Главная  

О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.

Остров русов и Арсания два таинственных государства неких русов, описываемых арабскими учеными-географами начала Х века, целые столетия не дают покоя русским историкам, как профессионалам, так и любителям (вроде меня). Мне тоже показалось интересным проанализировать эти сведенья. Западные историки узнают в русах Острова своих любимых норманнов, чьи скверные нравы были хорошо известны всей Западной Европе. Российские ученые-антинорманисты чаще всего силятся доказать, что эти русы, так угнетавшие славян, сами были славянами, предками русских. И, по-моему, зря. Постараюсь доказать, что славянская или полянская Русь имела мало отношения и к Острову русов и к Арсании.
Это вторая моя попытка. За первую я получил «неуд» от одного из своих читателей, и признаю, что вполне заслуженно. В первой попытке мои доказательства были изложены слабо и неполно. Но основной идее этой первой попытки я остаюсь верен.
По моей версии название «Русь» было унаследовано славянами от господствовавшего первые века нашей эры на большей части Русской равнины ираноязычного скифо-сарматского народа аорсов или алано-аорсов. По этой самой причине весь Восток и называл русских урусами. В состав этого народа входили и роксаланы (аланы-пахари), которых считал предками русских еще сам Ломоносов.
Однако не одни славяне унаследовали грозное имя аорсов. Финно-угорский народ мордва испытал большое влияние со стороны скифо-сарматов. Даже его название имеет скифо-иранские корни. Думаю, что название одного их двух главных мордовских племен «эрзяне» или «рязань» тоже в искаженном виде унаследовано от аорсов. Полагаю, что наследовали имя аорсов и некоторые германо-скандинавские племена, проживавшие на территории современной России еще в начале нашей эры. Речь идет, прежде всего, о суэбах (свебах или свевах), упоминавшихся Клавдием Птолемеем, греко-римским географом III века нашей эры по соседству с алано-аорсами, где-то на реке Ра (Волге).

С этого упоминания я и начну свои доказательства. Вот цитата этого отрывка: "Населяют же [часть] этой Скифии [речь идет о восточной части Русской равнины – Азиатской Сарматии], всю обращенную к северу, вплотную к неизвестной [земле], так называемые аланы-скифы, и суобены, и аланорсы, а [территорию] ниже их сэтианы, и массэи, и суэбы, и у внешней стороны [горы] Имаон тектосаки, а затем у восточных истоков реки Ра робоски..." [Ptol., VI, 14,9].

Прокомментируем этот отрывок. Река Ра – Волга. Ее восточный исток – полноводная Кама – берет начало в Уральских горах, которые скифо-сарматы называли Имаон. В статье "Галинды и боруски, Рифейские и Венедские горы" я уже писал, что Рифейскими горами Птолемея является Среднерусская возвышенность, а вовсе не Урал, как это неправильно закрепилось в общественном сознании. Древнее наименование Урала до наших дней дошло в виде названия южно-уральского горного массива Яман-тау. Впрочем, существовал и другой Имаон, упомянутый в армянском географическом атласе VII века «Ашхарацуйц» где-то возле Индии. Ничего странного в этом нет. И там и там жили ираноязычные племена, главного бога которых в глубокой древности звали Йима или Яма [ru.wikipedia.org›Джамшид]. Позже у индийцев Яма стал богом смерти. Оба Имаона получили названия в его честь. И одинаковые названия разных гор или рек – вещь тоже обычная. Одних только Тавров – гор в Малой Азии и Европе можно насчитать 5-6 штук.

Аланы, предки современных осетин (самоназвание которых «ирон»), в отрывке упомянуты дважды. И второй раз именно как алано-аорсы (аланорсы).

Суэбы упомянуты где-то возле них. Возможно, cевернее.
Во многих своих статьях я старался доказать, что германские племена, как и многие другие индоевропейцы, спасались от последнего европейского оледенения на Среднем Востоке (в Иране). Об этом свидетельствуют многочисленные топонимы, чрезвычайно похожие на германские, а также явные взаимные заимствования слов в германских и иранских языках. Достаточно сказать, что река Аму-Дарья за несколько веков до нашей эры носила германское название Окс (Бык). И это германское слово было унаследовано в форме «огуз» туркменами, пришедшими на берега Аму-Дарьи уже в начале нашей эры. Для германцев вообще было характерно называть водный поток быком. Сравним немецкие Ochse (бык) и Ach (ручей).
Позже германцы двинулись из Ирана на север. Не все. Геродот пишет, что среди племен, которые принимали участие в формировании персидской народности, были некие германии [Hdt. 1, 125.]. Также в статье "Дворцы" Асгарда" я предположил, что германцами были и соседи германиев сагартии, чье племенное имя созвучно названию легендарной страны германских богов-асов - Асгарду.
По мнению готского историка VI века нашей эры Иордана, германским (готским) племенем были упоминаемые Геродотом массагеты. Обратим внимание, что рядом с суэбами Птолемей упомянул неких массеев. Думаю, что массеи Птолемея как раз и были потомками массагетов Геродота.
Геродот писал также о неких фиссагетах [ru.wikipedia.org›Фиссагеты]. Фиссагеты обитали где-то севернее будинов. Будины же (их я считаю славянами – предками бужан), очевидно, жили на севере современной Украины. Так что фиссагеты тоже, как и суэбы, могли обитать на Волге. Их название из германских языков толкуется как «добытчки рыбы» от немецких слов Fisch (рыба) и Gut (добыча). Кстати, этноним «массагеты» тоже толкуется как «рыбаки» [ru.wikipedia.org›Массагеты]. Так что массагеты и фиссагеты на поверку могут оказаться одним и тем же народом. Сюда же могут относиться и суэбы.
Полагаю, что германские племена в течение веков волнами возвращались в Европу из Азии, двигаясь вдоль Волги, а потом по Волхову через Балтику в Скандинавию. Скандинавия влекла их, прежде всего, как самая лучшая в Европе территория для охоты и рыболовства. Позднее, переходя, к земледелию, германцы также волнами устремлялись на юг через Датские проливы. Эта теория вполне соответствует информации Снорри Стурлусона [ru.wikipedia.org›Снорри Стурлусон], скандинавского (исландского) историка XII века, данной в его книге «Круг Земной», а также мнению знаменитого норвежского этнографа Тура Хейердала. Оба они считали, что скандинавы на свою нынешнюю родину пришли с юга. Снорри называет эту южную прародину скандинавов Великая Свитьод по имени народа свеев (шведов). Свеи же были ближайшими родичами свебов (свевов) - возможно, это был один и тот же народ.
Последняя волна азиатских германцев в Европу пришла, видимо, вместе с народом авар [ru.wikipedia.org›Авары] в VI веке нашей эры. По данным раскопок аварских могил до 38 процентов авар составляли люди с черепами нордического (скандинавского) типа [Авары — грозные враги Европы VI-IX веков. nomadica.ru›ethnic/avar.html]. К тому же военные лагеря авар носили скандинавское название «хринг» (круг).

Помимо германцев суэбов и массеев Птолемей упоминает тектосаков. В статье "Вольки-тектосаги - древний союз славян и литвы" (продолжение) я высказал мнение, что тектосаки (тектосаги) были литовцами. Многие литовские племена жили в древности на Русской равнине. Так галинды (голядь) жили в районе Москвы, а боруски (прусы) жили где-то на территории современной Украины. Из литовского языка этноним «тектосаки» толкуется мной как «народ всадников».

