Главная  

Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)

II.Венды это венеды

Однако мы еще не доказали, что венды это венеды. Ф.В. Шелов-Коведяев и его единомышленники отрицают, что венеды были славянами. И готский историк раннего средневековья Иордан в своей «Гетике», якобы, утверждает, что южный берег Балтики был заселен германскими племенами ульмеругов и вандалов [ru.wikipedia.org›Вандалы]. Это утверждение нашло отражение на карте Германии времен Римской империи германского историка Густава Дройзена, на которого мы неоднократно ссылались. Шелов-Коведяев не утверждает, что венеды это обязательно вандалы, но говорит о некоем дославянском венетском субстрате.

Начнем с того, что венеды не были германцами. Не будем ссылаться на Тацита, который затруднился с этнической принадлежностью балтийских венетов. Не будем ссылаться и на Иордана (его версию мы разберем когда-нибудь позднее). Однако на основании поморских гидронимов можно сделать практически однозначно вывод о том, что германцы, в том числе и скандинавы, в значительном количестве и на более или менее долгий срок не заселяли южных берегов Балтики. Нет, и никогда не было там их гидронимов. Между тем известно, что славяне весьма бережно относились к чужим гидронимам. Основные иноязычные гидронимы (скифские, финно-угорские и литовские) на территории России и Украины сохранены.

Надо отдать должное и немцам. Они в период своего доминирования на южном берегу Балтики тоже сохраняли славянские и литовские гидронимы. Но это еще раз доказывает, что там никогда не было древнегерманских гидронимов. В противном случае немцы их бы восстановили. По сохранившимся преданиям или по просто догадке узнали бы свои родные названия и реконструировали их.

Можно перечислить немецкие названия рек и озер Померании, чтобы убедиться: изначально все они были славянскими или литовскими и сохранили свою этимологическую основу:
- Река Рега, вероятно, получила свое имя либо от славянского «река», либо от литовского слова rega (зрение). Интересный напрашивается вывод. Славянское «река» могло быть родственно литовскому «рега», точно так же, как славянское «озеро» и литовское ežeras родственны славянскому «озирать».

Не удивительно, что в землях некогда заселенных кельтами-литвой и славянами, так много рек имеют название Изара, Изер, Изарко. А мы-то в статье «Вольки-тектосаги – древний союз славян и литвы» перевели название реки Изары как «Озерная», в то время как оно могло означать всего лишь «река». Но если и Рега означало «Озерная», это хорошо согласуется с наличием в ее эстуарии крупного озера.

- Река Персента, несомненно, получила название от литовского persenęs (древний).

- Озеро Ямно (Ямундер-зее), конечно, имело славянское название от «яма» (впадина).

- Название озера Буково (Буковер-зее) образовано от дерева бук. Дерево называется почти одинаково в славянских, литовском и немецком языках. Фасмер, однако, считает название дерева германским по происхождению – от слова Buch (книга), так как древесина бука имеет так называемую текстуру, то есть точки, похожие на буквы. В противоположность Фасмеру мы считаем, что название дерева бука изначально славяно-скифское и связано со словом «бог». Бук являлся священным тотемным деревом индоевропейцев. Мощный ствол старого бука производил не меньшее впечатление, чем ствол дуба, а плоды употреблялись в пищу, особенно в голодные годы.

- Название реки, которую поляки называют Wieprz (Вепша, Вепрь), а немцы – Wipper, славянское.

- Название озера Копань, безусловно, славянское.

- Название озера Вицке (Wietzker-See), безусловно, славянское, вероятно от слова «вица» (ива) или от слова «вицке» (судно).

- Название озера Гардно (Garder-See), скорее всего, тоже славянское, хотя и не столь уж древнее. Оно названо в честь городка, который немцы называли Garde (ограда). Но немцы, в отличие от славян, обычно не употребляли подобную лексему для названий своих городов. Считается, что она иногда употреблялась скандинавами, но мы думаем, что она была заимствована ими из славянских языков.

- Название озера Сарбске (Sarbsker-See) образовано от славянского этнонима «сербы» (сорбы). Основная территория сорбов, на которой их наполовину онемеченные потомки живут до сих пор, находилась в районе немецкого города Коттбус. Но какие-то колонии сорбов могли находиться и в восточной Померании. Сербские топонимы можно было найти и в Чехии и в Украине.

- Название озера Леба можно было бы сравнить с аналогичными названиями озер в Польше и Беларуси – Любень, Любань. Название одноименной реки Леба, впадающей в озеро Леба тоже не вызывает особых затруднений – «Люба» или «Любава».

