Главная  

Рагнарек. Глава 12. Рагнарек

Последняя глава повести-фэнтези "Рагнарек". В ней описывается сама эта великая битва на поле Вигрид.
После этой главы в книге следует только обширное послесловие. Читайте в разделе "Романы об Атлантиде".
Со времен поражения асиров в битве Рагнарек на поле Вигрид в иранских языках слово "асир" означает
"пленник".

- Ты теперь будешь ненавидеть меня, Сёкк! - горестно стенал Лока. – Не только за своего отца, но и за то, что я не уберег наших детей!
- Нет, милый! – ласково и твердо заверила его Сигюн. – Это судьба. Если бы па сразу отдал меня за тебя, ты никогда бы не поднял на него руки, не правда ли?
- Да, Сёкк, я был в каком-то безумии от страсти к тебе!
- И я не верю, что Один на самом деле убьет наших сыновей. Он всегда был так ласков с ними. И моя мать не даст их убить. Ведь они ее внуки, а Один любит свою Сагу, так же, как ты любишь меня, не правда ли?
- Да, я думаю, что он не решится на такое злодеяние. Тем более, что я не буду раскрывать рта, как он того требует.

На первое время Локи и Сигюн нашли убежище в землях племен, подконтрольных его отцу Шифе. А в землях асов все шло, как прежде. В августе на поле Вигрид, как обычно прошло ристание между асами и ванами. Разве что убитых с обеих сторон было заметно больше, чем всегда.
Про Локи в Асгарде словно все забыли. Одна только мстительная Скади время от времени присылала к нему гонцов, которые должны были повторять изгнаннику заученные ими наизусть речи жрицы-лыжницы. И речи были все об одном и том же: Локи теперь никто, хуже, чем мертвец, а его дети все будут рано или поздно умерщвлены самыми страшными способами. Слушая гонцов, Локи так и корчился от злости и душевной боли за своих сыновей. А Скади сама образно описывала эту пытку словами: «Подвесить над гадом ядовитую змею, чтобы ее яд на него капал». Время от времени она объявляла, что Локи убил ее гонцов. Но, как бы ни злился на самом деле Локи, он ни разу не поднял руки на гонца, обычно, подневольного турса, семья которого оставалась во власти Скади. Единственное утешение в этих страданиях он получал от своей верной и любящей Сигюн.

- Жаль, что Один не перебил всех арийских вождей, бывших на пиру у Ягра, - как-то спокойным тоном обронил Шифа в разговоре с сыном. – Тогда от них было бы все-таки больше толку. Племена возмутились бы этим убийством, а новых, может быть, и лучших вождей выбрать не так уж трудно.
- Молчат? – спросил Лока, точно сам не знал об этом.
- Молчат, Лока, – подтвердил Шифа и с досадой добавил. – И ты тоже молчишь!
- Но ведь они убьют моих сыновей, твоих внуков!
- Но ты же хитроумный муж, Лока! Придумай же, как, не раскрывая рта, поставить в известность о твоих разоблачениях и о твоем вызове людей хотя бы в моих землях!
- Хм, придумать? Я не могу попросить тебя, отец, взять это на себя, потому что, если это расскажешь всем ты, то тебя спросят, откуда ты это знаешь. Тебе придется сослаться на меня и…. Нет, так не годится. Но у нас есть три человека, которые были свидетелями всего, что произошло на пиру у Ягра. И они не давали никому никаких клятв о молчании.
- Так уже теплее. Но этих людей никто не знает. Поверят ли им, особенно если ты будешь стоять рядом и молчать?
- Поверят! Хотя я и в самом деле буду молчать! Но после того, как они кончат рассказывать, и меня спросят, правда ли все это, я, молча, кивну головой! Собирай своих людей, отец!

