так древние греки называли северный край своей Ойкумены. Выше мы доказывали возможность перехода фонемы «КМР» в фонему «КРМ» и обратно.

Итак, мы считаем, что скифы называли юг Крыма «Карума», а греки иногда «Кремны». И то и другое означает «горы». Но так можно называть горы и на славянских языках.
В русском и в сербском языках «кремень» является синонимом слова «камень». «Камень» в свою очередь, по крайней мере, в русском языке, является синонимом слова «горы». Так Уральские горы в старину называли просто Камень.

И тут мне пришло в голову, что слово κρημνός могло быть заимствовано греками из языка карийцев, каппадокийцев или пафлагонцев, которых я определил как древних культурных славян-мореходов в статьях «Карантанцы-хорутане, карны и карийцы» и «Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии». В греческом языке достаточно слов-синонимов для понятия «горы». Так что один из них, к тому же мало употребляемый, мог бы быть заимствованным.

И Кремны и Пантикапей были колониями Милета. Более известен Милет, расположенный в Карии. Хетты называли его Милаванда, что указывает на его связь с народом венетов, живших тогда и в Пафлагонии (у меня Повлагонье, Поморье). В Карии почитали богиню Ладу и ее детей Аполлона (у меня Опаленя-Полеля) и Артемиду (у меня Лель). В общем многое доказывает, что карийцы были изначально славяноязычны.
В Пафлагонии-Повлагонье, население которого назвало себя венетами, тоже был город под названием Милет. И от этого Милета до Кремен явно ближе, чем от карийского. Но из какого бы Милета ни прибыли первые заморские переселенцы на берега Крыма, они в любом случае были славяноязычны.

Развивая эту тему, можно добавить, что и Пантикапей имел славяноязычное название. В «Википедии» говорится, что «Пантикапей» ираноязычный топоним, имеющий значение «Рыбный путь» [ru.wikipedia.org›Пантикапей]. Возможно, что так его название могли бы трактовать скифы. Но для греков было бы ближе выводить название своего города от гидронима «Понт» - так греки называли Черное море.

А что такое «Понт». Греки имели несколько терминов для обозначения понятия «море». И «понт» отнюдь не было самым главным из них. По сути, было всего два «понта». Кроме Понта Эвксинского была еще лишь Пропонтида (Мраморное море – «Послепонт»). Так что есть все основания считать, что «Понт» это изначально имя собственное.
«Понтом» называли еще и государство, образовавшееся на месте древнего Повлагонья (Пафлагонии). Это была прародина адриатических венетов (энетов, генетов).
Так не было ли связано название моря с именем того же древнего народа мореплавателей, видимо, первого из тех, кто начал по нему плавать? С этой точки зрения «Понт» толкуется как «Па-отн» или По-ант» - «Море, находящееся под (властью) антов-энетов».

Если ход наших рассуждений верен, то название «Пантикапей» толкуется как «Город под властью энетов и капов». «Капы» – такое название носили согласно моей теории каппадокийцы, жители страны Капа-оток (из южнославянских языков это означает «Берег капов»). Капы были вторым славяноязычным народом северного берега Малой Азии. Поэтому они могли тоже принять участие в основании колонии на берегах Крыма.
Этноним «капы» связан со старинным славянским словом «купно» (совокупно, соборно). Чтобы читатели не сомневались в том, что переход от корня «кап» к «куп» в данном случае возможен, приведу еще пару родственных слов с тем же смыслом, что и «купно»: «копна», «капище». Подробнее о капах можно прочесть в статье «Карантанцы-хорутане, карны и карийцы».

Славяноязычным было, вероятно, и изначальное название Фанагории, города на Тамани, второй столицы Боспорского царства. С точки зрения славянских языков ее название мы можем истолковать как «город вене (венетов)».

Пришла в голову мысль о том, что название горы Опук, на склонах которой находилился города Кремны-Киммерик было славянским. Оно по форме похоже на сербскохорватское слово «оток» (остров, берег, холм, опухоль). «Опухоль» фонетически похоже на «Опук».
А связи с этой догадкой возможна и вторая. У Киммерика-Кремн, возможно, было еще и третье чисто славянское название – «Возбор» (от слова «взбираться»). По смыслу данный топоним был бы полностью тождественен топониму «Кремны» (круча). В то же время он похож на топоним «Боспор». Конечно, «Боспор» - греческое слово, использовавшееся для названий проливов, в том числе и Босфора. Но славяне могли назвать Возбором сначала Кремны, а потом гору Митридат, под которой стоял Пантикапей.

