Главная  

Загадки происхождения румын и молдаван (окончание)

Как Румыния стала славянской страной? Говорят, что славяне были из нее изгнаны. Но почему же тогда славянский язык целые века оставался официальным языком Валахии и Молдовы? Отчего в этих странах так много славянских топонимов?
Тезис об изгнании славян возник на основании всего лишь одной темной по смыслу фразы из "Повести временных лет". Необходимо заново и более тщательно проанализовать эту фразу.
Откуда взялись предки румын, если они не являются потомками римских колонистов и древних даков? На этот счет есть прямые документальные свидетельства.

IV. Откуда взялись валахи и молдаване?

В конце IV века Дакия была опустошена гуннами. Германцы-гепиды были оттеснены на запад в Паннонию и там покорены Атиллой вместе со многими другими германскими племенами. Остатки ассимилированного германцами дакийского населения ушли вместе с ними. Если в Дакии-Ульпии и оставались неассимилированные даки, они были настолько немногочисленны и слабы, что не могли бы оказать сопротивления гуннам и славянам или хотя бы сохранить свою самобытность.

После смерти Атиллы и поражения, понесенного от германцев в Паннонии на некоей реке Недао [ru.wikipedia.org›Википедия›Битва_при_Недао], гунны отвели силы в низовья Дуная. Здесь в стране Улля они кочевали еще довольно продолжительное время, в результате чего одно из главных гуннских племен, упоминаемые Иорданом альциагиры [Иордан, Гетика, 37], по нашему мнению, и получили свое наименование. Затем гунны откочевали еще дальше на восток, очевидно, в более привлекательные для них Причерноморские степи. Иордан пишет, что альциагиры кочевали неподалеку от Херсонеса Таврического.

К этому времени славяне (по нашему мнению, это были уличи, неривяне, северяне и эпторадичи) уже настолько усилились, что, оттеснив гуннов, не пустили обратно в страну Улля и германцев. Более того, хорваты-стадичи каким-то образом заняли и Паннонию, растворив в себе там остатки готско-гепидского населения [смотрите нашу предыдущую статью «Баварский Географ с точки зрения славянина»].

В Дакии началось более чем пятивековое господство славян, следы которого до сих пор не стерлись. Но как же быть с сообщением ПВЛ о том, что некие волохи учинили над могущественными господами Дакии насилие и заставили дунайских славян разойтись по всей Восточной Европе?

У нас возникло сомнение, а имел ли место этот факт на самом деле? И здесь мы идем вопреки давно устоявшейся историографический традиции.

Еще Карамзин в «Истории государства российского» на основе своего истолкования летописи Нестора пишет о том, что дунайские славяне были вытеснены из Паннонии волохами, «доныне там живущими», то есть валахами-румынами. За ним ту же версию повторяют все последующие российские и советские историки. В переводах «Повести временных лет» двух наиболее авторитетных советских историков Д.С. Лихачева и О.В. Творогова в одинаковых выражениях приводится следующий фрагмент:

«…сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И от этих славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими, где кто сел, на каком месте. Так, например, одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другии назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян на дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли, и сели на Висле, и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи — лутичи, иные — мазовшане, иные — поморяне».

Из указанного абзаца «Повести временных лет» и делается вывод, что некий народ – волохи - напал на дунайских славян, поселился среди них и притеснял их. Всего одна фраза, из которой делаются чрезвычайно обширные далеко идущие выводы.

Между тем, фраза в оригинале довольно темна по смыслу: «Волохомъ бо нашедшим на словены на дунайскые, и сѣдшимъ в них и насиляющимъ имъ». Судя по тому, что название народа поставлено в творительном падеже, а глагола нет вовсе, это не полная фраза, а ее фрагмент. Лихачев и Творогов тоже пришли к такому выводу и соединили указанный фрагмент со следующей по порядку фразой, которая в оригинале выглядит так: «Словѣне же ови пришедше и сѣдоша на Вислѣ, и прозвашася ляховѣ, а от тѣхъ ляховъ прозвашася поляне, ляховѣ друзии — лютицѣ, инии мазовшане, а инии поморяне».
С первого взгляда видно, что оба фрагмента с точки зрения строя восточнославянских языков не согласуются. Чтобы их согласовать, переводчики вынуждены были в первом фрагменте перевести название народа в именительный падеж, причастия сделать глаголами, да еще добавить слово «когда». Во втором фрагменте изменения не так очевидны: в глаголы были преобразованы лишь два деепричастия. Но, в общем, текст перевода настолько отступает от формы оригинала, что вряд ли может быть признан удовлетворительным, особенно в таком важном случае.