И всё прошло именно так, как задумал Лока. Сотни, а затем и тысячи людей узнали обо всех подробностях перебранки Локи на пиру у Ягра. Узнали они и о подробностях убийства Йимы, и о подробностях обожествления Одина. В рассказах, переходящих из уст в уста, многое искажалось, но главное оставалось. Это была весть о том, что вожди и «боги» асов лживые и подлые люди, развратники, кровосмесители и снохачи. И что им надо обязательно оказать сопротивление. И что это вполне возможно, потому что нашелся человек, который бросил им в лицо смелый вызов, а они не смогли с ним справиться, хотя он был безоружен и один против многих.
Так как соглядатаи из Асгарда сообщили, что Нарви и Вали все еще живы, Локи уверил себя и Сигюн в том, что такие же собрания теперь можно без особой боязни провести на землях, подконтрольных асам. И вот агитационный пробег начался. Многие вожди, дававшие клятву молчать, так же, как и Лока, кивками подтверждали истинность рассказов трех воинов-свидетелей. А некоторые сочли даже себя вправе теперь забыть и о данной клятве, потому что и так всем все теперь известно. Их рассказы дополняли рассказы первых трех Свидетелей.
Но сам Лока продолжал молчать о том, о чем теперь знали все. Зато он счел себя вправе гласно выступить с призывом не давать с этого времени асам никакой зимней дани. И этот призыв был встречен с восторгом. С первым снегом все арийские племена стали сходиться в большие группы, и каждая из этих групп могла наверняка дать отпор любому из асирских отрядов, высланных из Кринга у озера Аталон.
На север от Пянджа отпор асам дали дружины племен дари, во главе которых встали Гарм и Фенрис. Из-за близости Кринга здесь проходили самые ожесточенные и кровопролитные схватки. В этих боях сын Локи впервые показал, что он является величайшим воином своего времени. Именно с этой зимы он получил среди арийских народов почетные имена Кришна и Кравшна (Клыкастый и Проливающий кровь). Уже под конец боев с востока от самого моря турсов на помощь брату с отрядом лучших воинов подошел и Ормунганд-Бала.

Видя потери своих отрядов, и опасаясь ответного нападения соединенных арийских сил на Кринг, Улль, Вили и Ве поспешили отозвать сборщиков дани. Они сделали это тем более охотно, что не имели настоящей нужды в мясе.
Между тем, ни Лока, ни Шифа не помышляли о нападении на Кринг. Как только стало ясно, что асы до лета не высунут носа из укрепленного лагеря на озере, Лока собрал дружину из самых сильных воинов, показавших свою доблесть в отшумевших схватках, и повел их к Кашмиру. В его отряде были и Кришна-Фенрис, и Орумнганд-Бала, и Гарм.
С ними вместе в Кашмир отправился и сам Шифа, считавший, что в будущих схватках пригодятся и его советы, и его искусство. Именно он первым высказал мысль, что судьба мира должна решиться у истоков реки Кунар-Ра, которую уже несколько лет из-за постоянных битв на поле Вигрид именовали Ранха [от индийских слов «ран» (война) и «ранг» (поле битвы»)]. Идя на войну, он выкрасил лицо красной краской, уверяя всех, что смоет эту краску только кровью Одина и других асов. С этого дня он получил еще одно имя – Сурт. На языках Индии это означало «Красный», а на исландском языке – «Черный».