Возможно, что упоминаемые Птолемеем суобены были славянами-вятичами. В моих статьях «Переселение вятичей на русскую равнину» и «О происхождении названия Москва» я сделал вывод, что вятичи начали свое переселение из Польского Поморья на восток еще до начала нашей эры. Правда, я считаю, что в ту эпоху слово «славяне» (словене) еще не было названием народа, а означало лишь «охотники» (ловцы).
***
Теперь немного подробнее об аорсах и аланах. «Аорсы долгое время были наиболее влиятельным племенем среди восточных сарматов. Страбон свидетельствует, что аорсы и сираки «простираются на юг до Кавказских гор; они частью кочевники, частью живут в шатрах и занимаются земледелием». Далее Страбон дополняет эти скудные сведения: «…аорсы обитают севернее сираков. Абеак, царь сираков, выставил 20 000 всадников, Спадин же, царь аорсов, даже 200 000; однако верхние аорсы выставили ещё больше, так как они занимают более обширную область, владея почти что большей частью побережья Каспийского моря…».
По Страбону, на рубеже нашей эры аорсы делились на верхних, и нижних. Верхние аорсы, жившие в междуречье Волги и Дона, Северном Прикаспии и Южном Приуралье, ведшие караванную торговлю, были богаче и многочисленнее.
Нижние аорсы, следует полагать, размещались южнее верхних и занимали большую часть равнинного Предкавказья восточнее сираков, включая Ставропольскую возвышенность, Северо-Восточный Кавказ и достигали предгорий Кавказского хребта. Если земли верхних аорсов в значительной части представляли сухие аридные степи, то земли нижних аорсов были благоприятнее и в изобилии давали корм для скота.
Позднее главенствующее положение в землях аорсов заняло другое сарматское племя, вероятно родственное аорсам, — аланы, которые, по словам автора IV века Аммиана Марцеллина, «мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них свое имя».
К середине III века н. э. упоминания об аорсах полностью исчезают в летописях, а их владения в римских и китайских источниках обозначаются как«Алания» [ru.wikipedia.org›Аорсы].
Сведенья древних авторов можно дополнить указанием на то, что сарматское влияние распространялось гораздо дальше на север, чем об этом пишет «Википедия». Считается, что даже название такого северного племени как удмурты имеет скифо-сарматское происхождение. Полагаю, что, по крайней мере, летом часть верхних аорсов, двигаясь вдоль Волги-Ра по превосходным пойменным лугам, доходила до устья Камы.

Очень важно, что при описании Европейской Сарматии Птолемей опять упоминает аорсов. Процитируем из его V главы III книги «Руководства по географии»:
«21. Восточнее вышеназванных племен живут: ниже венедов - галинды (галиданы), судины и ставаны до аланов; ниже их игиллионы, затем костобоки и трансмонтаны (загоры) до Певкинских гор.
22. Затем побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их - осени, затем самые северные - карбоны, восточнее их - каресты и салы (ниже этих - гелоны, иппоподы и меланхлэны); ниже их - агафирсы (агатирсы), затем аорсы и пагириты; ниже их - савары (савры, саубры, сауры) и боруски до Рипейских гор».

И прокомментируем:
Рядом моих предыдущих статей еще раз доказывается общеизвестный факт того, что венеды это венды (славяне), предки вятичей.
Галинды и судины – известные из многих источников литовские племена, обитавшие на землях современных России, Беларуси, позднее полностью или частично славянизировавшиеся.
Вельты – очевидно, тоже славяне. Второе название полабского племени вильцев было велетабы.
Агатирсы – известное из «Истории» Геродота скифское племя, жившее на крайнем западе скифской империи. Толкую его как «живущие в верховьях Тиры (Днестра)».
Пагириты – считаю это племя славянским, жившим «по горам». Горами местные славяне-поляне обычно называли приднепровские возвышенности.
Савары – северяне, славянское племя.
Боруски – литовское племя, обитавшее, по моим прикидкам, на территории современной левобережной Украины, позднее частично славянизировавшееся и принявшее имя «поляне». Другая часть борусков (прусов) откочевала на север к Балтийскому морю.
Как можно видеть, аорсы Птолемея, обитавшие в Европейской Сарматии (Европой тогда считались земли до Танаиса-Дона), жили в окружении по большей части славянских и литовских племен, составивших впоследствии генетическую основу населения Киевской Руси. В любом случае они обитали западнее Среднерусской возвышенности (Рипейских гор).
Большая часть аорсов, разумеется, обитала в Азиатской Сарматии. Но аорсы были господствующим племенем Сарматии, так что они могли свободно выбирать места для своего расселения. И наверно для них важно было контролировать некоторые наиважнейшие пункты своей огромной империи.

Разумеется, территория, на которой кочевала данная группа аорсов, должна была получить их имя. Это имя изначально могло звучать, например, как «Аорсь», потом как «Орсь», «Рось», и, наконец, «Русь». При этом на данных землях оставались и оседлые местные племена (кочевники вполне могли пасти свои стада на землях, свободных от славянских пашен).
Племена же эти по имени области своего обитания, думаю, и стали называться русами. Такова, на мой взгляд, наиболее вероятная и главная этимология возникновения названия «Русь» у восточных славян.

Ранее я приводил и другие этимологии происхождения названия «Русь». Но они по большей части теперь поглощаются этой главной этимологией. Так я считал возможным происхождение слова «Русь» от литовского ruožas (поле). Оно является синонимом другого литовского слова baras, от которого, возможно, произошло имя литовского племени борусков. После славянизации боруски стали бы называться полянами. А именно земля полян в «Повести временных лет» чаще всего называется Русью.
Однако теперь я вынужден признать, что литовское «руожас» является всего лишь заимствованием из скифо-сарматского языка: скифо-иранское «ракш» означает «пашня» (поле). Рядом с борусками жили роксаланы (аланы-пахари). Более того, потомки роксаланов были известны на Днепре еще в IX веке н. э. под именем луколян (лок-алан). Слово «лок» на скифо-иранском языке также означает «поле, луг». Относительно луколян читайте в моей статье "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало).
Происхождение названия «Русь» от мордовского «эрзя» (рязань) тоже отпадает, так как и название этого финно-угорского племени тоже унаследовано от аорсов.
То же самое относится и к сербскому «Рашка» (название одного из сербских княжеств). В статье "Сербы и Русь: доказательства близкого родства сербов и полян" я доказываю, что сербы в древности находились в тесном контакте со скифо-сарматами и, конечно, могли унаследовать от них название своей страны.
***
Наиболее сильным возражением против этой теории возникновения названия Русь является информация византийского императора Константина Багрянородного о том, что днепровские пороги около 950 года н.э. имели двойные названия – русские и славянские. При этом западные историки-норманисты расшифровывают эти «русские названия» как скандинавские.
Однако на самом деле они не скандинавские, а скифо-аланские. Это было доказано анализом украинского ученого Брайчевского. Его открытие настолько важно, что я приведу выдержки из его статьи с его основными аргументами.

"Русские" названия порогов у Константина Багрянородного
Брайчевский М.Ю.

Академия наук Украинской ССР. Институт археологии земли Южной Руси в IX-XIV вв. (История и археология) Сборник научных трудов. Киев, Наукова думка. 1985

