Главная  

О происхождении названия Москва

Начну немного издалека. Необходимо сказать несколько слов о том, по какой методике я проверяю, является ли тот или иной этноним самоназванием этноса или он иноязычного происхождения. Это, пожалуй, следовало бы сделать раньше. Но очень не хотелось перегружать статьи слишком нудным систематическим анализом. Я и дальше буду избегать этого. А если у кого будет желание, тот может, пользуясь моей методикой, проводить такой анализ самостоятельно.

Методика основана на моей теории множественности истинных этимологий. Этимологии считаются истинными все без исключения, если согласуются между собой. Я излагал эту мысль в своей статье «Вольки-тектосаги – древний союз славян и литвы», где впервые высказал мысль о том, что именно литва, а не островные кельты Запада, представляет собой эталон чистого кельтского этноса.


Согласно теории множественности истинных этимологий самоназвание этноса должно иметь сразу несколько этимологий, исходящих из родного языка данного этноса. Если слово имеет множество родственных слов в своем языке, то оно считается для данного языка родным. Особо доказательными являются такие родственные слова, которые имеют фонетические или смысловые отличия от того слова, которое мы анализируем. Эти отличия говорят о древности всего лексического гнезда в целом.

Итак, этноним-самоназвание должен иметь множество этимологий из своего родного языка. Однако для нас будет достаточно найти такие этимологии всего по пяти уровням:

1. Родовой уровень – ищем слова типа «племя, родич, отец, мать, брат, племянник, кровь».

2. Тотемный уровень – ищем связь этнонима с названием какого-то зверя.

3. Воинский или охотничий уровень – ищем связь с названием какого-нибудь оружия или орудия охоты, а также с синонимами понятий «воин» или «охотник».

4. Языковый уровень – ищем связь с понятиями «говорить, слышать, понимать».

5. Уровень среды обитания – ищем связь со словами типа «вода, море, лес, горы».

Проведем анализ для этнонима «венеды-вятичи». Уровень среды обитания – «вода» (ванда). Уровень языковый – «вещать» (говорить) и «ведать» (понимать). Охотничий и воинский уровень – «воин», «битва», «ветка» (лодка), «вентирь» (рыбацкая снасть) и т.д.

Тотемный уровень рассмотрим подробнее. Тотемы бывают двух видов. Во-первых, это были крупные и сильные нехищные животные, плоть и кровь которых шли на пропитание племени - на основании этого они считались родоначальниками и покровителями племени. Во-вторых, хищные звери или птицы, которые являлись для первобытных людей примером и воплощением битвы и победы.

Надо отметить, что отдельные племена венедов имели каждое свой тотем. Но конкретно для вятичей мы можем указать слово «быч» (бык). А для этнонима «волыняне», которых считаем тождественным этнониму «венеды», это будут «вол» (бык) и «волк». Не следует возражать, что тотем у племени мог быть только один. Если почитать книги американского писателя-этнолога Джеймса Шульца, станет ясно, что тотемы имели обыкновение меняться, а могло быть и так, что их оказывалось сразу два и больше. Причем тотемами могли выступать еще и рыбы, и деревья.

Древесным тотемом венедов, по нашему мнению, был бук. Мы вывели название этого дерева от слова «бог», а этимология лексемы «бог» выводится от «бык». Бук – очень мощное дерево, плоды которого шли когда-то в пищу.
Рыбьим тотемом вентичей могла быть вобла. На первый взгляд, фонетическое сходство отдаленное, однако смысловое родство между словами «воблый» (круглый) и «венец» (кольцо) есть.

Здесь мы выходим на родовой уровень этимологий. Венец – это круг, а круг это семья – семейный круг. Некогда рыба (вобла) тоже входила в этот круг, и прежде чем съесть ее, семья совершала какие-то обряды, долженствующие умилостивить дух тотема, чтобы он не лишал ее в будущем своего мяса.