По дороге отряд Локи внезапным нападением у подножья горы Кашмунд захватил в плен Бреза. Его дружина и многие его приспешники из местных были истреблены и, в основном, самими нуристанцами, как юш, так и нури. Женщин-апсар все же не тронули, они были нужны для обеспечения племен мясом. Но смертельно напуганная Дисани и ее сестры униженно благодарили людей Локи и своих земляков за эту расчетливую милость.
Бреза тоже не убили. Он был ценным заложником, и Лока теперь уже совсем не беспокоился за Нарви и Вали. В самом веселом настроении в сопровождении двух своих старших сыновей-богатырей, ведя за собой связанного Бреза, Лока вступил на земли Кашмира.
Ньёрд был уже там, как они и уговаривались еще до Вызова, и встретил его дружески. И все же какая-то затаенная печаль была видна на лице великого Вана.
- В чем дело? – спросил Лока Ньёрда, когда они остались наедине.
- Вересень не захотел пойти со мной, - грустно промолвил тот. – Сказал мне, что он ас и зовут его теперь только Фрейр.
- Хорошо, что хоть не донес на тебя!
- Ну, что ты. Он не такой. Но Фрейе я, действительно, ничего не сказал. Да, ведь она женщина.
- Женщина, она, конечно, женщина, но у нее большая дружина. Что если эта дружина будет сражаться против нас?
- У нее в отряде одни ваны. Ван не подымет руку на вана.
- Ой, ли! Что-то сомневаюсь. Буришки ведь тоже родом ваны, но я уверен, что они будут на стороне асов.
- Скорее всего, нет. После смерти Бальдра они ведут себя гораздо более независимо по отношению к асам. Горные стада в их стране сильно уменьшились за последние годы, и им сейчас трудно обеспечивать Асгард говядиной. Нанни, вдова Бальдра, еще имеет среди буришков какой-то авторитет, но в твоих руках ее сын Брез. Пообещай ей сохранить ему жизнь в обмен на нейтралитет.
- Немедленно пошлю к ней вестника, если она сейчас не в Асгарде.
- Нет, она вернулась к своему народу. Жизнь в Асгарде претит ей. Ах, если бы такой была и моя Фрейя-Иштар! Но, Лока, мне будет нужно еще поговорить с тобой об одном деле. В начале лета в Долине Пяти Тигров я собираю большое вече ванов всей Гандкары и Кашмира. Вестники уже посланы. Оттуда мы и двинемся на Асгард.
- Может быть, не стоит идти на Асгард? Один не такой дурак, чтобы дожидаться нас с малыми силами в Священной долине. Он уйдет к озеру Аталон.
- Он будет ждать нас в Асгарде. Я через вестника обещал ему, что мы выясним наши отношения как всегда - на поле Вигрид. Только сражаться на этот раз будем боевым оружием, и ни Один, ни другие вожди не отсидятся на трибунах. Он согласился. Остальные условия мы обговорим позже.
- А, может быть, ударим большими силами по Асгарду весной, пока закрыты перевалы? Они не смогут уйти от нас на Аталон, потому что мы контролируем сейчас течение реки Кунар.
- Нет, Локи, мы сделаем все так, как сказал я.