"Русские" названия [днепровских] порогов занимают и ныне центральное место среди филологических доказательств, которыми оперирует норманизм - в целом, крайне неубедительных (название местности "Рослаген", этноним "руотси", которым финские народы называют шведов; древнерусская антропонимика, среди которой действительно немало скандинавских имен, в частности знаменитые реестры киевских послов в договоре 944 г, или искусственно притянутое название острова Рюген).
В науке уже давно признано, что лингвистическая аргументация норманизма стоит немногого. И только "русские" названия порогов у Порфирогенета [Константина Багрянородного] еще не имеют сколько-нибудь убедительного антинорманистского истолкования.
Как известно, Константин Багрянородный приводит два ряда имен для обозначения днепровских порогов - "славянские" и "русские". Первые действительно легко объясняются из славянских корней и в смысле языковой природы никогда не вызывали сомнений. Напротив, "русская" терминология не является славянской и в подавляющем большинстве не поддается интерпретации на основе славянского языкового материала.
Текст Константина Багрянородного:
"Прежде всего они приходят к первому порогу, нарекаемому Эссупи, что означает по-росски и по-славянски "Не спи". Теснина его столь же узка, сколь пространство циканистирия, а посредине его имеются обрывистые высокие скалы, торчащие наподобие островков. Поэтому набегающая и приливающая к ним вода, низвергаясь оттуда вниз, издает громкий страшный гул. В виду этого росы не осмеливаются проходить между скалами, но, причалив поблизости и высадив людей на сушу, а прочие вещи оставив в моноксилах, затем нагие, ощупывая [дно] своими ногами, [волокут их], чтобы не натолкнуться на какой-нибудь камень. Так они делают, одни у носа, другие посредине, а третьи - у кормы, толкая [ее] шестами, и с крайней осторожностью они минуют этот первый порог, по изгибу у берега реки. Когда они пройдут этот первый порог, то снова, забрав с суши прочих, отплывают и приходят к другому порогу, называемому по-росски Улворси, а по-славянски Островунипраг, что значит в переводе "Остров порога". Он подобен первому, тяжек и трудно проходим. И вновь, высадив людей, они проводят моноксилы, как и прежде. Подобным же образом минуют они и третий порог, называемый Геландри, что по-славянски означает "Шум порога", а затем так же - четвертый порог, огромный, называемый по-росски Айфор, по-славянски же Неясыт, так как в камнях порога гнездятся пеликаны. Итак, у этого порога все причаливают к земле носами вперед, с ними выходят назначенные для несения стражи мужи и удаляются. Они неусыпно несут стражу из-за печенегов. А прочие, взяв вещи, которые были у них в моноксилах, проводят рабов в цепях по суше на протяжении шести миль, пока не минуют порог. Затем также одни волоком, другие на плечах, переправив свои моноксилы по сю сторону порога, столкнув их в реку и внеся груз, входят сами и снова отплывают. Подступив же к пятому порогу, называемому по-росски Варуфорос, а по-славянски Вулнипраг, ибо он образует большую заводь, и переправив опять по излучинам реки свои моноксилы, как в первом и во втором пороге, они достигают шестого порога, называемого по-росски Леанти, а по-славянски Веруци, что означает "Кипение воды", и преодолевают его подобным же образом. От него они отплывают к седьмому порогу, называемому по-росски Струкун, а по-славянски Напрези, что переводится как "Малый порог". Затем достигают так называемой переправы Криория, через которую переправляются херсонеситы, идя из России, и пачинакиты на пути к Херсону".
Последовательность в перечислении порогов обычно не привлекает внимания исследователей, хотя имеет немаловажное значение для отождествления приводимых в источниках названий с современной номенклатурой. Это тем более важно, что почти во всех случаях обнаруживается бесспорное соответствие.
Как известно, порожистая часть Днепра включала девять порогов, которые именовались (сверху вниз): Кодацкий, Сурской, Лоханский, Звонецкий, Ненасытец, Вовнигский, Будило, Лишний, Вольный. Из этих порогов Константин называет семь; два пропущены. Кроме того, было шесть забор: Волосская, Яцева, Стрильча, Тягинская, Воронова, Кривая. Их Порфирогенет не знает вообще.
Предполагается само собой разумеющимся, что комментируемое описание сохраняет тот порядок, в котором древнерусским купцам приходилось преодолевать препятствия. Собственно это становится ясным из самого текста:
"Прежде всего они приходят к первому порогу, называемому "Эссупи"..." Однако реальное сличение древних имен с позднейшими опровергает это убеждение. Так, первому порогу Эссупи ("Не спи"), безусловно, соответствует Будило, занимающий седьмую позицию. Это заставляет задуматься, не перечисляет ли Порфирогенет, писавший в Константинополе на основании информации своих соотечественников, пороги в обратном порядке, то есть в том, в каком их преодолевали едущие в Киев из Византии. Такое предположение вполне возможно, но опровергается дальнейшим изложением. Тогда третьим порогом должен был бы быть Ненасытец, но в тексте стоит Звонецкий, расположенный выше Ненасытца. Вольный порог является самым нижним, тогда как у Константина он значится пятым.
Таким образом, топографическая структура Надпорожья в источнике оказалась перепутанной, и это определенным образом ориентирует критическую мысль, предостерегая от слепого доверия к комментируемому тексту.
Переходим к лингвистическому анализу названий, приведенных в источнике и представляющих объект настоящего исследования. Прежде всего необходимо подчеркнуть осторожность в ретранскрипции, поскольку графические изображения "варварских" имен у Порфирогенета, как правило, искажены иногда до неузнаваемости. В качестве примера достаточно привести транскрипции древнерусских собственных имен (городов и "племен"). "Русские" названия порогов, однако, транскрипированы Константином Багрянородным довольно точно - так, что этимология, контролируемая строго фиксированной семантикой, во всех семи случаях устанавливается легко и без всяких поправок.
Первый порог называется Эссупи. По утверждению Константина, это и "русское" и "славянское" название. Означающее "не спи". В современной номенклатуре ему соответствует название "Будило".
Действительно, корень, присутствующий в данном термине, имеет общеевропейский характер. Ср.: санскрит, svapi-ti - "спать"; зенд. xvapna - "сон", xvap-ар-"спать"; греч. unvoe-"сон"; ла-тин. Somnus - "сон"; лит. sapnas - "сон"; латыш, sapnis-"сновидение"; нем. schlafen-"спать"; англ. to sle-' ар - в том же значении; общеслав.- "сон", "спать"; осет. xoyssyn-в том же значении и т. д.31
Старославянский глагол "съпати" подтверждает свидетельство анализируемого источника. По В. Томсену; "русская" форма реконструируется как "ne sofi", вариант "ves uppri" ("Будь на страже"); по А. X. Лербергу - "ne sue-fe". Это возможно, хотя в таком случае в авторский текст приходится вносить поправку f -" р, впрочем, вполне закономерную лингвистически. Значительно хуже с начальной частицей, имеющей отрицательное значение. В источнике она звучит как "э", тогда как признанная реконструкция предполагает "ne". Это заставило адептов норманнской версии вносить в текст инъектуру - "n-", не объяснимую никакими фонетическими соображениями. В таком случае не остается ничего иного, как полагать, что Константин Багрянородный (либо его переписчики) опустил данную литеру по чистой случайности. Так или иначе, но поправки к оригинальному тексту оказываются неизбежными.
При обращении к северопричерноморской версии любое недоумение отпадает. Скифский термин "spu" (в значении "глаз", "спать") зафиксирован еще Геродотом в V в. до н.э. в двуосновной глоссе. Впрочем, общеиндоевропейский характер данного термина снижает доказательное значение сопоставления. Гораздо большую роль играет начальное "э". В осетинском языке "ае" - "негативная частица, образующая первую часть многих сложных слов со значением отсутствия чего-либо". Таким образом, скифо-сарматская этимология оказывается вполне безупречной и более предпочтительной, чем скандинавская; она не требует никаких поправок.
Второй порог, согласно Константину Багрянородному, по-русски называется Улворси, что означает "Остров порога" (или же "Порог-остров", что, в общем, одно и то же). В славянской номенклатуре ему соответствует "Островунипраг" ("Островной порог"), что снимает какие-либо сомнения по части семантики. Это, по-видимому, Вовнигский порог.
В норманнской версии "русское" название интерпретируется как Halmfors, где Holmr - "остров", a fors - "водопад". Это - одна из наиболее удачных скандинавских этимологий, хотя и она требует поправок к анализируемой форме.
В осетинском ulaen (в архетипе *ul) означает "волна". Это первая основа. Вторая - общеиранская (и аллородийская)* vara - "окружение", "ограничение", "ограждение". Ср.: осет. byru/bu-ru; нереид, baru, bara - в том же значении; в чечено-ингуш. buru - "крепость" ("огражденное место"); балкар. buru, лезгин, baru, арчин. baru - в значении "ограждение", "окружение"; особенно груз. beru - "граница", "межа", "огражденное место" и т. д. Таким образом, приведенное Константином Багрянородным имя означает "место, окруженное волнами", то есть "порог-остров".
Третий порог называется Геландри, название которого Порфирогенет считает "славянским"; "русское" название отсутствует. Но поскольку данное слово на первый взгляд не вызывает ассоциаций со славянской языковой стихией, его традиционно считают "русским", тем более что оно имеет безупречную скандинавскую этимологию. Семантика названия, по утверждению источника, означает "Шум порога". Это, конечно, Звонецкий порог, расположенный выше Вовнигского и ниже Ненасытца.