Таким образом, можно утверждать, что первыми культурными насельниками Крыма были славяноязычные. Позднее они подверглись эллинизации, но до этого, по-видимому, все же успели внести свой вклад в славянизацию местного крымского племени тавров.

Кем были эти тавры? Довольно широко известно, что «тавр» означает «бык». Очевидно, бык был тотемным животным племени тавров. Еще слово «тавр» означает «горы». То есть «тавры» могло бы означать «горцы». Но значение «гора» для лексемы «тавр» вторично, так как древние европейские народы, думаю, просто поэтически отождествляли горы с огромными каменными коровами. Были и другие подобные эпитеты, например, «медведь-гора», «слон-гора» и так далее. Хотя сравнение гор с остророгими быками, очевидно, было самым распространенным.

Лексема «тавр» передает понятие «бык» на трех языках. Во-первых, по-гречески. Однако тавры вряд ли были греками, иначе греческие географы (тот же Геродот, например), так или иначе, это бы отметили в своих сочинениях.

Эта же лексема означает «бык» на языках западных кельтов и литовцев. Удивляться этому совпадению не надо, потому что еще в первых своих статьях я указывал, что именно литва является самым чистым кельтским племенем. Только в литовском языке есть адекватные объяснения этнониму «кельт» от kiltis (племя), klajoti (кочевать), keltuva (стадо). Некогда литовцы были кочевниками-скотоводами в причерноморских степях, а первоклассными конниками они оставались еще многие века после того, как осели в Прибалтике.

О том, что тавры были литовским народом, могут свидетельствовать названия родов, на которые они делились. Римский писатель Аммиан Марцеллин указал имена трех племен тавров: арихи, синхи и напеи [ru.wikipedia.org›Тавры]. Легче всего из них толкуется название последнего. По-гречески, «напеи» - «лесные долины» (те, кто живет в лесных долинах).
Возможно, напеями эту группу тавров называли греки. Но думаю, нет ничего странного в том, что тавры, веками живя рядом с греками, заимствовали некоторые слова из их языка (в русском языке тоже масса греческих слов). В Крыму лесами покрыты, прежде всего, склоны гор, а нагорья и равнинные участки зачастую безлесы. В литовском языке есть слово nupuolimas (падение, падь), начало которого отчасти напоминает слово «напея».
Я предположил, что тавры-напеи, получили свое название от соседей именно потому, что обитали на склонах гор. Тогда и две другие группы тавров могли получить наименования по своей территории обитания. Так арихи могли быть обитателями приморской полосы – от литовского «юрате» (море), а синхи были обитателями высокогорья от литовского «сиена» (стена, хребет).

По словам Аммиана Марцеллина, имя верховной богини тавров было Орсилоха. Оно тоже хорошо толкуется из литовского языка как «Воздушная хранительница (владычица)» от слов oras (воздух) и laikyti (держать, хранить, беречь, владеть). Походит также еще глагол lakioti (летать) – «Летающая в воздухе». Возможен также вариант «Воздушная медведица» от литовского loke (медведица). Во второй части статьи «Хорутане-карантанцы, карны и карийцы» я писал, что у италийских славян, вероятно, римская богиня Диана известна была под именем «Дева Медведица» (Диана Мефитис).

Литовцы жили в северном Причерноморье. Украина полна древних литовских топонимов. Не буду здесь перечислять их все (я делал это раньше). Отмечу лишь самые любопытные: Полтава и Ворскла (река, на которой стоит Полтава). «Полтава» = «Па-литава» - связано с этнонимом «литва». «Ворскла» - vairus klajo (прекрасное кочевье).
От литовского klajoti с прибавлением приставки s-, видимо происходит скифский этноним «сколоты». Вероятно, сколоты и были на самом деле литовцами, а греки принимали их за скифов. Литовцы были знакомы и с киммерийцами. От их племенного имени у литвы появилось слово čemerys (чёрт). Столь же негативно литва относилась, как видно, и к сарматам: sarmata – по-литовски «срам, позор».

Литовским было племя борусков, жившее к западу от Среднерусской возвышенности (Рипейских гор). Этимология этнонима связана, очевидно, со словом baras (участок, нива, поле). Славянизированные боруски стали полянами [ru.wikipedia.org›Боруски]. Но часть борусков перебралась на север и стала называться «прусы». То же случилось с галиндами (голядь), литовским племенем, жившим на территории Центральной России [ru.wikipedia.org›Галинды], а также, вероятно, и с судинами (ятвягами), жившими южнее них. Очевидно, то же имело место и в отношении собственно литвы, а также тавров.