В июне огромная по тем временам толпа ванов скопилась в одном из ущелий у реки, которую арии называли Панджшер (Пять тигров). Это ущелье славилось своей необыкновенной акустикой. Слово, сказанное обычным голосом у одной его стены, было ясно слышно у другой его стены на расстоянии двухсот шагов. Если в ущелье начинали одновременно оживленно говорить несколько человек, то резонанс от их голосов бывал так силен, что ушам делалось больно. Вот почему в толпе переговаривались только шепотом, отчего в ущелье стоял неумолчный шорох.
Но вот на возвышение над толпой поднялся верховный вождь ванов. Он поднял руку, и воцарилось полное молчание.
- Дорогие соплеменники! – начал Ньёрд, приноравливая свой голос к акустике ущелья, - Мы собрались сюда для того, чтобы решить должны ли мы еще раз взять в руки оружие, чтобы добыть себе и другим полную свободу от произвола асуров, или мы довольны нашим нынешним рабским положением. Да, асы не берут пока дани с ванов Гандкарвы. Они берут пока ее только с наших братьев ванов долины Пянджа, с наших братьев вершиков-буришков, с близких нам по своим обычаям и языку арийцев. Но скоро они будут брать ее и с нас. Их Асгард растет, словно огромный гнойный чирей, и буришки уже не справляются с поставками мяса в эту пропасть жадных ртов и бездонных желудков, их стада сокращаются. Да, пока мы могли бы дать отпор, если асы захотят взять от нас что-нибудь силой оружия. Поэтому они действуют против нас, скорее, хитростью, чем силой. Но скоро они будут намного сильнее нас и в военном отношении. Вы уже заметили, что многие наши лучшие воины служат асам в Асгарде и Нуристане. Там их кормят и поят пивом до отвала, дают женщин. И с каждым годом, проведенным среди асов, они все больше сами становятся асами. Тех же из ванов, кто может возмутиться против такого порядка, как бы случайно убивают на поле Вигрид. Когда все лучшие ваны будут перебиты или превратятся в асов, вы станете рабами. Но зачем я говорю «будете»! Вы уже и давно рабы асов. И главным орудием вашего порабощения все эти годы был я!
Взрыв возмущенных выкриков потряс ущелье. Ваны стояли с красными от боли в ушах глазами и все-таки кричали, хотя многие делали это, заткнув уши пальцами. Ньёрд стоял с поднятой рукой, но говорить ему дальше не давали. И тогда на возвышение рядом с Ньёрдом один за другим стали подниматься самые уважаемые старейшины племен и тоже поднимали руки. Среди прочих поднялся туда и Шифа-Сурт, которого ваны теперь особенно зауважали, так как часто видели его последнее время в своих пещерах, оказывающим помощь их больным и раненым. Постепенно крики все же затихли. Некоторое время люди стояли оглушенными, но вскоре слух к ним вернулся. И тогда Ньёрд продолжил.
- Соплеменники! Я должен, отбросив ложный стыд, сознаться вам, почему я так долго подчинялся асам сам и служил им орудием вашего подчинения. Дело в том…, что моя жена Скади, от которой у меня дети…, она моя сестра по отцу!
Тихий недовольный гул пронесся по ущелью, но кричать больше никто не решился. Старейшины, стоявшие за спиной Ньёрда, снова подняли руки и успокоили толпу. И Ньёрд спокойно и смело, не щадя себя, рассказал всю свою историю, которую читатель уже знает. Рассказал он и той договоренности, которая была достигнута с асами о последней и самой решительной битве на поле Вигрид. Эта битва, по его словам, должна была не дать превратить борьбу за свободу во взаимное истребление народов. Первыми пасть на ней должны были главные виновники. В завершение он сказал:
- Теперь, как и несколько лет назад, я опять говорю вам, что не могу быть вашим верховным вождем. Да, теперь руки мои, благодаря искусству Великого Шифы, целы, но неизлечимо изранена душа. Я сам знаю, что заслуживаю смерти. Прошу вас только об одном: дайте мне умереть с оружием руках перед вашими рядами на поле Вигрид. Там вы вернете свою свободу, там, верю, будут наказаны враги ваши и всего мира.
- Вигрид! Вигрид! – начали сначала потихоньку, а затем все громче скандировать ваны хором. И вот удивительно: теперь уже резонанс не давил им на уши, и это было сочтено благоприятным признаком, выражением воли богов.
- Нам понятно, что ваша воля за то, чтобы идти биться на поле Вигрид, но кто возглавит нас? – спросил старейшина, которому его коллеги поручили быть председателем веча.
- Нерть! Нерть! – заскандировали опять ваны: они, и раньше любившие своего благородного во всем вождя, теперь тоже были покорены его благородством так, что разом простили ему все его прегрешения.
Ньёрд со слезами на глазах слушал их голоса, но когда они закончили, сказал: - Нет, дорогие мои, возглавить вас в этой битве должен гораздо лучший воин, чем я, старый. И боги уже послали нам такого. Знайте, что вместе с нами на поле Вигрид будут сражаться все лучшие воины страны Арья-деш. Но лучшим из них, лучшим во всем известном нам мире воином я считаю внука Великого Шифы Фенриса-Каришну. Нет ему равных в искусстве владения всеми видами оружия, а сила его такова, что он может поднять на плечах бревно, на котором с каждой стороны от него уцепилось по семь крупных мужчин. Если же его через грудь опутать крепким ремнем или лыком, то он способен разорвать эти путы одним усилием грудных мышц. Да, он сын хитроумного Локи, который, как и я, долго служил низменным интересам Одина. Но именно Локи положил начало разоблачению этого лжебога, отважно бросив вызов асам на пиру у Ягра. А еще Каришна сын матери ванки по имени Дейя, то есть сам наполовину ван.
- Кришна! Кришна! – опять заскандировали ваны, и вече было закончено.
[В ирландских легендах говорится, что в битве против одноглазого Балора-Одина (одно из главных имен Игг-Одина было Больверк – Делатель Зла) ирландцев туата возглавил иноплеменник, воин по имени Луг, да к тому же еще и сын дочери Балора. Автор этой повести полагает, что ваны из уважения чаще называли Каришну-Фенриса не по имени, а по роду-отчеству – Локич, Локид или О’Лок. Спустя века, «Лок» превратилось в «Луг» и из отчества стало личным именем героя. И опять же через века Луга стали считать внуком Балора потому, что через своего отца Локи, который был зятем Одина по его падчерице Сигюн, Фенрис, действительно, мог считаться неродным внуком Больверка-Игга.].