Есть и другие родовые этимологии – кроме венца - для этнонима «вятичи». Это «батя» (отец). От него образуется слово «батькивщина» (родина, родня). В старорусском языке аналогом «батькивщины» было «вотчина», которому родственно слово «отчизна».

Кстати, слово «мужчина» в свое время, очевидно, было синонимом слова «вотчина», так как особа мужского пола тогда называлась просто «муж». Слово же «чин» означает одновременно «начало» (почин) и «порядок». Так что «мужчина» одновременно могло означать как «мужское начало», так и «мужской порядок». Ну, а при матриархате, слово «женщина» тоже было синонимом слова «семья», «род». Корень «жен» совпадает с западноевропейским “gen”, которое входит в слова типа gens, gentis и так далее, передающие понятие «род» и «племя».

На этом закончим объяснение своей методологии и перейдем с ее помощью к поиску истоков имени «Москва». Посмотрим для начала, как объясняют этот топоним другие [ru.wikipedia.org›Этимология ойконима «Москва»].

Славянская гипотеза
Разработана С. П. Обнорским, Г. А. Ильинским, П. Я. Черных, Т. Лер-Сплавинским, М. Фасмером.

Как полагают исследователи, слово «Москва», принадлежало ранее к древнерусскому типу склонения на *-ū-, именительный падеж которого заканчивался на -ы. Например, бры (совр. бровь), боукы (совр. буква), *кры (совр. кровь), любы (совр. любовь), свекры (совр. свекровь), цьркы (совр. церковь) и др. Таким образом, древнейшей формой топонима была не засвидетельствованная в письменных памятниках форма *Москы.

Уже в очень раннюю эпоху форма именительного падежа данного типа склонения заместилась формой винительного. Для этой стадии есть засвидетельствованные формы «Москъвь» и «Московь», откуда в иностранных языках возникли названия типа англ. Moscow, нем. Moskau, фр. Moscou.

В дальнейшем тип склонения на *-ū- вообще прекратил своё существование: лексемы, которые к нему относились, влились в более продуктивные типы на *-i- (кровь, бровь, любовь, свекровь, церковь) и *-ā- (буква, брюква, смоква, ботва, плотва, диалектные формы церква, морква, а также Москва).

Корень *mosk- в праславянском языке означал «вязкий, топкий» или «болото, сырость, влага, жидкость», причём существовали параллельные дублетные образования *mozg- и *mosk-. То, что корень моск- по своему значению связан с понятием «влага», подтверждается употреблением его в других славянских и европейских языках: в украинском языке существует название украинской реки с именем Москва, которая находится на территории Западной Украины, в словацком языке встречается нарицательное слово moskva, значащее «влажный хлеб в зерне» или «хлеб, собранный с полей в дождливую погоду»; в литовском языке существует глагол mazgóti «мыть, полоскать», а в латышском языке — глагол mazgāt, что значит «мыть». В современном русском языке этот корень представлен словом «промозглый» — сырой (о погоде). Также слово мозг значительно древнее праславянского и встречается у других индоевропейских народов в том же значении ср. ю.-заз. Mezg

В славянском ареале известно множество гидротопонимов с этим корнем:
• Название рек Мозгава (или Москава) в Польше и Германии;
• Московка (или Московица) — приток реки Березины;
• река Москва — приток Тисы в Раховском районе Закарпатья, Украина;
• Ручей Московец;
• Село Московец в Болгарии;
• Многочисленные балки Московки на Украине;
• река Маска в Минской области, Белоруссия.

Возражения

• Славянские племена не являются исконным населением бассейна (не раньше второй половины 1-ого тысячелетия н. э.), до их прихода здесь жили племена, говорившие на финно-угорских и балтийских языках. Маловероятно, чтобы до прихода славян река не имела названия или славяне переименовали её.

• Названия многих соседних рек — балтоязычные (Руза, Истра, Нара, Лама, Яуза) или финноязычные (Воймега, Икша, Вондюга, Куйма, Курга).

