Главная  

Новгородские песни Садко Козинича

Этому любительскому опыту, кажется, уже лет двенадцать. Я не преследовал цели стать поэтом, но складывать строфы в рифму у меня получается, как, впрочем, и у многих тысяч других россиян. В свое время, читая книгу «Князь Серебряный» Алексея Константиновича Толстого я узнал, что большинство устных произведений народного песенного творчества, относящихся к теме Великого Новгорода, при царе Иване Грозном было запрещено, а вскоре и совершенно забыто. Мне показалось это тем более несправедливым, что вообще все древние русские былины, в том числе относящиеся и к временам князя Владимира Красно Солнышко, предку русских царей Рюриковичей, были сохранены именно на Русском Севере потомками новгородцев. И я решил в меру своих способностей отплатить за эту древнюю обиду колыбели русской государственности и демократии своим новоделом.
Я не хотел, чтобы меня считали автором этого стихотворно-былинного цикла, но редактор частного русскоязычного финского сайта «Ведалюб», которая первая решилась публиковать мою работу, решила по-своему. Ну, что ж, я не слишком погрешил против истины со своим псевдонимом «Садко Козинич». В древнем Новгороде фамилии, оканчивающиеся на «ий» и на «ич» были равнозначны. Так человека по фамилии Борецкий (реальная историческая новгородская фамилия) могли бы в некоторых случаях именовать Боречич. В обоих случаях это означало, что он потомок предка, носившего имя или прозвище Борец. Мои предки и мои родичи в Беларуси носили и носят фамилию Козыня (Козиня).
Что же касается имени Садко, то я убежден, что это сокращенная уменьшительная форма от полного Александр. Нечто типа Сашко. Так что Садко Козинич это согласно новгородским традициям все равно, что Александр Козинский.


Более всего мне удалась первая песнь этого цикла. Она действительно походит на песню, и один мой знакомый даже пел ее под гитару. Горжусь, что она попала в ряд других наиболее известных стихов о Великом Новгороде [moi-gorod.gymn2-nv.edusite.ru/p43aa1.html] в одном ряду с такими авторами как Лермонтов, Есенин, А.К. Толстой, Языков, Аполлон Григорьев.

Родила меня мать не в Неметчине,
Не на Чудской земле заболоченной.
А родился я на Святой Руси,
На Святой Руси в Новгородчине.

С малых лет в лесах я стада водил,
А поля пахал во семнадцатый год.
Не холопом был: мне один господин,
Только наш Господин Великий Новгород.

А минуло мне восемнадцать зим.
Прилетел гонец, и меня зовут.
С тем гонцом лихим славный витязь Вадим
Присылает мне грамотку березову.

- Как тебе, молодец, вышел твой черед,
Попахать веслом волны вольные,
Постоять на народ и за Новгород,
Попасти стада корабельные.

***
Марш Новгородского драгунского полка

Посылает русский царь в новгородские деревни:
- Отвоюем, мужики, новгородски земли древни

- А ты помнишь русский царь, как ты нас тиранил встарь?
Но раз зовут не для разбою, значит мы готовы к бою

Новгородский полк драгун - стяг анреевский над нами.
Раз здесь все мы новгородцы, это Новгорода знамя.

В Польшу Паткуль русских ввел: швед там крепко бил саксонца.
Маршал Реншильд всех разбил, да не сдались новгородцы.

И рязанцы и тверцы притекли к нам после боя:
- Нас возьмите в новгородцы - будем вместе воевать.

Новгородский полк драгун - стяг анреевский над нами.
Раз здесь все мы новгородцы, это Новгорода знамя.

Кто из русских жив остался, на Германию пошли.
Царь к союзнику послал нас: защитить его земли

Там рубились новгородцы за австрийцев сорок раз
Заплатили нам неважно: продал кесарь шведу нас.

Видно мстить решили шведы за побитье у Невы:
Всех казнить хотел нас Реншильд, только ждать не стали мы.

Так пришлось нам, новгородцам, по Европе погулять:
Мы прошли четыре царства - не смогли нас задержать.

Новгородский полк драгун - стяг анреевский над нами.
Раз здесь все мы новгородцы, это Новгорода знамя.

Мы поспели под Полтаву перед битвой за семь дней.
Нас поставили в середку - там, где было потрудней.

Карл Двенадцатый сознался шведским главным полководцам:
- Не боюсь всех русских сил, но боюся новгородцев.

Новгородский полк драгун - стяг анреевский над нами.
Раз здесь все мы новгородцы, это Новгорода знамя.