И вот они уже стоят на арене поля Вигрид. На сей раз западные и восточные трибуны пусты. Сразиться готовы не две сотни охотников поиграть тупым вооружением, а два настоящих войска по тысяче отборных воинов с боевым оружием. Бой назначен на полдень, когда солнце светит с юга. Поэтому решено, что войска встанут в ином порядке, чем в прежних «мирных» схватках, происходивших по утрам. Стороны света разыграли по жребию. Ванам и ариям досталась западная сторона: они должны были сражаться спиной к бурной реке. Асы встали с востока, спиной к крутому склону. В случае поражения спастись бегством было практически невозможно ни тем, ни другим. Однако это устраивало всех, так как оба войска готовы были победить любой ценой или погибнуть все поголовно.
Не столь многочисленные зрители, главным образом, женщины и слуги разместились на безопасном удалении. Ванские женщины наблюдали за ходом боя с холма Кураг, а женщины асиров - со склонов высоты 2042 м, около которой был выстроен еще один подвесной мост, который строившие его буришки звали между собой просто «березовый», а асиры его назвали Биврёст (Трясущийся).
Победа одной из сторон сделает одних из этих женщин добычей победителей, а другие должны будут поспешить на помощь своим раненым. Некоторые ванские женщины на случай поражения своих приготовили острые ножи, чтобы ими перерезать себе горло. То же сделали и некоторые асиньи.
Вопреки ирландским легендам в эту «Вторую битву при Маг Туиред» в войске асов не было ни единого турса-фомора. Зато маски турсов можно было заметить в рядах их противников.
Перед каждым войском в центре выстроилась редкая цепь поединщиков. Это сплошь были лучшие воины и вожди.