Обращаясь к лингвистическому анализу названия, прежде всего необходимо подчеркнуть, что господствующий в литературе скепсис относительно славянской версии не имеет под собой почвы. Основа, безусловно, имеет общеиндоевропейский характер: *ghel, *ghol - "звучать", *gal - "издавать звук", "подавать голос". В славянских языках этот термин дал "глаголъ" - "звук", "звон", "язык" (от "голъ-голъ" - методом удвоения основы). К этому же гнезду относится "гласъ", "голосъ", а также "гулъ", "галда" - "шум", "галдеть" - "шуметь", "гулкий" - "шумный" и т. д. Следовательно, основа не должна нас смущать; речь может идти лишь о форманте, что в данном случае (с учетом характера источника) имеет минимальное значение.
Скандинавская версия предполагает Gellandi - "шумящий" или Gellandri ("г-"-лексия имен мужского рода). Это действительно отличная этимология, точно отвечающая семантике, засвидетельствованной Порфирогенетом. Правда, такая безупречность (единственная в нашем случае) резко снижается "славянской" принадлежностью комментируемого термина, что заставляет предполагать здесь (как и в случае с Эссупи) "гибридную" форму с использованием разноязычных элементов. Впрочем, ситуация оказывается гораздо проще, чем кажется на первый взгляд.
В осет. qselsei/gaelses-"голос"; qser/ ;gser-"шум", "крик"; qsergaenag- "шумный"; zael-"звук", "звон"; zsel-lang ksennyn-"звенеть"; zselyn- "звучать"; и т. д. С этим приходится сравнивать и kaelyn/*gaelyn - "литься", что определенным образом связывает данное гнездо с движением воды.
Вторая основа - осет. dwar - "двери" (ср. балк. dor- "камень") -явно перекликается с понятием "порог". Таким образом, кавказская этимология не уступает норманнской.
Четвертый порог, по Константину Багрянородному, называется по-русски Айфор, а по-славянски- Неясыть. Это - Ненасытец - наиболее грозный из Днепровских порогов, имевший девять лав, и наиболее труднопроходимый. Значение обоих терминов дано описательно: "потому, что здесь гнездяться пеликаны". Данная семантическая справка породила в литературе немало недоумений. Как известно, пеликаны в области Днепровского Надпорожья не водятся и не гнездятся. Древнерусское слово "неясыть" (этимологически оно действительно происходит от термина "ясти" - "есть", "кормиться" и значит "ненасытный") обозначает не пеликана, а одну из разновидностей сов. Таким образом, здесь имеет место вполне очевидное недоразумение. Естественно, учитывая характер источника, его очень просто было бы отнести за счет недостаточной информированности Порфирогенета, но стремление к корректности выводов требует более осторожного подхода. Прежде чем говорить о неосведомленности автора, необходимо выяснить возможность скрытого (точнее, не понятого исследователями) смысла.
Главная ошибка комментаторов, на наш взгляд, заключалась в неправильной акцентировке сообщения. Традиционно подчеркивается орнитологическая определенность (упомянутый вид птиц). Экзотичность такой справки неотразимо действовала на воображение исследователей, приковывая внимание к пеликанам. Между тем Константин Багрянородный, скорее всего, хотел подчеркнуть наличие гнездовий безотносительно к видам пернатых - как характерную особенность порога, наиболее защищенного природными условиями. По-видимому, Ненасытец действительно привлекал птиц в силу своей неприступности.
Убедительной (более того, сколько-нибудь приемлемой) скандинавской этимологии слово "Айфор" не имеет. Высказанные в литературе гипотезы | (от Eiforr - "вечно бегущий" или от голланд. oyevar- "аист") неприемлемы по причине несоответствия засвидетельствованной источником семантике.
Осет. Ajk - "яйцо" (имеющее, впрочем, общеиндоевропейский характер) - довольно точно фиксирует наличие гнездовий, что подчеркивается и Порфирогенетом. Вторая основа - осет. fars (*fors - "бок", "ребро", "порог", то есть вместе: "порог гнездовий"). Впрочем, возможен другой вариант для второй основы - от осет. farm (в архетипе - общеиран. *parna) - "крыло".
Пятый порог имеет "русское" название Варуфорос и "славянское" - Вулнипраг ("Вольный порог"). Семантика дана в описательной форме: "...ибо образует большое озеро". Это - Вольный порог, согласно современной терминологии действительно имевший значительную по площади заводь.
Данное слово является гордостью норманизма, впрочем, весьма иллюзорной. Первую основу слова принято толковать от Ваги - "волна", вторую - от fors - "водопад". С фонетической стороны это звучит неплохо, но семантика решительно не согласуется с данной этимологией. Во-первых, интерпретированный таким образом термин имеет тавтологический характер, ибо "волна" и "водопад" в подобном употреблении, по сути, означали бы одно и то же. Во-вторых, он не соответствует значению, засвидетельствованному Константином Багрянородным, а в некотором смысле даже противоречит ему, подчеркивая бурный характер порога, тогда как в источнике, напротив, речь идет об относительном спокойствии, так как озеро предполагает широкий плес, отличающийся сравнительно медленным течением.
В этом смысле скифо-сарматская этимология оказывается более точной. 06щеиран. varu означает "широкий"; осет. fars *fors - "порог". Интерпретация вполне безупречная, точно отвечающая справке Порфирогенета.
Шестой порог "по-русски" именуется Леанти, а по-славянски - Веруци (ср. совр. укр. "вируючий"), что, согласно утверждению Константина Багрянородного, означает "Кипение воды". "Славянское" название вполне понятно и точно соответствует фиксированной семантике. Это, по-видимому, Сурской, или Лоханский, порог.
Сколько-нибудь приемлемой скандинавской этимологии слово Леанти не находит. Высказанная в литературе гипотеза, что оно происходит от Hiaejandi - "смеющийся",- выглядит неубедительно, так как не соответствует данным источника. Напротив, скифско-сарматская версия представляется вполне правомочной. Осет. lejun - "бежать" хорошо соответствует значению, указанному в источнике. Отметим, что этимологически данный термин непосредственно связан с движением воды (обще-индоевроп. *lej-"литься", "лить"). Данный термин хорошо представлен в славянских и балтских языках.
Приведенная Константином Багрянородным форма также приемлема. Она представляет собой причастие с закономерным переходом и -"а перед звукосочетанием nt/nd (в соответствии со схемой: дигор. (западноосет.), и = ирон. (восточноосет.), j == Иран. а). Таким образом, исходная форма *Le]'anti/*Lejan-di очень точно воспроизведена в комментируемом греческом тексте.
Последний, седьмой порог имеет "русское" название Струпун или Струвун и "славянское" Напрези. Обе "русские" формы встречаются в рукописях и могут рассматриваться как равноценные в источниковедческом отношении. Лингвистически предпочтительной признается первая. Значение имени, по Константину Багрянородному,- "Малый порог". Имеется в виду скорее всего Кодак, действительно считавшийся наиболее легко проходимым.
В настоящее время проблематичными считаются оба названия - и "русское" и "славянское". Напрези - единственное из "славянских" названий, вызвавшее в литературе споры и расхождение во мнениях. Часть исследователей толковало его как "Напорожье" - более чем сомнительный вариант, ибо содержание термина охватывает всю порожистую часть Днепра и, следовательно, может быть применено к любому порогу. Возможно, что слово этимологически восходит к древнерус. "напрящи", "напрягать". В ранний период данный термин применялся обычно лишь в значении "натягивать" 34. К тому же он не отвечает семантике, приведенной Порфирогенетом, хотя "малый" (если понимать его в смысле "неширокий", "узкий") предполагает напряженное течение или падение воды. Известной популярностью в науке пользуется конъектура "На стрези", ее в частности, принимает Г. Г. Литаврин, но и она не доказана.
Возможен еще один вариант, который представляется наиболее правдоподобным: не совсем точно воспроизведенное Константином выражение "не прЪзъ", то есть "не слишком (большой)".
"Русское" название Струкун (или Струвун) удовлетворительной скандинавской этимологии не имеет. Попытки вывести его из норв. просторечного strok, stryk - "сужение русла" или из швед. диалектного struck - "небольшой водопад, доступный для плавания", несмотря на кажущееся правдоподобие, сомнительны по причине исторической непригодности сравнительного материала. Зато скифо-сарматский вариант может считаться идеальным. Осет. stur, ustur означает "большой". Суффикс gon/kon, по словам Вс. Миллера, "ослабляет значение прилагательных". Следовательно, *Usturkon, *Sturkon -, "небольшой", "не слишком большой" очень точно соответствуют данным источника.
Таким образом, все семь имен получили безупречные осетинские этимологии, хорошо соответствующие тексту источника. Конечно, проявление слепой случайности здесь исключается. Предлагаемый вариант интерпретации во всех семи случаях превосходит норманнский уже тем, что не оставляет ни одного имени без надлежащего разъяснения. Следовательно, "Русь" Константина Багрянородного - это не норманнская и не славянская, а сарматская "Русь", сливающаяся с тем таинственным народом Рос, который древние авторы еще в последние века до нашей эры размещают в юго-восточном углу Восточно-Европейской равнины.
Можно согласиться с исследователями, относящими начало формирования славянской Руси к VI-VII вв. Начиная с этого времени в источниках фигурирует уже главным образом только славянская Русь, тогда как реальное существование сарматской Руси приходится на более раннее время. Именно эта сарматская Русь была в древности хозяином порожистой части Днепра".