- Название реки Грабова, несомненно, славянское – возможно, от названия дерева граб, но может быть и другое толкование.

Название поморской реки Слупя по происхождению литовское. Нам помогает понять это немецкое название реки Stolpe, образованное от немецкого глагола stolpern (спокнуться), По-литовски, этот глагол звучит как kluptelėti. Здесь в корне звук «к» меняется на «с», только и всего. Все лингвисты скажут, что это законная замена. Со смыслом гидронима «Слупя» тоже все в порядке. На реке много порогов [rutraveller.ru›place/90129].

Сложнее сделать однозначный вывод по гидрониму «Лупова». Если опять взять за основу литовский язык, то «Лупова» толкуется как «Губная», то есть впадающая в залив-губу. Однако губы тут в нашем понимании, как она должна выглядеть, нет, если не считать за таковую озеро Гардно. Но возможно и другое толкование от славяно-литовского lupik (грабитель). В этом случае название «Лупова» можно толковать как «Разбойничья река».

Может быть, устье этой реки занимало какое-то племя, склонное к пиратству. Среди полабских славян пиратский промысел был распространен.

Отсюда название реки «Грабова» тоже может быть связано с этим же разбойничьим племенем. Скорее всего, это могли быть восточные ободриты или Osterabtrezi, как называет данное племя Баварский Географ. Osterabtrezi имели сто городов и, по нашему мнению, обитали от реки Грабовой до Поморского мыса. Кашубы-«хозирочи» жили тогда на побережье западнее их.

Но, скорее всего, «разбойничья» этимология гидронима «Лупова» составилась в более позднее время. Мы можем указать более раннюю.

Лексема lupik употреблялась у славян повсеместно. Так у восточных славян - белорусов - слово «луп» передает понятие «добыча». В русском языке слово «облупить» означает «ободрать». В латыни lupus означает «волк», а слово «разбойник» является еще одним устойчивым эпитетом волка. Кстати, этот факт подтверждает наличие древнего тесного контакта между славяно-литовцами и италиками, о чем мы уже делали вывод на основании анализа гидронимов северной Италии. Однако это еще не самое главное. Как уже не раз говорилось, волк является воплощением охоты. У русских слово «лупить» означает «бить», в том числе зверя. Отсюда название реки Лупова в Поморье, скорее всего, означает вовсе не «Разбойничья», а «Охотничья» или «Добычная».

url="/uploads/images/default/gidronimy.jpg"]

[/url]

***

Теперь попробуем разобраться, кто – литва или славяне – появились на берегах Балтики первыми. Это будет нелегко сделать, потому что литовские и славянские названия в Поморье идут вперемежку.

На наш взгляд, может быть три варианта ответа. Первый: сначала пришли славяне, а потом литовцы. Второй: сначала пришли литовцы, потом славяне. Третий: славяне и литовцы шли в Поморье единым полиэтническим союзом. Четвертый вариант – то, что именно в Поморье распалось древнее славяно-литовское единство, мы сразу отбрасываем, потому что есть куча других более подходящих мест, где такое могло произойти.

Если согласиться на вариант того, что литва пришла на южные берега Балтики раньше славян, то ее и можно считать тем самым дославянским субстратом, о котором пишет Шелов-Коведяев и ряд других его единомышленников историков. Может быть, венды и в самом деле сначала были литвой, и лишь потом славянизировались? Если «венды» означало «водные» (мы согласились, что праславянское vętitji, которое лежит в основе этнонима «венды», означает «большая вода»), то в славяно-литовской группе языков ближе всего к этому литовское слово vanduo (вода). Действительно, в современную эпоху ни один славянский народ, даже поляки с их архаичными носовыми гласными «ą» (читается как «он») и «ę» (эн), ныне не произносят «вода» как «ванда».

Но в древности носовые гласные, такие же, как в польском, были во всех диалектах старославянского языка [ru.wikipedia.org›Носовые гласные]. И когда-то славяне тоже говорили «ванда» вместо «вода».

Другой довод в пользу первенства литвы: наиболее значимый гидроним региона – «Балтика» имеет литовское происхождение. Baltasis – по-литовски «белый», Balta jūra – «Белое море».

Но нас настораживает тот факт, что аналогично на русском языке называется другое море, которое раскинулось не так уж далеко от Балтики.