Перед войском асов стояли Игг-Один, Видар, Хеймдалль, Фрейр, Тюр и Тор со своими сыновьями Магни-Одином и Моди, а также несколько других великих воинов, имена которых до нас не дошли. Не было среди поединщиков Улля и братьев Одина Вили и Ве. Они остались охранять Кринг на озере Аталон. Там же были бесполезные Браги и Гермод.
Магни был незаконным сыном Тора от рабыни-турсены по имени Ярнсакса. И Тор долго отказывался признавать его своим. На усыновлении Магни настоял Один. Поэтому мальчика частенько называли Mægnið Óðinn - «Природненный потомок Одина». Вскоре открылось, что этот потомок растет небывалым богатырём. Однажды, когда Тора придавило упавшим деревом так, что он, хотя и не пострадал, все же не мог из-под него выбраться. Маегнид Один в одиночку смог это дерево приподнять. С этих пор паренька и стали звать Магни (Сильный) или Магни Одином. По приказу Одина Тюр учил Магни боевым искусствам вместе с Фенрисом, и они часто бились в учебных боях в спарринге. Конечно, Фенрис был старше и сильнее. Иногда он предлагал нападать на себя сразу двум сыновьям Тора - Магни и Моди, но все равно их одолевал. Однако за последний год Магни заметно заматерел. Так же, как и Фенрис, он принял участие в зимних боях, сражался против арийских воинов и победил в целом ряде поединков. Магни Одина считали главным кандидатом на поединок с Фенрисом. В случае чего по плану Одина ему на помощь должен был прийти Моди.
Моди тоже приобрел боевой опыт, однако он был моложе и слабее брата, зато во время боя часто впадал в неистовую ярость. И подозревали, что он пил перед битвой пиво из ядовитых ягод. [То есть был берксерком от исландского ber-kæsirk – «любитель перебродивших ягод» (ядовитых, волчьих, наркотических). Очевидно, берксерки употребляли ягоды белладонны, которые на Руси называли бешеница.].
Моди был поставлен позади Магни под видом юного оруженосца. Такие оруженосцы были обговорены сторонами в предварительном соглашении для того, чтобы заменять поединщикам сломанное оружие и подавать им пить во время перерыва в бою. Но они, разумеется, не имели права вмешиваться в сам бой-поединок.

Со стороны ванов и ариев в цепи поединщиков стояли Фенрис-Кришна, его брат Бала-Ормунганд, Потримпс (младший брат убитого в первой битве на поле Вигрид Тримпса), Гарм и еще ряд воинов ванов и арийцев. Но как ни вгладывался Один, он не заметил среди вражеских поединщиков лиц Ньёрда и Локи. Тем не менее, они должны были быть в числе первых, кто вступит в бой. На этом, на обязательном участии вождей в поединках настаивал сам Ньёрд. Поэтому Один выступил вперед и высказал протест на отсутствие, как он заявил, «главных зачинщиков этого кровопролития».
- Они здесь! – спокойно откликнулся Фенрис и указал на двух одинаково одетых воинов в масках турсов, Один не мог угадать, кто из них кто, потому что Ньёрд и Локи были теперь одинаковой комплекции и роста.
- Пусть откроют лица, потому что я желаю драться с Локи! – потребовал Один.
- Может быть, есть и другие, кто хочет с тобой драться? – возразил Фенрис. – Но ты можешь выбрать любого из этих двух. Пусть за них и за тебя решает Судьба!
- Согласен! – весело ответил Один. – Выбираю левого. Скорее всего, он и есть мошенник Локи!

Взревела гигантская труба Гьялахорн, подавая сигнал битве. Вот только дул в нее не Хеймдалль, который не умел с ней обращаться. Все же он имел отношение к тому, что эта труба оказалась на поле Рагнарека. Это он вытребовал ее у буришков вместе с трубачом. Теперь этот трубач вместе со своим инструментом стоял высоко на склоне горы и оттуда смотрел на это великолепное ристание.
Бойцы поединщики враскачку сходились в середине поля. Чтобы лучше видеть происходящее, фланговые обоих войск стали выдвигаться вперед и вскоре образовали нечто вроде разомкнутого в вершинах овала. Крайних в ряду воинов разделало меньше, чем бросок копья. Но они не смотрели друг на друга. Зрелище в центре овала было интереснее.