Как можно видеть, теория Брайчевского превосходно подтверждает мою гипотезу о происхождении названия «Русь» от этнонима «аорсы». Днепровские пороги, несомненно, были тем важным пунктом, который главному племени сарматской империи следовало контролировать, чтобы регулярно получать доход от поднепровской торговли. И они его бесспорно контролировали до прихода сюда готов в III веке н.э.
Но спросят, как сарматские названия могли сохраниться до Х века, если славяне их уже не использовали? На этот вопрос ответом пусть послужит моя статья "Баварский Географ" с точки зрения славянина" (начало). Там я доказываю, что в начале IX века на Днепре среди славянских племен все еще обитали потомки сарматов. Их называли луколяне или лак-аланы (луговые аланы). Они и сохраняли сармато-аланские названия порогов. И то, что Константин Багрянородный считает их русскими, является важным доказательством сарматского происхождения названия «Русь» (от этнонима «аорсы») на юге Русской равнины.

***
Остается объяснить происхождение этнонима «варяги-русь», упомянутого в Повести временных лет. И здесь мы используем информацию арабских географов.

Начнем с Арсании. Вот, что пишет об Арсании Ибн Хаукаль [ru.wikipedia.org›Арсания]:
«Их русов три группы. Группа, ближайшая к Булгару, и царь их в городе, называемом Куйаба, и он больше Булгара. И группа самая верхняя из них, называемая ас-Славийа, и царь их в городе Салау, и группа их, называемая ал-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе, городе их. И достигают люди с торговыми целями Куйабы и окрестностей её. Что же касается Арсы, то я не слышал, чтобы кто-либо упоминал о достижении ее чужеземцами, ибо тамошние убивают всех чужеземцев, к ним приходящих. Сами же они спускаются по воде для торговли и не сообщают ничего о делах своих и товарах, и не позволяют никому следовать за собой и входить в страну их. <...> Вывозят из Арсы черных соболей, черных лисиц и олово (свинец?) и некоторое число рабов».
Проанализируем этот текст. Первое, что мы должны выяснить, о каком Булгаре говорит Ибн Хаукаль. Думаю, это не та Волжская Болгария, которая нам известна лучше всех прочих вслед за Болгарией Дунайской. Она располагается ближе к Новгороду-Салау, нежели к Киеву-Куйабе. (Салау или ас-Славийа Новгород называли арабы по имени словен новгородских). К Киеву ближе как раз Дунайская Болгария. Но была еще и Донская Болгария [ru.wikipedia.org›Булгары], в которой жили так называемые черные болгары. Очевидно, речь идет именно о ней, поскольку она располагалась ближе всего и к Киеву и к арабским странам.
Следует отметить, что хотя Ибн Хаукаль был знаменитым путешественником Х века [ru.wikipedia.org›Ибн-Хаукаль], сам он никогда не бывал ни на Руси, ни в Булгаре. Его сведения отчасти базируется на расспросах беженцев из Хазарии, бежавших на южный берег Каспия после разгрома Хазарии князем Святославом Игоревичем. Также он переработал сведения, собранные более ранними арабскими и, видимо, неарабскими географами. Очень вероятно, что в своих описаниях он путал Донскую и Волжскую Булгарию.

Теперь об Арсе. Ибн Хаукаль пишет, что арсанийцы для торговли спускаются по воде. Этой водой мог быть Дон, но, скорее всего, это была Волга. Именно по Волге и Каме можно было достичь тех областей, где водятся соболя и черно-бурые лисицы – Северный Урал и Сибирское Зауралье.
И металлургия в Пермском крае (это Биармия древних скандинавских легенд) тоже была развита хорошо. О том свидетельствуют богатые находки металлических изделий в селе Турбино [drevn-metallurg.ru›turbino.html].
Свинец является побочным продуктом выплавки железа и меди. В цивилизованных странах юга его очень ценили, так как он шел на изготовление труб и кровель. Из свинца делали также еще и ядра для катапульт, а расплавленный свинец лили со стен городов на головы врагов.
Арсанийцы явно держали монополию на торговлю с Биармией. Поэтому они никого и не пропускали вверх по Каме. А тех, кто пытался это сделать без их разрешения, убивали.
Именно на территории современной Татарии и близ нее имеется наибольшее количество топонимов, которые можно связать с ойконимом Арсания. Это Арзамас, Арск, Арское поле и так далее. В целом можно сказать, что, по всем имеющимся признакам, именно эта территория и являлась древней Арсанией.

Теперь мы должны ответить, что за народ населял Арсанию. Арабы называли их русами – hros или ар-рус.
Арабский путешественник Ибн Фадлан, который лично побывал в Волжской Булгарии писал о неких русах, которые на его глазах сжигали в погребальном обряде своего знатного соплеменника вместе с его кораблем и одной из наложниц.
Вынужден признать, что западные норманисты правы, утверждая, что данный обряд погребения более всего походит на то, что совершалось в Скандинавии над умершими знатными викингами. Не значит ли это, что русы Арсании были скандинавами? По данным генетического анализа на территории вблизи слияния Волги и Камы чаще, чем в большинстве других мест России, встречается скандинавский генетический маркер.

Думаю, что арсанийцы и были скандинавами. И так же, как и эрзяне или русы-славяне, тоже унаследовали свое этническое имя от аорсов. В сущности, арабские «хрос» и "ар-рус" и являются слегка искаженными «аорс».
Аорсы были конниками и в лесах севера не могли бы действовать так же эффективно, как судовые рати арсанийцев. Арсанийцы были некогда не просто подданными аорсов, а их союзниками, сначала занимаясь сбором северной дани-ясака для них, а потом для себя. И в этом случае у нас есть основания отождествить их с суэбами Птолемея. После окончательного ухода из этих мест аорсов они присвоили себе их грозное имя для удержания в повиновении себе прежних данников Сарматской империи.