По нашему мнению, фрагмент о народе Волохе лучше согласуется и по строю и по смыслу с предыдущим фрагментом. В оригинале он выглядит так: «От тѣхъ Словенъ разидошася по земьли и прозвашася имены своими, кде сѣдше на которомъ мѣстѣ, тако пришедше сѣдоша на рѣцѣ именемъ Маравѣ, и прозвашася Морава, а друзии Чесѣ нарекошася, а се ти же Словѣне, Хровати Бѣлии, Серебь и Хорутане». К этому фрагменту и следует прибавить: «Волохомъ бо нашедшим на словены на дунайскые, и сѣдшимъ в них и насиляющимъ имъ».
Обратим внимание на то, что при перечислении имен с глаголом «назвались» одинаково допустимо согласование в винительном и творительном падежах. Например, «они назвались сербы» или «они назвались сербами». Мы полагаем, что, начав согласование при перечислении племен в винительном падеже, летописец мог по какой-то причине перейти в конце фразы к согласованию в творительном падеже.

Переводить весь этот фрагмент, на наш взгляд, следует так: «От тех словен разошлись по земле и прозвались именами своими, кто где сев (севши) - на котором месте. Так пришедшие (то есть пришельцы) сели на реке именем Морава и прозвались «морава», а другие нареклись «чехи», а сии – (нареклись) те же (опять же) «словене», «хорваты белые», «сербы», «хорутане», Волохом (нареклись) …».

В русском предложении при перечислении каких-то предметов указательное местоимение и глагол можно, в принципе, поставить перед каждым указываемым предметом: «эти назвались сербами, эти назвались морава». Но для краткости и местоимение, и глагол употребляются один-два раза, а в остальных случаях они просто подразумеваются: «эти называются сербы, эти морава, чехи и т.д.». В данном случае рядом со словом «Волохом» тоже подразумевается и глагол (нареклись) и указательное местоимение (сии).

В целом интересующий нас фрагмент будет выглядеть следующим образом: «Волохом нареклись сии, быв нашедшим (нашедшими) на словен на дунайских и седшим в них, и насиляющим им». Таким образом, получается, что летописец поясняет нам, почему он поставил народ Волох в один ряд с прочими словенами. Народ Волох, по меньшей мере, живет среди дунайских славян.

Очевидно также, что этот народ, поставлен в ряд других славянских племен, потому что перенял от славян многое из культуры и языка. Правильность такого вывода легко можно доказать, если вспомнить, что в языке валахов (румын) в свое время имелось до 20-40% славянских слов, что славянский язык в Валахии долго был языком официальным, а также церковным, что подавляющее число топонимов Румынии также славянские.

Анализируем дальше. Слово «нашедшим» на факт нападения волохов на славян явно не указывает. Скорее возможно толкование «понашедшим» (понаехавшим), то есть пришедшим откуда-то и мирно расселившимся (седшим) среди славян.

Кстати, в истрийском диалекте хорватского языка «влах» как раз и означает «новый поселенец» [en.wikipedia.org›Википедия›Vlachs]. А хорваты были самыми многочисленными из славянских насельников этого региона.

Остается довольно неясное выражение «насиляющим им». Его как будто можно было толковать как «творящие насилие им». Однако в церковно-славянском словаре Дьяченко можно найти и другое объяснение этому выражению. «Насиливо» означает «много». Так что «насиляющим им» может быть равнозначно «умножающих им» - умножающих их (славян) число. На наш взгляд, это более точно согласуется со смыслом указанного выше предложения в целом.

Возможно и другое. Замена «е» на «и» при тогдашнем низком уровне кодификации грамматики вполне вероятна. Тогда выражение «насиляющим им» можно толковать как «населяющим им (славянам) земли».

Слово «земли» вполне могло быть опущено, потому что слово «сёла» по Фасмеру это не только населенные пункты, но и поля, созданные путем выжигания леса. Таким образом, выражение «населяющим им» хорошо толкуется как «обрабатывающим поля им (славянам)». И память об этом в славянских языках сохранилась. В польской книжной традиции валахами называли польских крестьян. Чехи, словаки, македонцы, хорваты, сербы называли валахами пастухов. У хорватов слово «валах» носит еще уничижительный характер – «плебей». Также даже и в русском языке известно слово «вахлак», означающее «плохой работник».

Итак, мы приходим к выводу, что волохи были у славян пришлыми работниками. В связи с этим возникает вопрос, откуда и как попали валахи-волохи на земли дунайских славян? Для ответа обратимся к свидетельству авторитетного исторического источника.

Прокопий Кессарийский в своей «Тайной истории» пишет о ежегодных набегах славян с северного берега Дуная на византийские балканские провинции, каждый из которых стоил империи 200 тысяч «погубленных и порабощенных ромеев» [Прокопий Кессарийский. XVIII (20) Свод древнейших письменных известий о славянах. Т.1 - П. М., 1994 – 1995]. Разумеется, данные Прокопия преувеличены, иначе славяне могли только за 38 лет правления императора Юстиниана (при котором жил и писал Прокопий) вывести все население его империи. А ведь набеги наверняка продолжались и в последующие годы. Тем не менее, можно уверенно говорить, по крайней мере, о миллионе выведенных в страну Улля говоривших на балканской латыни [ru.wikipedia.org›Википедия›Линия_Иречека] византийских рабов и колонов. Этого было вполне достаточно для создания там ядра новой народности.