Балтийская гипотеза (гипотеза В. Н. Топорова)

Согласно В. Н. Топорову, территория Москвы находится внутри ареала балтийской гидронимии (Гжелка, Дрезна, Истра, Лама, Лобь, Нара, Ока, Отра, Протва, Руза, Уча, Химка, Якоть, Яуза и др.). В прежних исследованиях игнорировался тот факт, что гидронимы на -ва располагаются к западу от р. Москвы и практически отсутствуют на востоке от неё, причём бо́льшая часть их имеет убедительные балтийские этимологии (Водва, Надва, Дедва, Болва, Титва, Дрезва и др.). По мнению Топорова, гидронимы Москва и Протва являются продолжением пояса балтийских названий на -ва в Верхнем Поднепровье, который органично переходит в пояс гидронимов на -uva, -ava и -va в Прибалтике (Латвия, Литва, Пруссия).

Источником названия Москва могли быть балтийские формы *Mask-(u)va, *Mask-ava или *Mazg-(u)va, *Mazg-ava (ср. латыш. Maskava «Москва»). Корень *mask-/*mazg- мог быть связан, во-первых, с топью, грязью (нечто жидкое, мокрое, топкое, слякотное, вязкое). В пределах древней Москвы такой повод могли дать два места — пространство по низменным берегам Неглинки и особенно пространство напротив Кремля, за Москвой-рекой, заливавшееся по весне водой, которая не просыхала до середины лета. Во-вторых, тот же корень мог пониматься и как обозначение извилистой реки (ср. лит. mazgas «узел», лит. mazgóti «мыть, обмывать», латыш. mazgāt «мыть» и т. д.). Только в пределах города р. Москва делает 11 больших петель (не менее извилиста р. Москва в своих верховьях, около Можайска, и в среднем течении, около Звенигорода).

Финно-угорские гипотезы

Слово «Москва» происходит из финно-угорских языков. Слог -ва означает «вода», «река» или «мокрый», то есть, так же, как и в названиях многих других рек."Вай"-ветка или ответвление, рукав реки(с удм. яз.),многие реки и населённые пункты Удмуртии содержат в названии окончание "вай". Мусо - милый, любимый || мило, ласково(удм.). Моск- можно объяснить из языка коми, где оно означает «корова», либо из фин. musta «черный, темный». К финно-угорской также относится гипотеза С. К. Кузнецова, рассмотренная ниже, увязывающая «Москву» с западно-марийскими словами «Маскá» (горномар. Мӧскӓ; луговомар. Маска), которое означает «медведь», и «Авá», которое означает «мать».

Возражения

• Этому, однако, противоречит древнейшая форма ойконима, зафиксированная в источниках: «Москъвь».

• Элемент моск- точно не может быть выведен ни из одного из финно-угорских языков (приблизительно — из многих и многими способами).

• На протяжении нескольких тысяч километров между Москвой и ареалом, где распространены угро-финские гидротопонимы такого типа, подобных названий не встречается (хотя 120 километрами восточнее Москвы существует посёлок Керва, название которого предположительно имеет балтийское происхождение).

• Если выводить моск- из финского, тогда -ва придётся выводить из какого-то другого языка со значительно удалённым ареалом (в финском «вода» веси).

• Уральские языки распространены на большой территории, но современные области распространения уральских языков не образуют единого непрерывного пространства. Уралофинские, балтийские, сибирские народы могли иметь разное происхождение и языки, многие из которых попросту неизвестны.

До 1960 г. археологические свидетельства культурных изменений (например, изменения в глиняной посуде) часто интерпретировались как презумпция доказательства существенной миграции.

Новая археология, которая возникла в конце XX века отклонила эту точку зрения, - принятие новых культур, в частности языков, может произойти через торговлю или приток небольшой правящей элиты с минимальным или нулевым влиянием на генофонд.