У Балтийского моря много названий на языках, народов которые населяют его берега. Финны называют его Itämeri (буквально, Вечернее, то есть Западное море). Немцы и скандинавы называют его «Восточным морем» - Ostsee, Östersjön. Эстонцы зовут его – Läänemere (буквально, «Море волн»). Не могло ли быть так, что и славяне имели раньше какое-то свое название для моря, на котором они проживали, по меньшей мере, с VI века н.э.? Думается, что в таком случае у славян оно тоже, скорее всего, называлось бы «Белым» или другим синонимом этого слова, сохранившимся в славянских языках.

И такой синоним мы нашли. Это польское слово widny (светлый). Оно очень близко к английскому white (белый). Не стоит удивляться, что английское слово оказывается ближе к славянскому, чем немецкое (weiß). Саксонцы издревле живут ближе к полякам, чем прочие немцы. Однако не надо думать, что widny это заимствование из германских языков. Для него у славян имеются хорошие смысловые соответствия: понятие «видеть» тесно связано с понятием «свет».

Есть и еще один славянский синоним, который можно сопоставить и со словом balta и со словом widny. Это чешское слово fadni (серый). Серый это светлый оттенок черного цвета. А поверхность морей севера чаще кажется именно серой, а не чисто белой.

Серый цвет близко напоминает еще и светло-голубой. Со словом «серый» тесно связано слово «сиреневый»: цветки сирени имеют оттенки от голубого до почти белого. Болгарское слово «бозав» подтверждает наше мнение, так как означает одновременно и «серый» и «сиреневый». Со словом «бозав» связано и польское bzowy (сиреневый) от bez (сирень), и наше «бежевый».

Обратим внимание, что болгарское «бозав» (бодав) и чешское fadni имеют сходство со словом «вода». Английское white тоже явно родственно слову water (вода), как и немецкое Wasser (вода) родственно слову weiß. Отсюда делается вывод, что древние германцы чаще считали цвет воды белым, а славяне серым или светло-серым.

В связи с этим привлекает наше внимание группа германских гидронимов, обнаруживаемых в черте Балтийского моря. Это топонимы типа Вodden. У побережья германского Поморья (Померании) есть проливы и заливы Schaproder Bodden, Vitter Bodden, Wieker Bodden и многие другие. Наиболее крупными у берегов, некогда заселенных полабскими славянами, являются Залер-Бодден и Грайфсвальдер-Бодден. Но самым крупным «бодденом» является Ботнический залив, который шведы зовут Bottniska viken. Он занимает добрую четверть всей Балтики. Должны заметить, что слово Bodden не объясняется из немецкого языка и считается собственным. Шведское Bottniska пытаются объяснить самым жалким образом [en.wikipedia.org/wiki/Gulf_of_Bothnia]. Между тем, Bodden отлично выводится от славянского «вода» и родственных с ним слов, имеющих значение «светлый» и «серый».

Мы полагаем, что реконструированное нами древнеславянское слово «воден» или «виден» лежало в основе исчезнувшего ныне славянского названия Балтики. Явственный след этого древнего названия можно уловить в гидрониме «Венедский залив», который мы находим у Птолемея. Без сомнения, во времена Птолемея на архаическом славянском или протославянском наречии нынешнее польское widny имело бы форму windny или wendny. Так что получается, что одно из наиболее древних и подтвержденных источниками имен Балтики было славянским – «Вендное (Вендское) море».

Не надо при этом полагать, что этноним «венды» (венеды) возник из «виндны» (светлые). Все же первичным был этноним «венеды», а от него произошло название оттенка цвета, присущего морю, названному именем народа, проживающего на его берегах. Названия многих оттенков возникли из имен стран, с которыми их что-нибудь связывало. Например, краску индиго когда-то давно возили из Индии, а цвет «тердесьен» означает «земля из итальянского города Сиены».

Ну, а на латыни цвет venetum означал «голубой, лазурный». Как можно видеть, venetum - тоже цвет моря, только южного, может быть, даже Адриатического. И это, во-первых, подтверждает «морской характер» венетского племени вообще, во-вторых, эта наша первая собственная заявка на доказательство родства венетов Адриатики и балтийских венедов-вендов.

Водный образ жизни вендов подтверждается целым рядом русских и польских слов, передающих понятия, связанные с понятием водной стихии. Это, например, слово wędkarz (вендкарж) – «рыбак». Оно дополняется русским словом «вентирь» (рыболовная снасть). Рыбацкая лодка на севере России называется «ветка». Более крупное старинное судно в Польше называлось «вицина» или «вицка».

