Главная  

Мой учитель Юрий Васильевич Демаков

В детстве я мечтал стать художником и даже учился этому ремеслу в Детской художественной школе города Челябинска. Но таланту не хватило. Тем не менее, воспоминания об этом периоде моей жизни ценны для меня. Особенно дороги для меня воспоминания о моем учителе Юрии Васильевиче Демакове.
Мои воспоминания Ю.В. Демакове, первом директоре ДХШ г. Челябинск.



С первым директором, основателем Челябинской ДХШ Юрием Васильевичем Демаковым я познакомился, когда мне исполнилось 12 лет. Это было полвека назад. Как многие дети, я имел склонность к рисованию, так что моя мама предложила мне поступить в только что организованную школу.
Первые классы ДХШ располагались в здании средней школы номер 5 по улице Калинина. Там же производился и набор. Главным его элементом было собеседование с директором. Я был прямо-таки очарован Юрием Васильевичем, невысоким крепким человеком в очках с большим лбом и тихим голосом (он его вообще никогда не повышал). И это впечатление я пронес через все годы обучения. Я буквально смотрел ему в рот и частенько повторял своим громким голосом его распоряжения для сведения своих однокашников, из-за чего надо мной подшучивали и они, и сам Юрий Васильевич. Так что могу сказать, что мое решение поступить в ДХШ оформилось именно под влиянием личности ее директора. И я стал одним из самых дисциплинированных ее учеников, никогда не прогуливал, хотя на занятия три раза в неделю приходилось ездить из Металлургического района от самого Заводоуправления ЧМЗ. (Только дорога туда и обратно занимала 3 часа в переполненном автобусе). А вот почему меня взяли в ДХШ, не знаю. Рисовал я тогда, как ребенок. Между тем, многие из тех, кто поступали в школу, уже имели за плечами стаж занятий в студиях при домах культуры. Юрий Васильевич всегда любил подчеркивать, что ДХШ дает хоть и начальное, но все же профессиональное образование (в отличие от любительских студий). Он часто бывал недоволен навыками бывших студийцев. Вероятно, поэтому хотел иметь он среди своих учеников и тех, кого надо было учить, что называется, с нуля.
Юрий Васильевич гордился своим званием педагога-художника. Примером для него был Павел Петрович Чистяков, преподаватель Императорской Академии Художеств, учивший таких корифеев русского изобразительного искусства как Суриков, Валентин Серов и многие другие. Кстати, они были немного похожи внешне – Чистяков и Демаков. Лбы у них были во всяком случае одинаковые.
Вторым преподавателем в ДХШ первый год был Константин Степанович, рослый, лысый и веселый товарищ. Вероятно, он и Демаков познакомились много лет назад где-то на территории Литвы. Во время первой нашей художественной практики в окрестностях Усть-Катава они иногда у костра вспоминали литовский язык и немного на нем переговаривались.
Как Юрий Васильевич оказался в Литве? Прямо он об этом не говорил, но я понял это из его рассказов-воспоминаний. Шел уже не первый год войны, когда юный Юра Демаков достиг минимального призывного возраста 17-ти лет и сразу же отправился в военкомат. Его оправили в Златоустовское артиллерийское училище.
Позднее внучка Юрия Васильевича Светлана Пальна (Батуева) подтвердила, что ее дед и в самом деле в 17 лет поступил в Златоустовское артиллерийское училище. Это было в 1943 году. А родился он 14 декабря 1925 года в городе Уфе.
Учили на минометчиков. Юрий Васильевич вспоминал марш-броски по тамошним горам с полной выкладкой, когда курсанты кроме оружия и вещмешков несли на себе еще и разобранные минометы. Учили их и скалолазанию. Однажды когда курсант Демаков лез на скалу первым, прямо перед его носом оказалась гадюка. Не зная, что делать он застыл на месте, а потом доложил о происходящем инструктору, который шел прямо за ним. Тот перебрался через своего подопечного и сапогом сбросил змею в сторону. Мы ребята с восхищением слушали и про училищного инструктора по рукопашному бою, который одной лишь саперной лопаткой отбивал нешуточные штыковые выпады обучаемых.
По окончании училища летом 1944 года молодой лейтенант Демаков был направлен в действующую армию на 3-й Белорусский фронт в качестве командира минометного взвода. 18 октября того же года бои шли на подступах Восточной Пруссии немного к востоку от городка Ширвиндт (ныне поселок Кутузово Калининградской области), но еще на территории Литвы.
Помню из рассказа Юрия Васильевича, что он тогда почему-то оказался в пехотной цепи. Думаю, он должен был корректировать огонь минометов.
Их дивизия атаковала вражеские позиции. Немцы были в то время уже не те вояки, что в 1941 г. На одном фланге даже подняли белый флаг, и солдаты противника пошли навстречу нашим с поднятыми руками и криками «Ми австрийцы!».
На другом фланге германская часть отступила без боя. Но когда цепь наших солдат, в которой шел и лейтенант Демаков, стала подниматься по склону господствующей высоты в центре позиции, по ней внезапно ударили пулеметы. Юрий Васильевич рассказывал, что упал тогда ничком, точно убитый, прикрывшись автоматом. Это его и спасло. Так он и лежал до тех пор, пока по вершине высоты не отработали «катюши».
На вершине высоты советские солдаты обнаружили 12 тел в черной эсесовской форме. Один из них был еще жив, ползал с распоротым животом и хрипел по-русски: «Помогите, братки!». В гневе наши бойцы разрядили в предателя свое оружие.
За высотой было неубранное ржаное поле. Наши солдаты залегли во ржи, дожидаясь команды двигаться дальше. И это оказалось кстати. Впереди показалась густая цепь вражеских солдат. Очевидно, они еще не знали, что высота взята и шли в полный рост. Наши открыли шквальный огонь на минимальном расстоянии. Немногие уцелевшие враги бросились бежать. Наши их преследовали. В этот момент вражеская пуля попала в руку Юрия Васильевича - в запястье. И хотя он все же дошел до медсанбата на своих ногах, ему грозила ампутация, так как кость запястья была раздроблена.