Гипотеза С. К. Кузнецова
Согласно этой гипотезе, топоним Москва происходит от марийских слов маска (moská) — «медведь» и ава (ava) — «мать». Так якобы называли это место древние марийцы, жившие в этих местах до великого переселения народов. М. Фасмер называет эту гипотезу неудачной, хотя бы уж потому, что Кузнецов использует данные современных марийского и мордовско-эрзянского языков. В марийском moská само из русского мечка «самка медведя».

***

Наша оценка приведенных гипотез.

Как можно видеть, со стороны профессиональных лингвистов и историков меньше всего возражений вызывает гипотеза В.Н. Топорова. Мы тоже считаем ее наиболее правдоподобной. Однако у нас есть к ней существенные дополнения.
Речь, очевидно, идет не просто о гидрониме литовского происхождения, образовавшегося от глагола mazgóti (мыть, омывать). Река Москва, конечно, означает «Омывающая». Есть основания считать, что гидроним также связан и со словом mazgas (узел), так как река Москва сильно петляет. Но возникает вопрос, а какая связь между литовскими словами mazgas (узел) и mazgóti (омывать)?

В русском языке тоже есть подобная фонетическая связь между словом «вязать» и словом «вода». Но первое понятие – связь – является хорошей этимологией на родовом уровне, а «вода» - этимология на уровне среды обитания. То есть и mazgas (от глагола mazgyti – вязать) и mazgóti имеют отношение к какому-то древнему литовскому этнониму, который сегодня забыт.

О том, что это на самом деле был этноним, свидетельствует еще одно литовское слово mūsų (наши). Это тоже этимология на родовом уровне. Обратим внимание на то, что русское «наши» отличается от mūsų, главным образом первым звуком. Но в славяно-литовских языках звук «н» иногда заменяется звуком «м». Так, например, имя Николай украинцы произносят как «Микола».

Русское «наши» родственно чешскому neteř (племянница), украинскому небіж (племянник), а также общеевропейскому «нация». И оно в фонетическом и смысловом отношении родственно литовскому слову naša (урожай, плодородие, плодовитость). Понятие «плод» (плодовитость) это тоже родовой уровень этимологии для нашего гипотетического этнонима.

Однако есть ли какие-то литературно-исторические доказательства существования этого этнонима в прошлом? Да! И мы можем это доказать. Для этого надо проанализировать небольшой, но важный текст на стыке параграфов 22 и 23 V главы III книги «Руководства по географии» К.Птолемея.
Процитируем: «22. … и боруски до Рифейских гор. 23. Затем акибы (абики) и наски, ниже их - вибионы (обионы) и идры…».

Из указанного отрывка наибольшее наше внимание привлек этноним «наски». Он как раз похож на тот гипотетический этноним, этимологически связанный с русским «наши» и литовским naša. Но где искать топонимические следы этого исчезнувшего племени?

Вот, что пишет о племенах данной группы в своей известной статье «Племена европейской Сарматии II в. н. э.» [Вопросы Этногенеза, No 1, 1946, стр. 41-50] советский историк академик А.Д. Удальцов:
«… боруски (Βορουσκοί - на среднем Днепре, на территории будущих полян, где в III в. жили бораны или борады). Менее ясно положение акибов (акивы - Аκιβοι) - их иногда связывают с территорией древнего Оковского леса в верховьях Зап. Двины, Волги и Днепра (где шли волоки, соединяющие верховья этих рек) - и насков (Nασκοι - может быть, от реки Начи в Оковском лесу), а также вибионов (Oυιβιωνες - разночтения: вивионы, ивионы - ср. селение Ивье, над Неманом в бывшем Ошмянском уезде у Новогрудка) и идров (Σδροι - ср. реку Идрицу или Индрицу с озером Индрие в Витебской области)».

Поскольку боруски, которые жили от среднего Днепра «вплоть до Рифейских гор» ( Среднерусской возвышенности, как мы доказали в статье «И опять этим восточные кельты»), у нас нет возражений против того, что акибы и прочие племена жили примерно в том регионе (Центральная Россия), куда их поместил академик Удальцов. Однако есть возражения против тех топонимов, которые он считал опорными для данных этносов.