Так как мы считаем, что суэбы-свебы это тот же народ, что и свеи-свионы, то опорным топонимом для них будет название реки Свияги. Свияга течет по территории Татарии параллельно Волге и впадает в нее чуть выше Казани. До прихода сюда русских славян эту реку именовали Свiэ или Свея [смотри карту Булгарского царства из ru.wikipedia.org›Волжская Булгария].
Вторым местным именем реки Свеи было Зуй. И очень-очень показательно, что удмурты до сих пор именуют русских «зюч». То есть первые русы, с которыми они познакомились еще в глубокой древности, были люди с реки Зуй. Получается, что русы-славяне здесь наследовали удмуртское имя русов-свеев.

К Х веку свеи-арсанийцы были, видимо, покорены булгарами. Причем булгары, очевидно, обошлись с ними гораздо жестче, чем обходились аорсы. Само имя страны Арсании исчезает. Думаю, что булгары истребили свейских воинов-мужчин, а их женщин и детей взяли в свои семьи. Отсюда и всем известная белокурость казанских татар и местный скандинавский генетический маркер.

Факт того, что население Арсании назвалось русами, является одним из наиболее весомых доказательств правильности моей теории о том, что ойконим "Русь" происходит от этнонима "аорсы". Очень может быть, что и Днепровская или Полянская Русь некогда тоже называлась Арсания. Эту догадку в свое время высказывал мой старший друг и наставник белорусский лингвист Федор Данилович Климчук. Он предполагал, что слово "арса" имело значение "поле", и думаю в этом не ошибался. Лично мне известны такие ирано-пуштунские слова как «ракс» (поле, степь) и «рас» (племя, род). Они явно имели отношение к этнониму «аорсы».

Перейдем теперь к описанию Острова русов из книги «Дорогие ценности» арабского ученого-географа первой половины X века Ибн Русте [ros-istor.ru›node/18]:

«Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр от того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у них рождается сын, то он (рус) дарит новорожденному обнаженный меч, кладет его перед ребенком и говорит: «Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь этим мечом». И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие — торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса. Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты. С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют ими. У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо, так же как и с теми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. Если же кто из них обидит или притеснит чужеземца, то помогают и защищают последнего.
Мечи у них сулеймановы. И если какое-либо их племя, род (поднимается, против кого-либо), то вступаются все они. И нет, тогда (между ними) розни, но выступают единодушно на врага, пока его не победят.
И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием (мечами) и чей из мечей острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники (обеих сторон) приходят вооруженные и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело.
Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем, как будто бы они их (русов) начальники. Случается, что они приказывают принести жертву творцу их тем, чем они пожелают: женщинами, мужчинами, скотом. И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак невозможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока она не задохнется, и говорит, что это жертва богу.
Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют или обращают в рабство. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости не проявляют и все свои набеги, походы совершают на кораблях. (Русы) носят широкие шаровары, на каждые из которых идет сто локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у колен, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется наедине, но обязательно сопровождают (руса) трое его товарищей и оберегают его.
Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удается приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнет ему завидовать и пытаться его убить или ограбить. Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежды и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда же множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заточении».

Так где же находился этот Остров? Одно время мне казалось, что он мог находиться на Днепре [смотри мою статью «Баварский Географ» с точки зрения славянина» (начало)]. (Мне удалось установить, что во времена Птолемея Борисфен-Днепр в районе Черкасс делился на два рукава и образовывал остров, протяженностью в 120 км, и меня, разумеется, тянуло использовать эту находку на полную катушку). Однако после более целенаправленного изучения вопроса я был вынужден отказаться от этой лично для меня привлекательной версии.
А вообще существует масса разных гипотез наших и иностранных историков. Из них после тщательного анализа правдоподобней других мне показалось отождествление «Острова русов» с Новгородом, который скандинавы называли Хольмгардом (город-остров). А что? Этот город стоял на озере (Ильмень). Доказано, что из Новгорода можно было попасть и за Урал, где водятся самые лучшие соболя, и на Волгу – в Булгарию и Хазарию. Ну и, разумеется, вокруг Новгорода в Х веке жили славяне, которых можно было обирать и обращать в рабство. Есть здесь также леса и болота. По Волхову от Новгорода до Ладоги, которую скандинавы называли Альдейгья, 210 верст. На ладьях можно это расстояние при желании пройти и за три дня. По Волхову и вокруг Ильменя могли располагаться и другие поселения норманнов, которые Ибн Русте называет городами. В принципе небольшую территорию, во враждебном окружении, можно назвать и островом. Есть в этом районе также и могилы знатных скандинавов, с которыми западные историки отождествляют русов Острова.
Вынужден с ними согласиться. Ни одно другое место так хорошо под описания Ибн Русте не подходит. Честно говоря, не могу понять тех, кто ратует за признание обитателей Острова русов нашими славными предками. Люди они были несимпатичные. Не пахали, не сеяли, а жили грабежом за счет своих соседей-славян. А еще занимались работорговлей. Думаю, что лучше, если бы это были все-таки шведы. Это, по крайней мере, сняло бы с наших пращуров обвинение в торговле братской кровью.
В IX-Х веках норманны свирепствовали по всей Европе. Они захватили половину Англии, образовав в ней «Область датского права» (Денелоу). Они также захватили лучшие части Ирландии, основав города Дублин (нынешняя столица страны) и Корк. Во Франции они захватили территорию, много большую, чем Остров русов (современную Нормандию), хотя там уже существовало сильное государство. Надо ли нам стыдиться, что малочисленные в ту эпоху ильменские словене не могли некоторое время оказывать им эффективного сопротивления?
Напротив, мы должны гордиться тем, что спустя достаточно краткое время, объединенным силам словен, кривичей, а также союзным с ними финским племенам веси и чуди удалось в 862 году изгнать варягов, как об этом написано в «Повести временных лет» и прочих наших летописях.
Полагаю, что сведенья, сообщаемые Ибн Русте, к первой половине Х века сильно устарели. Этот ученый перс, писавший на арабском языке, сам никогда не бывал на Руси. И отголоски событий на далеком севере доходили до него, наверно, как свет далеких звезд. Будь он в курсе последних событий на Руси, он не мог бы не упомянуть о Киеве и киевских князьях. Рюрик, основатель, древнерусского государства умер в 879 году, а во времена Ибн Русте правил уже Игорь, третий князь этой династии.

Теперь необходимо прояснить вопрос о том, были русы Острова родичами свеев Арсании или они приплыли из Скандинавии?
Начнем с того, что свеи Арсании и свеи Скандинавии, безусловно, были близкими сородичами и говорили на одном и том же языке. Свионы (шведы) были последним из германских народов, пришедших в Скандинавию из Азии. Они потеснили готов, данов, вандалов и ситонов и ассимилировали их в свой состав.
Кстати, ситоны, о которых писал Тацит как о ближайших соседях свионов [Германия, 45], так же, как и свионы-свеи-суэбы имели сородичей на Волге. У Птолемея (смотри в начале статьи) они упомянуты как сэтианы.
И еще одно интересное указание на то, что свеи пришли с востока из страны аорсов. Тацит отмечает, что у свионов, в отличие от других германцев, общественный строй представляет собой абсолютную монархию [Германия, 44]. Но именно такой строй был характерен для кочевых народов Востока.
На основании этого я делаю вывод, что Арсания и была той самой «Холодной Свитъод», о которой писал Снорри Стурлусон. Ведь зимы на севере Русской равнины гораздо холоднее, чем на территории Швеции. Из этой Холодной или Великой Швеции свеи и переселились на свою нынешнюю родину.
Несомненно, связь между свеями Скандинавии и Волги должна была поддерживаться. И промежуточным пунктом этой связи являлся Новгород-Хольмгард. Впрочем, существовали и альтернативные пути. Один из таких путей, очевидно, шел по реке Свирь, имя которой созвучно второму названию Швеции – Свериге.
Таким образом, можно уверенно говорить о том, что на Острове русов обитали как скандинавские свеи, так и свеи из Арсании. Но, думаю, что выходцев из Швеции было больше. Арабские путешественники лучше знавшие волжских свеев-аррусов, очевидно, называли и тех и других одинаково. Однако это не отнюдь значит, что свеи из Скандинавии сами себя тоже назвали русами.