Спас будущему художнику руку хирург полковник Хондо. по национальности японец. Как японец оказался в рядах Советской армии, неизвестно. Быть может, был эмигрантом-коммунистом. Он сумел сложить кости так, что они срослись и срослись правильно. Но шрам от этой раны у Юрия Васильевича сохранился на всю жизнь.
После выздоровления зимой и весной 1945 года лейтенант Демаков принимал участие в боях на территории Восточной Пруссии. К этому времени относится его рассказ о том, как он и его голодные солдаты во время боя на одном из тамошних хуторов нашли корыто с жирным холодцом. Во время боев за Кёнигсберг Юрий Васильевич был еще дважды контужен. Последний раз тяжело: надолго потерял слух. Боевые награды нашего учителя орден Красной звезды, медали "За победу над Германией" и "За взятие Кенигсберга".
После окончания войны Юрий Васильевич еще полтора года прослужил в Прибалтике, в основном в Литве. И думаю, именно к этому времени относится начало его увлечения изобразительным искусством. Как сообщила Светлана Пальна в 1946 году, то есть еще во время службы в армии, он был вольнослушателем, вероятно, в каком-то прибалтийском художественном училище. И там, видимо, познакомился с Константином Степановичем.
Позднее он окончил «Центральные курсы живописи и рисования» в городе Москве по специальности художник-живописец, а затем заочный университет искусств МК РСФСР (руководитель ИЗО коллектива).
Юрий Васильевич придерживался сам и внушал нам правильное, видимо, мнение о том, что рисовать нужно много, что количество когда-нибудь перейдет в качество. Чемпионом по количеству рисунков и этюдов у нас бы Женя Симкин, пользовавшийся всегдашним одобрением нашего главного педагога. Женя и еще один юноша по фамилии Яблонский были года на 2-3 старше остальных и скоро убыли в художественные училища. Но первый год обучения они были для нас примером и хорошими помощниками нашим учителям. Яблонский работал неторопливо и аккуратно, а Женя Симкин быстро, живо и весело. Он вообще был очень веселым парнем. Для меня он был вторым авторитетом в школе после Юрия Василевича. На этюдах я и оба мои друга Владимир Бадт и Дамир Хасанов (мы во время выездов всегда жили втроем в одной палатке) обычно увязывались за Симкиным. По количеству работ я тоже всегда старался сравняться с Женей.
К сожалению, в моем случае, количество так и не перешло в настоящее качество. Это мне стало понятно где-то на третий год обучения. В тот год вперед среди учеников школы вдруг вырвался Виталий Колпаков. Он никогда не гнался за количеством. И вдруг у него стали получаться такие светлые и чистые акварели, что мне оставалось только ахать в душе и завидовать. У меня акварели получались всегда серыми из-за многочисленных переделок и попыток написать натюрморт так, чтобы было «как на фотографии».
Тем не менее, ДХШ я окончил. Мои родители настояли, чтобы учиться на художника дальше я пошел не в училище, а в институт. И я, поехав поступать в Московский Полиграфический институт, благополучно провалился там по всем вступительным дисциплинам. Наверно, так было к лучшему. Я поступил на Металлургический факультет ЧПИ (ныне ЮУрГУ). Художество бросил полностью. Мысль о том, что надо быть профессионалом или вообще не пачкать бумаги и холста, глубоко засела в моих мозгах. Первый год учебы в институте я пару раз посещал ДХШ, но потом перестал. Мне было стыдно за свою «измену».
В начале 80-х я еще раз встретился с Юрием Васильевичем. В ту пору он уже не был директором. Как помнится, его уход из ДХШ был связан с какими-то интригами против него. Мне кажется, что причина была в том, как и что преподавать. Юрий Васильевич был за классическое художественное образование. А в это время появилось много новаторов, и они рвались экспериментировать. У них нашлась поддержка наверху. На Демакова давили. А здоровье было у него не такое, чтобы выдерживать эту борьбу постоянно.
Уволился он в 1975 году. Примерно два года работал художником в разных местах. Но в 1978 году опять вернулся к преподаванию, стал руководителем изостудии Калининского дома пионеров и школьников.
Я побывал у него дома. Жил он тогда напротив Троицкой церкви по улице Кирова, в доме 21. Его жена Лидия Федоровна была некогда завучем в моей школе №103. Жил он вместе со своей дочерью и внучкой. Умер он через год-два после нашей встречи в 1985 году от инфаркта. Накануне врачи рекомендовали ему лечь в больницу, но он хотел обязательно поздравить своих женщин с 8 марта. Не успел.
Память о Юрии Васильевиче Демакове дорога многим и в том числе нам, выпускникам первого набора Детской художественной школы Челябинска.

url="/uploads/images/default/dem1.jpg"]

[/url]

url="/uploads/images/default/dem2.jpg"]

[/url]


 (Голосов: 0)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Кто такие ваны? (начало)
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Был ли Петр I грузином?
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 О чехах и белочехах
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Скандинавия
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города вблизи Дуная
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Города на широтах Богемии
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Древние города северной Германии и Польши
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Племена
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Расположение рек и гор Германии от Дуная до Северного моря и Балти...
 Клавдий Птолемей. Германия Магна. Перевод с древнегреческого языка с комментариями
 Мой учитель Юрий Васильевич Демаков
 Архив сайта
 Октябрь 2018
 Сентябрь 2018
 Август 2018
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018