Мы полагаем, что акибы жили на реке Оке, а не в Оковском лесу. Реки чаще становились основой для образования этнонима, нежели леса.

Этнически акибы могли быть одним из мордовских племен. Название реки Оки удовлетворительно объясняется из мордовского языка. На мокшанском языке «ока» означает «золотая» (блестящая, хорошая, добрая). Гидроним «Ока-ва» означает «Золотая река». Вариант этнонима «абики» может быть связан с лексемами типа «ува», «упа», «обь», передающими понятие «река» на финно-угорских и балтских языках. Кстати, один из истоков Оки называется именно Упа.

Что же касается насков, то, идя от борусков, живших, допустим, в районе Киева, через верховья Оки мы попадаем как раз на реку Москва. Москва гораздо больше речки Нача, на которую указывает нам статья Удальцова (500 км протяженность против 43 км у Начи). Поэтому она лучше подходит для такого крупного племени, которое смогло привлечь внимание географа из далекой Александрии.

Таким образом, мы нашли наше гипотетическое литовское племя на реке Москва. И у нас не имеется никаких затруднений в истолковании его названия.
«Наска» (Плодородная) это всего лишь второе имя реки Москвы (Омывающей). Обе эти этимологии смысловым образом связаны, потому что для того, чтобы приречные луга, на которых летом паслись стада кочующей литвы, были плодородными, их надо регулярно затапливать (омывать) в весеннее половодье. Однако Москва это не только омывающая река, но место жизни племени насков или мусу, то есть связанных между собой (mazgyti) родичей (mūsų), плодящихся и разводящих свой скот на реке Naša (Плодородная) или Москва (Омывающая), чье название является синонимом имен двух других крупных летто-литовских рек – Вистулы и Даугавы.

На этом, казалось бы, можно остановить наше исследование. Задача выполнена. Однако у нас возник большой интерес к двум племенам, которые упомянуты Птолемеем рядом с насками. Начнем с идров, которые обитали, по мнению академика Удальцова, около Витебска. В предыдущем посте мы связали название Витебска с этнонимом «вятичи», а Западную Двину указали как главную дорогу, по которой вятичи переселялись с берегов Одры на территорию Русской равнины. Стоп!!! А не вятичи ли с реки Одры эти самые идры? Если это так, то наша гипотеза о появлении первых вятичей на земле будущей Великороссии еще в I-II веках н.э. подтверждается.

Второй этноним Oυιβιωνες тоже походит на славянский. Клавдий Птолемей писал слово «венеды» на греческом языке как Ούενέδοι. В греческом языке нет буквы для звука «в». Почему вместо этой буквы обычно писали либо буквосочетание oύε (где ύ сама по себе читается как i), либо букву «бета» (β = б). Поэтому и существуют разночтения в прочтении этнонима Oυιβιωνες: вибионы, ибионы, вивионы и ивионы. Именно с последним произношением академик Удальцов связывает найденный им опорный для этнонима «ивионы» топоним - селение Ивье, над Неманом у Новогрудка.

Частично гипотеза Удальцова нас устраивает. По нашему мнению, славяне (венеды) во I - II веках н.э. действительно начали движение внутрь материка и в том числе не только вдоль Двины и Невы, но и вдоль Немана. Однако фонетическая и смысловая связь между этнонимами «венеды» и «ивионы» не очень просматривается.

В результате размышлений на эту тему мы признали наиболее правильным прочтение Oυιβιωνες как «вивионы» или «вывене». «Вене» это, разумеется, «венеды» (вятичи), в той самой форме произношения, в какой усвоили ее финские племена. А приставка «вы» это синоним приставки «из» (ис). Есть слова одинакового значения «выход» и «исход». Причем от слова «выход» было образовано слово «выходцы».