Как пошли на нас штыками лучших шведских семь полков.
Но нашла коса на камень, обломали шведам рог

Царь примчался к новгородцам - опасался он беды:
- С вами стану, новгородцы, в ваши крепкие ряды.

- Нынче бьетесь за Россию, а отнюдь не за Петра.
Мы ж в ответ на речи царски наше грянули "Ура!"

Новгородский полк драгун - стяг анреевский над нами.
Раз здесь все мы новгородцы, это Новгорода знамя.

Мы рубить навыкли шведа возле озера Нево.
Били с Невским Александром, да не раз и без него.

- А ты помнишь русский царь, как ты нас тиранил встарь?
Но раз зовут не для разбою, значит мы готовы к бою

***
Песнь о походе новгородцев совместно с карелами на Сигтуну, столицу Швеции
(Инициаторами похода были карелы. Мстя за обиды своего племени, они взяли
и сожгли Сигтуну. Взятые как трофей знаменитые Сигтунские врата были ими
подарены храму Святой Софии в Новгороде).

Осень крутит лист сухой,
К нам зима нагрянет вскоре.
Прилетел гонец от моря
Снова свей грозит войной.

Чтоб не ждать его, весной
Сами мы пойдем войной.
Если так решило вече,
Мы пойдем врагу навстречу.

Зиму всю возили лес,
Да оружие вострили,
Да лодчонки колотили,
Стуку было до небес.

Только лед ушел под воду,
Как командуют к походу.
Поп крестом благословил,
Флот по Волхову отплыл.

Погрузили хлеб да сало,
Зелена вина бадьи,
Как на крыльях улетали
Ладить в Ладоге ладьи

Ой, ты, Ладога-вода,
От тебя всегда беда.
Ты не верь погоде вешней,
Поплывем к Орешку спешно.

Встали лагерем в Орешке,
Где реки Невы исток,
От Корелы двести лодий
И от Новгорода сто

- Эй, карелы - парни смелы!
- Эй, русь - смотри не трусь!
- Чудь белоглазая, что ты там сказывал?!
- Эй, русак - лиса в кустах!

Здравствуй, тетушка Нева!
Волхову сестра родная,
Уж сынков ты братних стаю
Пронеси за острова.

А на море, просто горе,
Ветер встречный дует вечно
Грести устанешь,
Да в море не встанешь.

Царь морской, морское чудо!
Пропусти ты нас добром,
А не то тебя багром
За ноздрю, так будет худо.

Новгород царей не любит,
А князей по шее лупит.
Царь Всевышний нам владыка,
Всяким прочим будет лихо

Здравствуй, Свейская земля,
Мы сродни тебе немного.
Покажи-ка нам дорогу
Ко чертогу короля.

У карелов есть с ним дело,
Мы ж чем можем, тем поможем.
Здесь в Сигтуне есть ворота,
Нам их выломать охота.

***
Весельная песня
(Исполнялась в ритм гребле, каждый куплет завершал шуточный припев-
диалог двух ладейных шутов-скоморохов).

Солнышко садится.
Кормчий правит на закат.
Весла на закате
Чистым золотом блестят

- А ты тем золотом мошну набей!
- Скидай штаны, начну!
- Да что начнешь-то, Бог с тобой?
- Веслом по заду, братец мой!

Ветер дуй-ка в корму,
Да не вздумай нам мешать
В Любек и Аркону
Со товары поспешать.

- А коль не схочет ветер злой?
- Да мы его тогда метлой!

Видишь черный парус
Показался над волной.
Крулевацкий немец
На морской плывет разбой.

- А не лучше ли нам сбечь?
- А на что тогда нам меч?

Ветер ли противный
Нашей встрече помешал,
Или дошлый немец
Наши шлемы сосчитал.

- А не погнаться ли за ним?
- На немца что ль напасть самим?
- Богатый немец, чертов сын!
- Пускай плывет домой, черт с ним.

***
Парусная песня
(Исполнялась, когда ладья шла под парусом)

В вечеру в небесах четыре облачка
Вслед закатну красну солнышку
Да на запад плывут.
Словно лебеди крилатые
Над широким морем синиим
Пролагают свой путь

Да не то, то не облачки кудрявые,
Алым цветом разукрашены,
За Ярилой спешат.
Паруса шумят шелковые
Да над лодочки тесовые.
Да пловцы в них сидят.

Новеград
Те пловцы бедовые,
Те бойцы суровые в путь снарядил.
На Конце на славном Плотницком
Легки досочки сколачивал,
Мачты крепил.

Царь морской,
Ты прими нас как гостей своих,
Миром наши пропусти ладьи
Да над хляби твои

Никому,
Никому на свете Новгород
Дани-откупы не плачивал,
Лишь подарки дарил

***

Плач по новгородцам, умершим от блокады Новгорода Великого в 1215 году
новгородским князем-изменником Ярославом Всеволодовичем.