Имеется поморо-архангельское «ведило» или «ведига» (плот), соответствующее польскому winduga (плот, причал). Плот был древнейшим плавающим средством, используемым еще и первобытными рыбаками.

А славянское название экипажа плота – «ватага» (В.Д. Даль поясняет, что так называется рыбацкая артель во главе с ватманом-атаманом). Глагол «ватажиться» означал «водиться».

Отсюда делаем вывод, что славянское «водить» означало вести людей по водам, а «вождь» означало, прежде всего, капитан судна или адмирал флотилии.

Вернемся еще раз к вопросу о первенстве появления племен на берегах Балтики. По нашему мнению, все-таки наиболее вероятен третий из рассматриваемых вариантов заселения южного берега Балтики.

То есть мы за одновременность появления здесь сразу обоих племен - славян и литвы. Мы выявили до этого два крупных славяно-литовских союза: вольки-тектосаги и бастарны. Оба союза создавались для поиска новых земель. С ними литва и славяне совместно некогда прошли огромные расстояния.

Были подобные смешанные союзы и у других этнических групп Европы и Азии. Впрочем, гипотеза о совместном первоначальном занятии южного берега Балтики межплеменным славяно-литовским союзом отнюдь не исключает того, что позднее к этому союзу дополнительно присоединялись новые отдельные группы славян или литвы, например, пруссы-боруски.

Важно то, что славяне и литовцы в этом регионе проживали в союзе, совместно и мирно, то есть без больших конфликтов. Название союза было традиционным, ведущим свое название из глубокой древности, понятным обоим этносам, составлявшим союз.

Союз двух долго не сливающихся воедино этносов объясняется их различным образом жизни. Было уже высказано предположение, что литва в свой самый ранний период, занималась преимущественно скотоводством. В таком случае, славяне могли больше специализироваться на земледелии и морском промысле. У народа, живущего на берегу моря, полного рыбы и тюленей, это было неизбежно.

О том, что славяне жили ближе к морю, чем их соседи литва, может свидетельствовать топонимика. Имена приморских озер Поморья почти все славянские, а реки, течения которых исходят из глубины суши, в основном, имеют литовские названия.

Общее название полиэтнического союза – «венеды» (то есть морские) - явно показывает, что славяне имели в нем преимущество, численное и, возможно, культурное. Позднее именно славяне-вятичи или вентичи его, в основном, унаследовали, в то время как литовцы-пруссы стали называть себя заметно и существенно иначе.

***

Сделаем небольшое отступление. Мы полагаем, что одна из самых древних этимологий этнонима «славяне» (словене) связана со словом «лов». Ведь самым первым занятием первобытных племен была охота. Мы уже писали, что германский этноним «готы» (геты), на наш взгляд, тоже был связан с понятием «охотники» («гут» означает «хорошо», «добро», добыча»). Охотниками были также даки, чьим тотемом были собака или волк. Волк само воплощение охоты, а у славян количество племен с «волчьим» тотемом самое большое среди европейских народов.

Мы уверены, что славяне были, прежде всего, морскими охотниками. Слово «лодка», которое даже у Фасмера, который никогда не упускает случая высказать гипотезы об иноязычном происхождении тех или иных русских слов, признается исконно славянским. Лодка - самый нужный предмет именно для морского лова. Поэтому мы сочли изначальной формой названия этого предмета реконструкцию «лоудка» или «ловдка» (от слова «лов»). Впрочем, у «лодки» есть другие и тоже вполне подлинные этимологии, о которых мы будем еще говорить.

Со словами «лодка» и «лов» связано славянское слово «люди». В древние времена, когда главными средствами передвижения на большие расстояния были либо лошади, либо лодки, кочующий народ мог связывать понятие «люди» с понятием «экипаж лодки». Но почему же мы считаем, что лексемы типа «люди» имеют именно славянское происхождение, у немцев люди – Leute. Да этот так. Однако слово типа Leute есть только в немецком языке. У голландцев, англичан и скандинавов такого нет. И мы сделали обоснованный вывод о том, что немцы заимствовали его у славян, а также у родственной и союзной славянам литвы.

Связано с понятием «охота» и слово «любовь». Конечно, оно не только славянское. Происхождение у него общеиндоевропейское. Но в смысле «охота» (лов) оно, видимо, употреблялась только славянами. Только у славян есть слово «ловить» (вариант «лобанить»). С другой стороны лишь у славян понятие «охота» коррелируется с понятием «желание», то есть опять же «любовь». В связи с этим я обратил внимание на то, что многие озера в славянских землях имеют названия типа «Любень», «Любань» и так далее. Они тоже просто-напросто были охотничьими угодьями славян.