Однако на первом этапе пленники становились членами захватившего их племени. Император Маврикий, стратигикон которого вошел во все хрестоматии по истории славян [Письменный источник – Древние славяне в отрывках Греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э.//Вестник древней истории.1941. № 1, стр.230], писал:

«Находящихся у них в плену они [славяне] не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая (срок рабства) определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси, или остаться на положении свободных и друзей».
Разумеется, большинство пленных бедняков не могли выкупиться. Да и возвращаться в пределы империи, где они были на рабском положении, они также вряд ли хотели. Но среди остающихся у славян вряд ли были прямые потомки римских легионеров, которые были, наверно, посостоятельней других.

Освобожденные рабы могли бы получить у славян наименование «волохи» по двум, впрочем, не основным причинам. Во-первых, славяне давали им свободу – волю. Во-вторых, вряд ли основная масса рабов уводилась из Византии насильно. Существует славянское слово (в чешском и польском языках) volat (волать), то есть звать, призывать, приглашать. Славянские воины, видимо, чаще просто приглашали бедных ромейских крестьян следовать за собой. Конечно, на первых порах ромейским переселенцам приходилось работать на своих занятых большей частью войной хозяев, но рабами в полном смысле этого слова их назвать было нельзя. Славянская община еще не могла по-настоящему эксплуатировать огромную массу иноземцев, попадавших в ее власть.

Положение же славянских «рабовладельцев» скорее напоминало положение римских патронов, опекающих свою клиентелу. Они и в самом деле заботились об адаптации будущих членов своего племени. На польском языке есть слово własny (свой), то есть славяне считали волохов своими - единоплеменниками. В польском языке есть глагол rozpleniac, который означает «размножать». То есть для славян захват пленных был одним из средств приумножения численности своих рядов. И это хорошо согласуется с нашим толкованием слова "насиляют" из ПВЛ (смотри выше).

Полон, выводимый славянами с южного берега Дуная, попадал, главным образом, в селения племени уличей, которые иначе называли себя лютичами и, очевидно, просто волками. Разумеется, новые романоговорящие члены племени тоже должны были зваться «волками». Однако население Византии еще до наступления славян, развернувшегося, в основном, в начале VI века, было хорошо знакомо с племенем влахов-галатов.

Эти влахи были потомками вольков-тектосагов, вторгшихся в Грецию в IV в. до н.э. В Малой Азии вольки-галаты некогда создали свое государство Галатию. Но к началу нашей эры оно давно прекратило свое существование, а его пришлое титульное население было начисто ассимилировано, в основном, грекоговорящим местным населением.

Но на Балканах разрозненные группы влахов вплоть до наших дней вели кочевую жизнь почти на цыганский манер. Очевидно, византийцы знали, что «влах» означает «волк» - это хорошо подходило к образу жизни влахов. Так что когда бывшие ромейские колоны, «волаченные» (зазванные, завлеченные) на северный берег Дуная славянами-волками (уличами), получали волю из их рук и права членов племени «волков», конечно, сами себя называли знакомым им именем «влахи». Эту версию образования этнонима «влахи» в применении к романоязычным жителям славянской Дакии мы считаем главной.

Как продолжалось дальнейшее сосуществование славяноязычных и романоязычных членов «волчьего племени»? Совершенно очевидно, что численность последних росла гораздо быстрее. Этому способствовали, в частности относительно мирные условия жизни ассоциированных «уличей».

Маврикий в своем стратигиконе пишет, что славянские военные поселения занимали тесно весь северный берег Дуная, не давая его войскам внезапно переправляться. Война на границе шла почти непрерывно, и велась обеими сторонами со взаимной жестокостью. Села же, населенные преимущественно переселенцами с юга, располагались, очевидно, в глубине славянской Дакии. Можно предположить, что славяне либо не слишком доверяли бывшим пленникам, либо по соображениям нравственного порядка не хотели заставлять их воевать со «своими». (Впрочем, бывшие ромеи вели себя по отношению к своим славянским патронам лояльно, поэтому Маврикий советовал не доверять встреченным на славянской стороне мирным крестьянам, говорящим на испорченной латыни).

При таких обстоятельствах вскоре влахи-ромеи численно превзошли славян-уличей. Следует также учитывать, что византийские экс-подданные, несомненно, сохранявшие христианскую веру, культурно превосходили своих языческих покровителей. Поэтому часть уличей непременно должна была подвергнуться их ассимилирующему воздействию. Ко времени правления Мирчи Старого численное и материальное превосходство валахов над уличами определилось окончательно. Валашские князья привлекли на свою сторону славянскую знать, желавшую жить так, как ромейская знать жила в Константинополе.

Остатки неассимилированных уличей сконцентрировались в Молдавии. Здесь их влияние сохранялось на пару веков дольше, чем в Валахии. Это, кстати, пошло на пользу государству молдаван, которое в военно-политическом отношении долгое время было сильнее, чем непрочное государство их западных соседей-сородичей.

 (Голосов: 2)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Кто такие ваны? (начало)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Хайтворы – хранители земли Моравской
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Архив сайта
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018