И почто ты, князь Ярослав,
Понаставил своих застав
Вкруг Великого Новгорода?
Тухол! Тухол!
Не пускаешь до нас
Ни подводы
Тухол! Тухол!
Аль не знаешь ты?
Что у нас недород
И голодный год.
И мрет народ
От такой беды?
Тухол! Тухол! Тухол!

Отчего же ты князь
Стал вдруг в обиде на нас,
Чем народ тебе плох наш вольный?
Тухол! Тухол!
Ров скудельный
Накидали полный
Тухол! Тухол!
Аль не знаешь,
Каково повидать:
Умирает дитя,
Умирает мать?
Чем виновны,
Ты дай нам знать?
Тухол! Тухол!

Ведь мы ж позвали тебя
Да на княжий престол,
За богат новгородский стол.
А ты не пришел
Тухол! Тухол!
Нехорошо.
Тухол! Тухол!
За тобой должок:
Ты клятву нам дал,
Да ее не сдержал,
Перед Богом солгал.
А почто взял Торжок?
Тухол! Тухол!

Коль не хочешь - скажи -
Быть у нас во князьях,
Во великих новгородских князьях.
Наших братий
Не держи в цепях.
Тухол! Тухол!
Не берет, видно, Божий страх
Тухол! Тухол!
Тебя злыдня.
Только в Божий суд
И тебя позовут
Не на небе, а тут
И уж скоро, видно.
Тухол! Тухол! Тухол!*

* Тухол (у этрусков Тухулка)- древнее славянское божество смерти. Плакальщицы, выкрикивая его имя пронзительными голосами, подобными крикам ночной птицы, выражали свою печаль по случаю смерти своих близких и призывали его месть на голову виновника их гибели.
***

Возможно, скажут, что моя трактовка известного факта выплаты Новгородом дани татарам в нижеследующем эпическом стихотворении, исполненном былинным слогом, очень мало соответствует данным летописных источников. Но как говорил Вольтер в комментариях к своей «Орлеанской девственнице» у эпопеи большие права (на приукрашивание?). Кроме того, летописи пишут победители, а Новгородская республика в ходе собирания русских земель Москвой оказалась в числе побежденных. Так что я имею некоторые основания сомневаться, что Александр Невский принудил новгородцев платить дать татарам одной только голой силой своей невеликой дружины. Думаю, что он смог убедить новгородцев или хотя бы одну новгородскую элиту внести деньги за всю разоренную Русь добром. Такой образ действия был бы гораздо приличнее для него и как для святого.

***
Как грехов-то наших тяжких ради для
Принавел Господь на Русь злых татаровей.
Они взяли да пожгли-то все русски города,
А не стали лишь брать Великий Новгород.
То ли Новгороду бысть невеликая вина,
То ли дал Бог Христов срок покаяться.
Покорилася татарам вся Великая Русь,
Только мы Батыю не кланялись.

В та поры Руси великий князь Ярослав,*
Новагорода палач да мучитель злой,
Побежденный нами да на Липице,
Да что был-то Христа ради нами милован,
Претерпел-то конец за свои грехи,
И позорный конец и мучительный,
Туракина-ханша в Каракоруме
Покормила князя из своей руки,
Как паршивого пса, злой отравою.
Оттого-то он издох да преставился,
Новгородцев-то не раз он морил голодом,
Вот едою его и покарал Господь.

* О голодной блокаде Новгорода Ярославом, отцом Александра Невского подробнее я написал в поэме «Липица», опубликованном на сайте «Альманах ВИФ» [almanacwhf.ru›index.php?option…article&id…lipica2…]. Позже перенесу к себе на блог и ее.

В та поры по закону по русскому
Воцарился на великом княжении,
Воцарился наш Александр князь,
Александр Ярославич да Суздальский,
Али Невский по прозванию почетному,
Новгородский князь по выбору народному,
Супостату Ярославу старший сын родной.

Только с детства княжич был-то наш вскормленник
Претерпел-то он с нами все бедствия,
Как отец его родной да нас в заставы брал,
Не пускал-то до нас обозы хлебные,
Ни единого слова-то обидного
Не слыхал от нас Ярославов сын,
Хоть на улицах покойники валялися
По отца его такой жестокой милости.
С чада грех отцов никто не дерзал взыскать
Был он сыном новгородским, не заложником.
И за хлеб наш да ласку да за выучку
Сослужил нам Александр службу важную,
Службу важную да превеликую.
Одержал он нам победы громкия,
Защитил не раз свободу народную,
Пуще же прочего дозволил нам прославиться
Подвигом хрестьянским, добродетельным.