О морском, преимущественно, характере охоты у славян говорит еще слово «хлябь» (жидкость, вода, море). Корень этого слова практически такой же, как у слов «любовь» и «лов». Но есть придыхание h’, которое в древности было свойственно всем европейским языкам. Х’лябь была водным угодьем для охоты. А h’лобяне или h’ловяне были морскими охотниками-ловцами!!!

Реконструированная лексема h’ловяне по правилам лингвистики легко переходит в «словяне». Так мы доказали, что впервые слово «словене» было использовано в смысле «морской охотник». Но со временем, по мере изменения условий жизни славян и развития их языка, обязательно должны были появиться другие этимологии, в частности от лексемы «слово». Все же, по нашему мнению, это скорее лексемы «слово» и «слОвить» (говорить на языке словен) возникли из лексемы «словене», чем наоборот.

А вот лексема «слава» была связана с лексемой «словене» несколько ближе. Из данной точки зрения следует, что первоначальное значение слова «слава» было «охотничья добыча». Ее ведь «добывали», не правда ли?

По результату нашего анализа лексема «словене» (славяне) оказывается тождественной лексеме «венеды» по смыслу. Более позднее ее появление в качестве этнонима можно объяснить тем, что в связи с тем, что после распада союза, части племен потребовалось принять новое название, которое с одной стороны как-то бы отличалось от прежнего, а с другой наследовало его смысл.

Новое имя потребовалось не только новому союзу литовских племен, но и славяне-венеды тоже разделились, как сообщает Иордан, на антов (энетов, венетов) и склавинов (славян). Разделение славян произошло не из-за какой-то вражды, а, скорее всего, из-за сильной удаленности отдельных славянских групп друг от друга, из-за чего стало невозможно поддерживать контакты.

Закончим обсуждение темы на том, что имеется еще один важный довод против первенства литвы на берегах Балтики. У литовцев имеется слово svetimas (чужой). То есть племя с каким-то этнонимом, сходным со «светимас», была или стала для литовцев чужой. Поэтому вряд ли этническая группа с именем, похожим на «венеды», могла быть изначально литовским племенем. Однако они были все же не враги. Врагами для Литвы стали priešas. Очевидно, имеются в виду немцы-пруссаки. Простое созвучие наводит на мысль, что «светимас» были славяне-вятичи. Они стали чужими для литовцев после распада союза венедов. Очевидно, вятичи в отличие от антов и склавинов (славян) еще долго оставались близкими соседями пруссов-литвы. Позднее и они тоже снялись с места и устремились на поиски новых земель. В следующей статье проанализируем их путь на восток.

Когда произошло разделение оставшихся в южной Прибалтике венедов на славян-вятичей и литву-пруссов, пошел процесс ассимиляции на территории каждого из новообразованных племенных союзов этнических меньшинств. Вятичи на территории Поморья ассимилировали литовцев, литва на территории Пруссии – славян.

Одновременно стиралось разделение этнических групп по образу жизни. Пруссы освоились с корабельным делом и тоже стали выходить в море. Они не без успеха сражались с пиратами, о чем можно прочесть в неоднократно цитированном нами отрывке о пруссах «Славянской хроники» Гельмольда из Босау.

 (Голосов: 0)

Комментарии посетителей

 #1. RalphDrums   (8.09.2017 - 06:57)
virectin vs cialis

<a href="http://cialisxrm.com/">cialis coupon</a>

was ist cialis 5mg

cialis generic
 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Краткие замечания
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 Адриатические венеты и другие славяноязычные племена Италии
 О происхождении саксов (начало)
 Новое на сайте
 Великая странная война
 Мои научные доклады по древнейшей истории славян
 Так как же все-таки пал Кенигсберг? (По следам мемуаров Отто фон Ляша).
 Новые мысли о подвиге Александра Невского
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». V часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». IV часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». III часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». II часть.
 Клавдий Птолемей. «Германия Магна». I часть.
 Доисторическая история чешского серебра
 Архив сайта
 Август 2017
 Май 2017
 Апрель 2017
 Март 2017
 Февраль 2017
 Январь 2017
 Декабрь 2016
 Ноябрь 2016
 Октябрь 2016
 Сентябрь 2016
 Июль 2016
 Июнь 2016
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2016