Скорее всего, свеи начали переселяться с Волги в Швецию еще до сарматского нашествия. Поэтому шведы и не носят в качестве своего второго названия имени «русы». Все же переселение свеев продолжалось и после прихода на Волгу сарматов-аорсов. И уже эта волна свеев-переселенцев могла бы именовать себя росами или как-то похоже. И память об этой последней волне могла сохраниться в названии шведской области Рослаген. Ведь Рослаген расположен в том месте, где «Аландский островной мост» через Балтику (Аландский архипелаг) подступает к берегам Швеции. И, безусловно, здесь высаживались все германские племена, прошедшие в разное время через Скандинавию в Западную Европу. А последними высадились здесь свеи-росы.

Впрочем, нет, не последними. Те, кто читал мою статью "Легенда о Вёлунде", должны помнить о том, как я там доказывал славянское происхождение Вёлунда и заселение вендами-славянами из Волина-Винеты Большого Аланда и Рослагена. Финское название Аландских островов - Ahvenanmaa - я толковал как Ahja-venе-maa (Земля вендских кузнечных горнов). А основателем первого финского государства Карелии я называл Кьяра (Кия Ярого) приемного отца Вёлунда, о котором тоже есть упоминания в скандинавских легендах.
Так что последними в Рослагене вполне могли высадиться русы-славяне. Птолемей писал, что "На севере Европейская Сарматия ограничивается Сарматским океаном по Венедскому заливу и частью неизвестной земли". То есть влияние сарматов распространялось, по крайней мере, до Балтики, а, может быть, и до Ледовитого океана. На западе граница Сарматии, страны аорсов, проходила по Висле. Следовательно, не только днепровские славяне, но и славяне южных и восточных берегов Балтики тоже могли называть себя русами, причем задолго до призвания Рюрика. И есть сведения, что они так себя и называли. Эти сведения содержались в одной из старых летописей, но были вычеркнуты российским академиком немцем Шлецером как несообразные. Как это может быть, что русы (наряду с другими славянскими и финскими племенами) призвали к себе варягов-русь?!
А по-моему, все это очень сообразно. Русы-славяне севера Руси призвали к себе своих сородичей, живших в Рослагене.
О том, что славяне колонизировали часть Скандинавии говорят многие факты. По свидетельству германского хрониста Гельмольда из Босау (XII век) славяне заселяли датский остров Фемарн. Судя по топонимам, венды-славяне в древности заселяли и значительную часть Швеции [смотри мою статью "И опять вандалы. Венды Скандинавии"]. Среди них были, например, и сербы. Значительная часть вендов, живших в шведской области Смаланд, видимо, переселилась на южное побережье Балтики одновременно с племенем саксов [смотри мою статью "О происхождении саксов (окончание)"]. Германские племена вандалов и винилов унаследовали территорию скандинавских вендов и их имя, подобно тому, как немцы-пруссаки в свое время унаследовали территорию и имя литовского племени прусов.

***
Настала пора разобраться в происхождении варягов-руси и князя Рюрика. В "Повести временных лет" о них написано так:
«В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.
В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были словене».
Проанализируем отрывок.
Начнем с того, что летопись не говорит о том, что изгнанные варяги называли себя русами. Это указывает на то, что варяги, бравшие дань с местного населения, были свеи из Швеции. Собственно, об этом тут и говорится – «варяги из заморья».
Далее, очень сомневаюсь, что, изгнав варягов-свеев, славяне и финны всего через три года пригласили бы их обратно. Безусловно, они обратились бы к тем, кто ближе им по крови. Очевидно, они могли пригласить из-за моря вендов из Рослагена. А те могли называть себя русь, ну, хотя бы и потому, что заняли эту землю. Ведь это всегда было в обычае славян – называть себя по имени земли, на которой они поселились. Так ободриты, поселившись на острове Рюген, ранее занятом скандинавским племенем ругов, стали назвать себя руяне [ru.wikipedia.org›Рюген].
Полагаю, что название племени Рюрика – русь – в значительной степени способствовало политическим успехам этого князя. Когда князь Олег и его племянник Игорь прибыли в Киев, местные жители подчинились им без всякого сопротивления, очевидно, разглядев в них своих сородичей и по языку и по имени.
О том, что приглашенные были вендами-славянами, говорят их имена. Они довольно плохо толкуются из скандинавских языков. Так имя брата Рюрика Трувор переводится как «верная дружина» (нормально ли это для одного человека?), и Синеус (имя второго брата) вообще толкуется как «с ним». Если же мы обратимся к славянской речи, то Трувор – это Трубач, а Синеус – Сивоус.
Имя Олега - шурина Рюрика тоже неплохо толкуется из славянских языков. Думаю, оно происходит от названия дерева «ольха» (ольга, вольга). Это дерево, очевидно, считалось священным, так как цвело ранее всех других, указывая на скорый приход весны. Плоды ольхи могли в голодное время употребляться в пищу, спасая от мучительной смерти. Сок ольхи давал священную красную краску, похожую на кровь. Существует два вида ольхи одна с белой, другая с черной корой. Предполагаю, что они были посвящены одна Белбогу, другая его антиподу Чернобогу. Подробнее об этом будет рассказано в одной из следующих моих статей.
Имя "Рюрик" сближается с древнеславянским словом ререг (сокол). Падающий вниз головой сокол, является семейным гербом Рюриков [felbert.livejournal.com›1916396.html].
Падающий сокол был также знаком племени рарегов или ободритов. Противоречия с моей гипотезой тут нет. Так как ободриты, ближайшие соседи вендов из Винеты-Волина и прекрасные моряки, вполне могли принять участие в колонизации Аланда и Рослагена. Дир – имя одного из ведущих дружинников Рюрика, возможно, как раз указывает на его ободритское происхождение.

Впрочем, русь Рюрика вряд ли состояла из чистокровных вендов. Рюрик, очевидно, был удачливым воином и полководцем. (Иначе его вряд ли пригласили бы в Новгород). К таким вождям охотно присоединялись воины из других племен. Скорее всего, значительную часть его дружины составляли свеи. К этому можно добавить русов, родившихся от смешанных браков. Это объясняет и имя Аскольда, еще одного известного из ПВЛ дружинника Рюрика (соратника Дира), и скандинавские имена послов князя Олега, подписавших его договор с византийцами.
А еще часть людей Рюрика были финнами. Имя сына Рюрика Игоря, возможно, названного в честь деда, можно сопоставить с названием финского племени ижора. Позднее ижора, поселившись в устье Невы, была верным и постоянным союзником Новгорода, а имя вождя Ижоры Пелгусия неразрывно связано с именем князя Александра Невского.