В та поры Батый наложил на Русь
Дань великую неподъемную.
Как платить ее такую? - неведомо.
Города все лежат в песть сожженные,
Да и села-то все разоренные.
Не бывало на Руси руд серебряных,
Руд серебряных, златых россыпей.
Разве хворостом дани выплатить?
А Батый все подступает с угрозами,
Обещает на Руси все живое истребить,
Коли в срок-то ему не будет выхода.

Закручинился тогда Александра-князь,
Стал о Родине горько сетовать:
- Ой, ты мать родная, пресвятая Русь!
Где возьму я за тебя дани-выкупы,
Чтоб спасти твоих чад-детей
От погибели да всеконечныя?

В та поры приходили во горницу к нему
Новгородский посадник да тысяцкий,
Да кончанские старосты степенные.
Говорили: Не плачь, Александра-свет,
Ни тебя, ни Русь да мы не выдадим,
Наберем Батыю дани-выходы.

Посылали-то гонцов во далекие края,
Во края все Двинские, Печерские,
Во Печерские края, да во Пермские,
Да за Камень тот во Югорский край.
Говорили там гонцы таковы слова,
Что слова-то да речи уговорные:
- Ай, же вы лесные люди вольные,
Пермяки, зыряне, воть да лопари,
Да словенские поморские охотнички,
Новгороду верные помощнички,
Наловите-ка побольше вы зверей пушных,
Все зверей пушных да меха ценного.
Хоть и жаль зверьков, да делать нечего,
За людские души быть им выкупом,
Пусть спасут они много тысяч душ,
На погибели обреченныя.

Отправлялися охотнички во густы леса
Наловили там куницы да соболя,
Да песца голубого и белого,
Да еще лисицы чернобурыя,
А и белки-то словили, что и сметы нет.
Отдавали все гонцам-то да нарочным.
Поспешали те гонцы во обратный путь
Сквозь леса, где все волки да разбойнички,
И поспели-то они да об весенней поре,
Как последний лед сошел с Волхова.

В та поры снарядил новгородский люд
Корабельную рать да немалую,
Не военную, а торговую,
Чтобы идти с ней во землю немецкую
Продавать-то те меха бесценныя
За немецко золото да серебро.
А на море-то в шнеках викинги
Из Стекольны плавают по добычу.
Как увидят лодки новгородския,
Так на них, как волки, и бросаются.
Только взять-то не сумели ни скоринки,
Всех отбили мечи дружинные.
На меха-то много крови пролито,
Но меха те от крови позлатилися
От святой от крови христианския,
Что была в бою за ближних пролита.
И сподобил Бог купчин-то нашенских
Выручить сполна всю сумму нужную,
Чтобы Русь от лютой смерти выкупить.

Собиралось вече новгородское
На велик совет да совещание,
А держало то вече таковую речь
Всей Великой Руси в назидание:
- Ой, ты гой еси Александр князь,
Ой, вы братья да все вы наши русичи,
Не повинен, знать, Новгород во великих грехах,
Не терпел он от Бога поражение.
Устояли стены наши каменны,
Ни осады, ни приступа не видемши,
Далеко их обходили супротивники,
Нашей силы тяжкой опасаючись.
Только сила-то наша во своей земле,
А в чужой земле да половины нет.
Но могли бы мы за стенами, болотами
Пребывать и дале в безопасности
Да о бедах Руси не печалиться.
Только тошно нам видать на святой Руси
Смерть детей да жен, да пожарища,
Да увод людей в рабство горькое,
В рабство горькое невозвратное.
Вот и шлем мы, братья, выкуп,
Знатный выкуп за вас
Знатный откуп за вас долговременный.
За двенадцать лет с половиною
Оплатили мы все выходы татарския.
И не в долг мы вам даем, а в подарочек.
Аль забудете подарки новгородские,
Да когда-нибудь нам злом и отплатите?
Перешлите только сами все татаровьям,
Чтобы нам о том с татары не касатися,
Чтоб не думали, что мы им платим откупы.
Много лет Господин Великий Новгород
Никому-то дани-откупы не плачивал,
А и князю своему-то плату жаловал,
Да за службу все жаловал военную,
Как простому-то чиновнику наемному.
А надумаете если на татар идти,
Чтобы дани заплатить им мечом своим,
Тут как тут дружины новгородския
На подмогу-то вашим приготовлены.
Только прежде, чем с татары переведаться,
Во лихом бою да кроволитии
Мы вперед тем татаровьям поклонимся
И примолвим им таковы слова:
- Ай же вы татаровья грозные,
Знаменитые всадники батыевы,
Мы за то вам кланяемся поясно,
Что вы Русь не оставили наукою,
Научили в грехах покаянию.
Да еще вы помогли, хоть нечаянно,
Совершить нам, новгородцам, дело доброе,
Дело доброе да христианское
Нашим душам во вечное спасение.
Ваша слава роковая между царств гремит,
Ну а наша прогремит и в Царстве Божием.