Кстати, этноним "скифы" (scifoi, scitoi) лучше всего объясняется из славянских языков. Русское "скитаться" и сербское "скитати се" означает "кочевать". А скифы были скотоводами-кочевниками. Понятие "скот" тоже связано с этнонимом "скифы", так же как "скит" (пустынь). Это, на мой взгляд доказывает, что скифы были полиэтническим союзом племен, и славяне в него входили еще за несколько веков до нашей эры.

Славянизация литовских племен была облегчена тем, что литовский и славянский языки очень близки. Так как литовский язык считается более близким к языку древних ариев-праиндоевропейцев, можно предположить, что и древний общеславянский язык походил на литовский в большей степени, чем современные славянские языки.
Успех славянизации тавров и вообще литовских племен, по-видимому, обеспечивался более высоким культурным уровнем славян и, прежде всего, славян Малой Азии, которые продолжительное время были в близком соседстве с высокоразвитыми цивилизациями древности: вавилонской, урартской, хеттской, позднее с иранской и эллинской. Рискну сделать предположение, что именно влияние малоазиатских венетов обеспечило славянам доминирование в славяно-балтской общености. А до этого литовских племен (кельтов) в Европе было больше, чем славян.

Вкратце представлю дальнейшую историю тавров, как я ее себе сегодня представляю, без подробных доказательств. Приведу их когда-нибудь позднее, если успею. Если нет, пусть мой рассказ будет путеводной звездой для других историков-любителей, интересующихся этой темой.
Полагаю, что дикие, склонные к человеческим жертвоприношениям и разбою тавры частично или даже полностью славянизировались. Они стали называть себя тавричи.
Тавричи освоили корабельное дело так, что один из типов судов на Черном море получил в их честь свое название – тара. Значительная часть тавричей со временем, по-видимому, покинула Крым и двинулась вверх по Дунаю.
Они дошли до Норика в такой большой массе, что в некоторых источниках Норик стали называть страной тавричей или таврисков [ru.wikipedia.org›Тавриски], хотя там проживало много других племен. Самые высокие горы Австрии (Норика) и поныне носят название Тауэрн (Тавр). Думается, что так их назвали именно господствовавшие здесь тавричи.
Однако никакое господство не бывает вечным. Римляне разгромили государство тавричей и завоевали Норик. Часть местных племен перешла на сторону победителей, а тавричи стали изгоями. Часть их могла укрыться в горах, часть в плавнях Дуная. Речные тавричи могли получить новое имя.
Птолемей говорит о каких-то племенах - Racatae и Racatriae, обитавших по Дунаю ниже Виндобоны (Вены). Я полагаю, что названия племен связаны со славянским «река» (реца, раца) и толкую их из славянских языков как «рекатове» и «рекатари» (рекатавры). Второй вариант как раз и указывает на то, что Racatriae Птолемея были речными тавричами.
В дальнейшем речные тавричи стали называться рецане, а их потомки – атурецане (по отцам – рецане). Племя атурецан (aturezani) упоминается в Списке Баварского Географа.
Из рецан в первые века нашей эры могла выделиться этно-социальная группа ободритов [ru.wikipedia.org›Ободриты (южнославянское племя)], занимавшихся разбоем на Дунае и его притоках. Я предполагаю родство ободритов и тавричей на довольно шаткой основе. Суда, на которых они плавали, назывались очень похоже: «тара» и «будара» (бутара).
Однако этноним «ободриты» вполне мог быть завязан на название судна. «Ободриты – те, кто владеет бударами». Слово «бутара» могло означать «буй-тара» (боевая тара).
Есть и еще один вариант сближения. Часть тавричей-таврисков очевидно перебралась на реки Серет и Прут. Об этих таврисках есть многие упоминания в источниках. Написано о них, в том числе в истории Румынии [universalinternetlibrary.ru›book/24698/ogl.shtml]. В статье «Баварский Географ с точки зрения славянина» я отождествил нижнедунайских тавричей с племенем «атторичи» (по отцам тавричи). Информанты Баварского Географа называют атторичей самым необузданным племенем. Так как эти информанты были купцами и больше всего опасались разбойников, я предположил, что атторичи, как и ободриты, тоже занимались речным пиратством. Зоны пиратской деятельности ободритов и атторичей практически тоже смыкались, судя по источникам.
Этноним «атторичи» (возможно, правильнее «аттуричи») показывает, что славянизация тавричей в IX веке н.э. заканчивалась. «Тур» (бык) – славянский вариант литовского слова taurus. А этноним «ободриты», по моему заключению, показывает, что эта часть потомков древних тавров перешла к новому хищному тотему, который обдирает свои жертвы. Как можно предположить, это был волк (драч). Среди европейских племен славяне имеют волка в качестве тотема чаще всего.
Примерно в VI-VII веках н.э. основная масса дунайских ободритов, плывя по рекам на бударах, продвинулись до устья Лабы (Эльбы) и в союзе с Карлом Великим потеснила племя саксов. В этот период славяне по свидетельству «Великой польской хроники» даже владели Гамбургом (по-славянски Гом).
Оставшиеся на Дунае атторичи остались верны древнему тотему – быку, но их язык слегка изменился. В «Повести временных лет» они выступают под именем тиверцы.