Первыми же ударами Кришна-Фенрис выбил оружие из обеих рук Магни Одина. Но добивать его не стал, а отступил назад и крикнул: - Эй, Магни, подними свое оружие! Эй, Моди, помоги брату! Ты ведь здесь для этого, не правда ли?
Моди, который успел глотнуть своих ягод, с бешеным ревом бросился вперед и сам налетел на копьё Фенриса. Так ему довелось убедиться, что берксерки далеко не всегда неуязвимы для оружия врага. Тяжело раненный он упал на землю. Фенрис оттеснил от него Магни и крикнул своему оруженосцу, чтобы тот оттащил раненого с поля в тыл и перевязал. После недолгой новой схватки Фенрис вторично обезоружил Магни, а потом, отбросив и свое оружие, схватился с ним голыми руками. Еще через пять минут он уже вязал руки своему бывшему однокашнику заранее припасенным ремнем. Так и вышло, что Фенрис победил Одина, но только не того, о котором говорилось в «Прорицании вельвы».
Потом Фенрис схватился и с Видаром, который к этому времени, успел убить своего противника, имя которого было, вероятно, Волк, но только это был не Фенрис. Кришна остался жить и наслаждаться жизнью после Рагнарека до тех пор, пока не стал одним из любимейших богов индусов. У него появилась куча жен, среди которых было немало вдов убитых им асуров, и детей от них. А к старости он принял участие еще в одной великой войне. Видар тоже остался в живых, потому что Фенрис взял в плен и его.

Не затягивая повествования, скажу, что Бала убил своего давнего обидчика Тора и захватил его знаменитый молот Мьёльнир. Позже по просьбе брата он отдал его Магни, которого Фенрис отпускал на свободу. И если Ормунганд чем-то и залил Тора после его смерти, то это был вовсе не яд.
Тюра убил Гарм. Возможно, рука «бога войны», раздавленная год назад Фенрисом, восстановилась не полностью, а, возможно, Гарм просто натренировался во владении оружием, занимаясь вместе с Фенрисом.

Локи сумел ранить Хеймдалля и свалить его на землю. Приставив к его горлу нож, Локи спросил врага, не случилось ли чего плохого с его сыновьями Нарви и Вали. Хеймдалль ответил ему, что его любимый сын Нарви был убит.
- Но ведь я же не раскрывал рта по поводу Одина и всего остального, как вы от меня требовали! – в отчаянии крикнул Локи (он до последнего надеялся, что его хитрость с молчаливыми кивками сработала).
- Ну, так мы и не убивали твоего Нарви, – улыбнулся Хеймдалль, вспомнив эту хитрость Одина, желавшего отомстить Локи, не нарушая своего обещания щадить его сынов, пока тот будет молчать. – Его убил твой второй сын Вали.
В гневе и отчаянии Локи перерезал Хеймдаллю горло. Позже он узнал подробности той трагедии из уст самого Вали, только что освобожденного из плена и рыдавшего на груди своей матери. Асы поставили их близко друг против друга и, дав им в руки луки, приказали стрелять. Они обещали пощадить и даже наградить того, кто победит в этом поединке. Нарви призывал младшего брата направить свои стрелы против врагов, а потом вместе умереть от их рук. Но Вали смалодушничал и спустил тетиву в сторону брата.
- Как же ты мог совершить такую подлость! – гневно закричал Локи на испуганного подростка.
- Молчи, муж, - негромко сказала Сигюн, гладя голову своего теперь уже единственного ребенка, - не то я скажу тебе, что мальчик просто сын своего отца.