Есть также слово «вывод». «Вывене» = «выведены» - это те, кто выведены (из страны вендов). Древнеславянский язык допускал подобные сокращения. Не будем также забывать, что во II части статьи «Балтийские венды – предки вятичей» мы сделали корректный вывод о том, что глагол «водить» изначально означал «вести по воде». Так что корни слова «вывод» и этнонима «вятичи» (вентичи, венды – от слова ванда или вода) родственны. Значит, также вполне допустима и такая реконструкция значения «вывене» (вывяти) как «выходцы из венедов (вятичей)» - что-то вроде «из веней» или «из вятей».

Этнонимы типа «вывяте», видимо, оставили на территории России топонимические следы типа «Быватово» или «Бывалово». Кстати, Бывалово – один из районов города Вологды, которая, по нашему мнению, еще во времена первых волн переселенцев-вятичей на север России, была важным пунктом волока с Волги на Северную Двину, о чем, на наш взгляд, совершенно ясно говорит и ее название. Так что не стоит на эту тему обсуждать иные, весьма слабые версии финских лингвистов.

Что же касается вивионов, вывен или вывян Птолемея, то центром их расселения мог быть район города Венева в Тульской области. Историки считают, что именно там располагалась столица уже поздних вятичей – Кордно [veneva.ru›Вятичи]. Это совсем недалеко от насков.

url="/uploads/images/default/naski.jpg"]

[/url]

Кстати, для Кордно в устье Одры есть целых два прототипа. Первый из них: Корченцин (Кёртентин) - поселок на Дзивне немного к северу от Винеты-Волина. Второй: Корчно - поселок на озере или заливе с немецким названием Нойварпер-зее. Третий кандидат – поселок Пут-гартен рядом с религиозной столицей древних руян-ранов Арконой на острове Рюген.

Примем в расчет еще одно важное соображение. Если Птолемей указал идров и вывионов (вывен) в ряду таких крупных племен, как, например, боруски, то, вероятнее всего, это и были полноценные племена - мужчины с семьями, а не просто ватаги холостых искателей разнообразной добычи. Так что, видимо, переселение вятичей-земледельцев началось не в V веке, а гораздо раньше.

И последнее, что мы хотим обсудить в этом посте, это вероятность заноса топонима Москва из Литвы-Пруссии. Основание: при Птолемее река называлась «Наска» (Наша), а позднее «Москва» (Мазготь или Московь). Возможно, новое название принесли родичи насков литовцы, которые, думается, опять шли в паре со славянами-вятичами.

Прототип имеется. Это бывший город, а ныне маленькое селение почти на границе древней Пруссии и Литвы, называемое Москава (Mockava) [lt.wikipedia.org/wiki/Mockava]. Для тех, кто будет искать его по карте, скажем, что он расположен на железнодорожной линии Сувалки-Мариямполь. Через эту литовскую Москву протекает речка Моцкавелле левый приток Кирсны [www.upese.lt/index.php/k-ru/kirsna]. На этом факты заканчиваются.

Вместо заключения.

По мнению Фасмера русское слово МОЗГ имеет следующие этимологии: украинский - мозок, мiзок; болгарский - мозок; древнерусский, сербский и церковнославянский – мозгъ; словенский mozg; чешский mozek, mozg; словацкий – mozog; польский - mozg, mozgu; верхне-лужацкий - mozh, нижне-лужацкий mozg. Родственно древнепрусскому muzgeno и литовскому smagenys. Сюда же относятся древнеиндийское majjan и авестейское mazga. Пожалуй, достаточно, чтобы понять, что это древнее индоевропейское слово. Начало ему было положено от словопонятия, которое на всех перечисленных языках означает нечто вязкое, полужидкое. Это потому, что первобытные охотники познакомились с веществом мозга при поедании своей добычи. Однако развиваясь умственно, человек понял, что мозг это не столько еда, сколько то самое главное, в чем заключается сила и преимущество людей перед животными, а также преимущество разумных людей перед дикими, неразумными. Поэтому и смысл слова стал меняться, и появляется иная его этимология.