***
Нет сомнения, что новгородцы грешили иногда пиратством. Их морские и речные флибустьеры называли себя ушкуйниками. Ушкуями же называли и боевые суда ушкуйников и самые их набеги. (Кстати, хорватские пираты назывались ускоки – не правда ли похоже). В Великобритании к своим пиратам принято относиться снисходительно. Самый известный английский пират Френсис Дрейк был даже возведен в рыцарское звание королевой Елизаветой Великой. Их деяния старались всегда как-то приукрасить и оправдать. Не вижу ничего плохого в том, чтобы так же немного приукрасить «подвиги» новгородских ушкуйников. Впрочем, прошу рассматривать нижеследующую «былину» как шуточную.

***
Знает вышний Бог в мире все грехи,
Во грехах не велит отпиратися,
Только грех чужой принимать не след
И терпеть худую славу да напраслину.
Пергамину про ушкуи много порчено,
Про ушкуйников напорочено.
Слава худшая была про Нижний Новгород,
Будто взяли мы тот город не в честном бою,
А наездом лихим да разбойничьим,
Без причины де, да и без повода
Христианский мир де мы нарушили,
Нахватали якоб девок превелик полон,
Да татаровьям злым их и продали.
Не бывает, видно, дыму без огня,
Не бывает и лжи без доли истины.
Только истины-то есть, что с мизинчик руки,
А вранья-то наплетут, что с три короба.
Собирались новгородцы на ушкуй идти
Со татарами на Волге переведаться,
Поквитаться за наших верных подданных,
Отомстить за воть, за черемя да перемя.
Весть пришла, что их весьма обидели,
И подумали-то мы на татаровей.
Но как приплыли мы на Оку-реку,
То прознали мы правду горькую.
Не татаровья нас обидели,
Обездолили наших поданных,
А князья-то пошалили святорусские,
Повелители Новгорода Нижнего,
А еще про то разузнали мы,
Что и своих-то обирают они подданных,
Наших братий по крови русичей,
Налагают на них дани-откупы,
Будто надо то для выходу татарского.
А на деле-то татарам достается что?
- По три мисочки с бочки целыя.
Остальное-то князья все себе берут
И на русской крови благоденствуют.
А помощники-то в том все бояре да купцы,
Да и все-то богачи нижегородские.
За долги-то у крестьян и детей имут,
Продают их все в Кафу, да в Сарай Берке.
Разгорелося у нас ретивое в груди,
Захотелося нам с ними переведаться,
Да за всех-то христиан поквитатися.
Мы послали-то им вызов да на честный бой,
Они в городе от нас-то затворилися.
Мы взошли тогда на стены их кремлевские,
Но и тут они боя не приняли,
А от нас убежали да укрылися,
Во густых лесах схоронилися,
Будто их и на свете-то и не было,
И оставили нам жен да красных девушек.
Да мы тех бедных жен и невинных дев
Ни одним-то пальцем и не тронули,
Лишь о горькой судьбе их поплакали,
Что земля их оскудела мужчинами.
Как же женам тем во вдовстве скорбеть?
Как же девушкам в девках маяться?
Вот и девок тех тем татаровьям
Не на муку ж мы отдали, а в замужество,
Как бы сродники-опекунщики,
О кровинках сродных соболезнуя,
Не зачахнуть, чтобы им в безмужии.
Полбеды, что зятья-то татаровья,
Что и вера-то у них Магомедова.
Сколько раз уж все князья-то да кесари
Отдавали своих дочек за нехристей.
Ну а нашим-то мужичкам лапотным
Отчего бы нехристями брезговать?
Те татаровья их в закон возьмут,
Как закон-то велит ветхозаветный.
Ветхозаветный - тоже Бож закон,
И не хуже он, верно, нового?
Народят они с татары малых детушек,
Русским все племянничков да сродничков,
И тогда татары страховитые
В поколениях впредь будут благовиднее,
К православному учению способнее.
Мы же будем к ним с ушкуями захаживать
Да и сродничков-племянничков проведывать,
А и разуму да вежеству поучивать.


 (Голосов: 1)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Краткие замечания
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Доисторическая история чешского серебра
 Архив сайта
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
 Июнь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016