Будучи приглашены в Новгород, а затем и в Киев, Рюриковичи и их люди не должны были вести себя там как завоеватели. Но как быть с сообщениями о том, что русы занимались работорговлей? Кого же они продавали в рабство? Западные норманисты уверены, что скандинавские владыки Руси без всяких укоров совести на протяжении веков продавали своих подданных. Гвин Джонс, автор книги «Викинги. Потомки Одина и Тора», ссылаясь на Константина Багрянородного, утверждал, что русы-скандинавы получали рабов в виде дани с покоренных ими племен.
Не буду утверждать, что русы-славяне вовсе не имели рабов и не торговали ими при случае. Такое было в Средние века во всех странах Европы и всего мира. Однако я возражаю, что торговля рабами носила на Руси регулярный характер. Утверждения такого рода при проверке оказались подтасовкой. Так Порфирогенит вовсе не писал, что русы собирали дань рабами. Это была личная выдумка Г. Джонса.
Далее обычно ссылаются на фразу князя Святослава Игоревича, который, собираясь перенести столицу на Дунай, якобы, говорил: "Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае - ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли - золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и РАБЫ". На самом же деле в оригинале ПВЛ стояло: «Не любо ми есть в Киевѣ жити, хочю жити в Переяславци в Дунаи, яко то есть среда земли моей, яко ту вся благая сходяться: от Грѣкъ паволокы, золото, вино и овощи разноличьнии, и и-Щеховъ и изъ Угоръ — серебро и комони, изъ Руси же — скора, и воскъ, и медъ и ЧЕЛЯДЬ».
Конечно, в XVII-XIX веках слово «челядь» в России чаще всего означало «слуги», равно как слово «человек» иногда употреблялось для обращения к официанту. Но в словаре Даля говорится, что слово «челядь» даже и тогда имело более широкое значение. В первую очередь оно означало «домочадцы», приближенные к какому-то знатному лицу (к его челу), то есть его свита. Существовало выражение «царские челядинцы» в значении «придворные». А то, что Святославу в чужой стране, прежде всего, нужны были верные люди с его родины, не вызывает никакого сомнения.
Полагаю, что торговля рабами с Руси при первых Рюриковичах носила нерегулярный характер. Торговали пленными, взятыми в войнах. Шла борьба за объединение Руси, а в некоторых племенах существовала этому сильная оппозиция, которая оказывала вооруженное сопротивление князьям. Таким образом, продажа взятых в плен мятежников за границу была, главным образом, способом их удаления из страны. Альтернативой этой в некотором роде гуманной мере могло быть лишь истребление вроде того, что учинила древлянам княгиня Ольга. Подобным образом уже в просвещенный XVII век поступало даже «цивилизованное» правительство английского короля Якова II Стюарта, продав в рабство за пределы Англии после подавления восстания Монмаута большую часть пленных повстанцев.

В заключение скажу следующее. Из-за этого обилия разноязыких племен, называвших себя одинаково или почти одинакового (на слух арабов и греков) до сих пор и идут баталии по поводу названия страны Русь. Мы можем лучше понять, как это получилось после крушения империи сарматов-аорсов на примере распада СССР. Например, жителей Брайтон-бича американцы называют русскими, хотя настоящих этнических русских среди них меньшинство? Русскими также называют в Европе и украинцев, и чеченцев, и даже узбеков.
Так же было и 1100 лет назад. Хотел бы я, чтобы моя статья внесла некоторую ясность в этот вопрос. И на этом пока все.

Мои ответы на комментарии Игоря.

1. Возможно, Вы, Игорь, и правы насчет индийского Имаона, о котором пишут в древнеармянском источнике "Ашхарацу́йц". Но Имаон Птолемея, по моему мнению, это Ямантау (Урал). На нем расположены восточные истоки реки Ра (Волги).

2. Асгард у скандинавов не может быть страной? А что вы скажете про Мидгард?

3. В афганском языке есть слово "ракш" (пашня). Я предпочел для этнонима "роксаланы" именно эту этимологию, потому что в источниках известны скифы-пахари. Впрочем, слово "ракш" может быть и родственно понятию "светлый", потому что пашня это место, очищенное от леса. В славянских языках есть слово "бель", которое означает всякое свободное от леса пространство.

4. Мне кажется, что текст статьи не дает основания считать, что я смешиваю "русов" Хаукаля и славян. У меня Русы Острова и Арсании это скандинавы. Но и русы-скандинавы и русы-славяне одинаково унаследовали свое имя от аорсов-сарматов, владык Русской Равнины во времена Птолемея.

5 и 6. Ответы на эти вопросы на приведенной ниже карте. Как можно видеть, в районе Казани скандинавский генный маркер присутствует в несколько повышенной доле. Обратите внимание, что скандинавский след в бывшей Арсании прослеживается по женской y-хромосоме. Это подтверждает мой вывод об истреблении всего мужского населения Арсании при завоевании ее булгарами и поступлении свебских женщин в их гаремы.

url="/uploads/images/default/germanic_europe.gif"]

[/url]

7. Допускаю, что этноним "аорс" может иметь как одно из значений понятие "светлый". Я сторонник множественности истинных этимологий, если они могут быть связаны логически. Выше я говорил, что светлым у древних может называться любое открытое пространство - пашня, луг, озеро или степь. Аорсы обитали, главным образом, в степях. В афганском языке есть слово "рас", которое одновременно означает "луг" и "род".

8. В первом своем комментарии Вы говорите, что древние историки (и очевидно географы) могли путаться. Арабские географы, очевидно, тоже могли путаться. Тем более те, которые никогда не бывали на Руси. При отождествлении Острова Русов и Новгорода я исходил из многих соображений, в том числе из скандинавского названия Новгорода Хольмгард (Город-остров). Впрочем, отсылаю Вас к моему тексту.

9. На последний Ваш комментарий отвечать не считаю нужным.

 (Голосов: 1)

Комментарии посетителей

 #1. Игорь   (8.06.2016 - 11:44)
Имаон не где-то там около Индии, а это один из вариантов написания названия Гималаи (Himavat, Himavan). Переводится с санскрита как "снежная". В общем так называли носители индоевропейских языков любые снежные вершины. И Урал, и Памир и Гималаи. Со ссылкой на Имаон надо быть осторожнее. Путаться могли и сами древние историки. Из-за того что источников было много Имаон мог вполне "размазаться" от Урала до Индии.
 #2. Игорь   (8.06.2016 - 11:51)
Асгард не страна, а город. Страна асов - Асланд или Асхейм. В общем просто - Азия. :)
 #3. Игорь   (8.06.2016 - 12:26)
от литовского ruoЕѕas руги и поляне это вероятно. а для роксоланов есть более "близкое" слово рухс - осет. светлый. Т.е. роксоланы - светлые аланы, рухс-асы - белые асы.
 #4. Игорь   (8.06.2016 - 13:03)
Ибн-Хаукаль: "Русы — народ варваров, живущий в стороне булгар, между ними и славянами по реке Итиль" Если пользоваться восточными источниками, то не надо мешать русов и славян. Они даже внешне тогда отличались.
 #5. Игорь   (8.06.2016 - 13:12)
Не поделитесь ли данными о скандинавском генетическом маркере в области слияния Волги и Камы?
 #6. Игорь   (8.06.2016 - 13:28)
"известная белокурость казанских татар" Древние историки описывают светлых половцев, киргиз... Да, полно кого... Почему сразу скандинавы? И еще больше интересно взглянуть на скандинавские ДНК в Поволжье.)
 #7. Игорь   (8.06.2016 - 13:39)
аорс тоже может переводиться как белый от осет. урс. Белый, светлый очень распространенное наименование. Не обязательно все были белобрысыми, кто то просто западные по цветовой ориентации.)
 #8. Игорь   (8.06.2016 - 13:47)
"Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове, окруженном озером" По-арабски остров, полуостров и междуречье пишется одинаково. Арабистами эта фраза переведена и как "ар-Русийя находиться меж двух рек и в 3-х днях пути от нее озеро". Перевод цитирую по памяти.
 #9. Игорь   (8.06.2016 - 14:14)
Вы если ссылаетесь на восточных историков, то хоть почитайте... Всех.) Их не так уж много. Даже расстояние расстояние между Артой, Слабой и Кабабой указаны.) Взаимное расположение... Киевом и не пахнет.)
 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Краткие замечания
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Доисторическая история чешского серебра
 Архив сайта
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
 Июнь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016