Богиня Судьба, о которой говорил Фенрис, как можно было догадаться, свела в поединке с Одином именно Ньёрда. Бой был упорным. Оба бойца были примерно одного возраста, оба были опытными воинами. Но, в конце концов, победил Ньёрд. Когда Ас упал смертельно раненный его копьем, Ван устало опустился на колени возле умирающего, не делая попыток добить врага.
- Значит, ты Ньёрд, - догадался Один. – Локи располосовал бы меня на куски, как, впрочем, и я его тоже, в случае моей победы. Но я проиграл. И в этом случае я рад, что меня победил ты, а не он. Я умираю….
- Может быть, у тебя есть какие-то последние желания, которые я мог бы исполнить?
- У меня было желание возвеличить мой народ и поставить его высоко над всеми, но теперь перед кончиной я вижу, что они недостойны этого величия. Мы проиграли все поединки, и теперь эти бараны, лишенные вождей, будут перебиты. Пусть идут в тартарары, в Хель, куда угодно. Им нечего делать в моей Вальгалле. Я…., - с этим последним «я» с уст «бога» Игг-Одина, Великого змея Аги, вождя асуров, Больверка – делателя зла, слетело и последнее его дыхание.
- И ты и твои уже убитые воины будут похоронены в Вальгалле, - с печалью в голосе произнес Ньёрд. – А остальных я обещаю тебе спасти.
С этими словами он встал и пошел вперед прямо сквозь уже начавшуюся общую битву. Он был безоружен, свою маску турса он бросил, его лицо было залито кровью ран, нанесенных ему Одином, и никто – ни свои, ни чужие – не узнавали его. Никто не мог понять, куда и зачем бредет этот безоружный окровавленный старик, но на всякий случай пропускали его, не трогая (ведь он мог оказаться своим). Не спеша, дошел он до крутого склона горы, стал карабкаться на него и через несколько минут оказался рядом с трубачом-буришком.
- Труби! – приказал он ему так властно, что тот не решился ослушаться. – Труби, что есть силы!
Вряд ли что-нибудь иное могло бы остановить избиение асов кроме этого необъятного звука гигантской трембиты. Все ваны и арии невольно подняли взгляды, все асы невольно оглянулись. Оружие перестало трещать, стихли боевые кличи и только раненые продолжали стенать, лежа на земле. И все ваны, и арии, и асы услышали знакомый голос и узнали того, кто говорил. Потому что не было в обоих воинствах человека, который не знал бы благородного Ньёрда. А ведь это важно знать, кто говорит. У людей и доныне заведено обращать внимание на слова только людей знатных и всем известных. «Мудрость кричит на улице, и никто ее не слышит». Так написано в Священном Писании христиан. И это только потому, что мудрец оглашающий, может быть, важнейшие откровения, человек незначительный, не богатый, не высокого происхождения и положения, не умеющий творить чудеса. И, напротив, если человек умеет творить чудеса, его слушают внимательно, запоминают каждое его слово, стараются его растолковать себе и другим. Зная это свойство людей, думаю, Сын Человеческий просто вынужден был…. Но, впрочем, я отвлекся.
К счастью, Ньёрд был не только знатным вождем и живым богом, но и мудрым человеком. И говорил он правильные вещи о том, что довольно крови и смертей, довольно вдов и сирот. Говорил он о том, что вслед за войной идут голод и мор, которые убивают в несколько раз больше невинных людей, чем оружие убивает и добрых воинов и злодеев. Свою речь «живой бог» закончил недвусмысленной угрозой гнева со стороны своих небесных коллег и потребовал одних – проигравших асов – немедленно положить оружие, а других – их победителей – опустить оружие и не сметь трогать сдавшихся. И вот два войска встали друг против друга в напряженном ожидании. И неизвестно чем бы это ожидание еще закончилось, если бы не забавный случай, который разрядил обстановку.
Дело в том, что воины с левого фланга победителей, решив, что победа их войска уже гарантирована, решили, что их побеждающие врага товарищи могут обойтись без них. Большая группа этих молодцов бросилась к мосту Биврёст, чтобы успеть захватить асирских женщин, стоявших на высоте 2042. Но когда они уже были на мосту, кто-то из асов сумел подрубить скрепы висячего моста, и он рухнул в воду вместе с мародерами. При виде барахтающихся в быстрой реке молодчиков первыми расхохотались ваны и арии (при этом они, наконец, опустили оружие). А потом вместе с ними захохотали и складывающие оружие асы.

 (Голосов: 0)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 О происхождении саксов (начало)
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 Екатерина I: Марта Скавронская или Катарина Рабе
 Новое на сайте
 Хайтворы – хранители земли Моравской
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Архив сайта
 Октябрь 2017
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016