Более всего мне интересна старославянская версия (она тоже есть у Фасмера) родства слова «мозг» и прилагательного «можданъ».
Эта версия соотносит слово «мозг» со словопонятием «мощь». В польском языке możny – сильный, могущественный; мощь – moc. В украинском языке мощь – міць. В белорусском – моц. Достаточно теперь добавить, например, к лексеме «моц» в конце почти неуловимое h, и получится почти «мозг». Не странно ли, что некогда сырая, слякотная Москва превратилась сегодня в мозг России?

 (Голосов: 3)

Комментарии посетителей

 #1. Александр Раскидин   (13.09.2014 - 12:46)
Мало кому известно, что “... название города – “Москва” - происходит от татарского слова “мыскау” (буква “ы” в данном слове произносится как звук, близкий к русским “а” и “о”). Одно из значений слова “мыскау” в переводе с татарского: «взвешивание» или «взвешивать», «отмерять».
В разговорном татарском языке сохранилось слово “мыскау” также и в значении «петля, сеть, сачок» (38, с. 289).

Из книги “Наследие татар” (Г. Еникеев) - Москва, издательство "Алгоритм", 2012 г.
 #2. Александр Раскидин   (13.09.2014 - 12:49)
Известно, что русский князь Юрий Долгорукий писал своему брату: “...приезжай ко мне в Москов...”(XII в.). Но мало кому известно, и даже многим «профессиональным историкам» неведомо, что также дошли до нас сведения о том, то союзниками Юрия Долгорукого – объединителя Руси вокруг Москвы - были татары которые проживали в Восточной Европе и Западной Сибири задолго до “монголо-татарского нашествия”). Более обстоятельно об этом написано в книге “По следам черной легенды” (38)...”
 #3. Игорь   (21.10.2014 - 02:10)
Кстати, река с точно таким же названием Москва впадает в реку Тису в Закарпатье в черте города Рахова , а в Польше в Великопольском воеводстве протекает река Москава. Так что похоже миграция названия налицо , а уж кто перенес это название догадайтесь сами.
 #4. Сергей   (9.07.2018 - 14:20)
Александр, я, как и Вы, простой этимолог-любитель, в свободное время копаюсь в старых словах, ищу истоки современных слов, названий городов, народов и пр. Какого же было мое удивление, когда я какими-то неведомыми путями вышел на Ваш сайт, и обнаружил в Ваших статьях поразительное сходство со многими своими мыслями: касательно смысла слов "Каз", "Ван", а особенно удивила меня данная статья, где Вы проводите параллели между словами "Москва" и "мозг"...
 #5. Сергей   (9.07.2018 - 14:22)
Дело в том, что буквально пару месяцев назад и я додумался до этого сходства, причем совершенно случайно - я искал значения корня "мак". Сходство двух этих слов показалось мне сначала таким явным, и в то же время таким, если можно так выразиться, глупым, что сказать об этом кому бы то ни было означало выставить себя на посмешище...
 #6. Сергей   (9.07.2018 - 14:24)
Масла в огонь подлил ещё случайно увиденный на ютубе ролик - старый выпуск программы "Городок", где авторы смеялись над сходством именно этих двух слов - "мозг" и "Москва"... И тем не менее в последующие дни мне удалось найти еще несколько слов, подтверждающих правдивость этой догадки, что слова эти все же однокоренные. Спасибо Вам огромное, что имеете большую смелость открыто выкладывать свои изыскания на суд людей!
 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Кто такие ваны? (начало)
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 РЕТИЯ. Клавдий Птолемей. Руководство по географии, книга II, глава 12 (окончание)
 РЕТИЯ. Клавдий Птолемей. Руководство по географии, книга II, глава 12 (начало)
 О чехах и белочехах
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Скандинавия
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города вблизи Дуная
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города на широтах Богемии
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Древние города северной Германии и Польши
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Племена
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Расположение рек и гор Германии от Дуная до Северного моря и Балти...
 Архив сайта
 Ноябрь 2018
 Октябрь 2018
 Сентябрь 2018
 Август 2018
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018