После ухода основной части тавричей из Крыма небольшая их группа продолжала жить в северной части Крыма и к северу от перешейка. Полагаю, что у Птолемея они обозначены как торрекады. «Торрекады» могло быть искаженным скифским названием племени. Во-первых, «тарак» (куча, вершина, гора) соответствует лексеме «тавр» в значении «гора». То есть торрекады = горцы, тавры. Во-вторых, пуштунское «тарак» означает еще и «налет» (набег). То есть торрекады = налетчики, разбойники.
Так как у Птолемея где-то на одном из небольших притоков Нижнего Днепра указан город Торокка, я полагаю, что торрекады были не просто разбойничьей шайкой. Думаю, у них было свое государство, которое было способно оказывать сопротивление скифо-сарматам.

Любопытное дополнение. В русском языке перебравшееся к нам в Россию с далекого юга домашее насекомое таракан имеет второе название «пруссак». Не указывает ли это на то, что древние руссы отождествляли литовцев-пруссов и литовцев-торокан (тавричей). Что же касается названия насекомого, то оно просто указывает, из какой страны оно прибыло. И пруссы (боруски) и тавры-тороканы некогда жили южнее руссов.

В русских былинах фигурирует персонаж Торокан Корабликов. Очевидно, имя указывает на род его занятий. Судя по тому, что персонаж был отрицательным, Торокан занимался морским и речным разбоем.

Очевидно, тавричам принадлежит честь изобретения особого щита – тарча. Тарч – малый круглый щит, сквозь который продевалась облеченная кольчугой рука воина-владельца. Тарчи были особенно полезны для гребцов открытых речных ладей, защищая их от стрел во время гребли. Скандинавские и русские лодейные капитаны тоже пытались защищать своих гребцов, но делали это менее удачно, вешая на борта обычные щиты.

Полагаю, что целые века господства в Крыму скифов, греков, римлян и готов так и не смогли полностью уничтожить славяно-литовский элемент в населении этого региона. На это, по-моему, указывает факт возникновения и длительного существования в этих краях русского Тмутараканского княжества [ru.wikipedia.org›Тмутаракань].

Меня спросили, как давно мог быть основан город Кремны-Киммерик. Допускаю, что очень давно: еще во времена Гомера. Этот великий эпический поэт Эллады, возможно, был даже современником Троянской войны [ru.wikipedia.org›Троянская война]. Это более тысячи лет до нашей эры. В XI песне «Одиссеи» говорится: «Там находится город народа мужей киммерийских, вечно покрытый туманом и тучами: яркое солнце там никогда не блеснет лучами своими».
Конечно, речь тут могла идти не о черноморских киммерийцах, а о валлийцах, жителях туманного Уэллса, которые сами себя называют «кимри» [ru.wikipedia.org›Валлийцы]. (Мало ли где мог побывать Одиссей за время своих многолетних странствий). Но если Гомер все же говорил о каких-то причерноморских киммерийцах, то это не могли быть кочевники. Они были горожанами. Так что, вероятно, Гомер говорил о гражданах города Киммерик или Кремны. А ими могли быть только славяноязычные венеты и капы из Повлагонья.

В развитие этой темы читайте статью "Еще раз о том, кем были первопоселенцы Крыма-Тавриды"

 (Голосов: 0)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 О происхождении саксов (начало)
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 Еще раз о том, кем были первопоселенцы Крыма-Тавриды
 Новое на сайте
 Хайтворы – хранители земли Моравской
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Архив сайта
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016