Главная  

Липица. поэма. часть 1

Эта поэма – самое большое мое оригинальное поэтическое произведение. В ней всего порядка 200 стихов. И то, думаю, не всякий будет его сегодня читать из-за его большой величины. За несколько лет, пока поэма стояла на сайте ВИФ (военно-исторический форум), ныне прекратившем свое существование, ее открывали чуть более тысячи человек. Прочли полностью, разумеется, еще меньше. Да что там говорить о других. У меня сначала была задумка написать всю ее одинаково былинным слогом. Но не выдержал. Самому стало невмоготу. Вторую часть все-таки написал обычным рифмованным стихом.
Специально для выделяю ударные слоги в некоторых местах заглавными буквами. Это неправильные ударения в неположенных местах, но в былинах такое допускается. Скажу прямо, что не всякий даже коренной носитель русского языка это поймет.


Часть первая. Былина.

А не любо ли вам, братья,
Вспомнить старые дела.
Дела старые, да и славные.
Когда Новгород в Руси
Первый город был,
Да не по веку от рожденья,
А по знАченью.
(Есть, знать, старше города,
Коли город нов).
Да не те б века припомнить,
Когда Рюрик зван,
Не Олеговы походы далекие,
И не славу б князя Владимира,
Что Владимира Красно Солнышко.
(При Владимире стольный Киев-град
Поважнее был Великого Новгорода).
А припомнить бы дела летописные,
В монастырски книги занесенные,
Что монахи-писцы сами видели,
Аль не видели, ну так слышали,
От того, кто все
Это видел сам.

В та поры уж Киев-град и клониться стал,
И князья его великие покинули,
Не хотели оставлять свою вотчину,
Свою вотчину землю Суздальску,
Да за лесом дремучим черниговским,
И за лесом другим, за муромским,
Созидали там князья новый стольный град,
А и стольный град Владимир Суздальский.

С той поры уже стал и Новгород
Господином Великим нарекатися,
Нарекатися, да величатися,
Да обычаем народным управлятися.
Не крамолой, самовольством, а по грамотке,
Что по грамотке Ярославовой,
Что была по заслуге им дадена.
И князей себе, чтоб судить, рядить
Из Руси звал Новгород по выбору.

Видя то, и Киев, старый стольный град,
Восхотел тем же правом управлятися.
Не бедней перед Русью он заслугами.
Отчего б и ему не избрать князей,
Да князей-то боевых и заслуженных,
Что по сердцу народу православному?
У черты ведь городской злые половцы,
Отчего ж князь великий за лесами сел?

В та поры великим на Руси был князь Андрей,
А что князь Андрей да Боголюбовский.
Не хотел он сидеть во Киеве,
Посылал в стольный град своих подручников
(Как и батюшка его Долгорукий-князь
Оттого и прозвался он Долгой Рукой).

Тут позвали в Киев княжить Ростиславичей,
Ростиславичей из рода Мономахова,
Мономаху Владимиру правнуков.
Боголюбскому сродных племянничков.

Не стерпел Боголюбский своеволия.
Собирал он силы сорок тысячей,
О двенадцати князьях сам тринадцатый был.
Захватил он Киев этим воинством,
Чернецов побил, пограбил, да мирских людей
И пожег он церкви православныя.
Знать, была та дюжина чортовой.

Только грех толь большой не стерпел Господь
И послал он князь Андрею поражение.
Расточилася его рать несметная
Перед силою Ростиславичей,
Силой малою и ничтожною,
Правотой одною только и богатою.
(Так и впредь Господь поступать готов).
Да и сам князь Андрей после смерть принял
От руки своих холопов неверныих,
На злодейство дьяволом наученных.

С той поры Ростиславичи и в славу вошли.
Сел-то Рюрик Ростиславич на Киеве,
На великом княжении на киевском.
А меньшОй Ростиславич зван был в Новгород,
Тот меньшой брат Мстислав Ростиславлевич,
Что Хоробрым в летописях кличется,
Хоть трусливых князей не бывало на Руси.

Вот ведь браться родные, а розная судьба
Оказалась у тех Ростиславичей.
Вышла младшему слава вечная,
Хоть и правил в Нове Граде он лишь год один,
Да по Божьему велению преставился.
Но почтили его новгородичи:
Провожали его целым городом,
Взяли князем себе после сына его,
Что Мстислава Мстиславича Удалого.

А вот Рюрику случилось заслужить позор
И от Бога за грехи воздаяние,
Хоть и жизнь его была длинная,
Да дрянная, и нет к нему зависти.

Подружился Рюрик со злыднями,
Со князьями земли Северской,
Все с потомками Олега Гориславича,
Окаянного князя Тороканского,
Что сто лет на Русь только смуту несли.

И пошел войной Рюрик на родню свою,
На Романа Мстиславича Великого,
Что был князем первым на Червоной Руси.
Но имел он от Романа поражение.

Потерял он престол стольнокиевский,
А потом все назад отвоевывал.

Взял он Киев обрат вместе с половцы,
Да и хуже того с Гориславичи.
Страшно Киев они разграбили,
Умертвили без числа многих жителей.
А кого не умертвили, увели в полон,
Да в добычу половцам отдали.

Отчего бы так с Киевом сделано?
Киевлян была ль вина перед Рюриком?

Нет, вины их никакой не бывало пред ним,
Их от Рюрика забрали неволею.
Он же город свой, точно вражеский,
Отдавал на поток-разграбление.
Не по злобе отдавал, а по слабости,
Что не мог унять своих союзничков,
Все черниговских разбойничков, да нехристей.

Но от века грех такой не бывал на Руси.
Не простила князю Русь малодушия.
Наказание ж Господне не заставило ждать.

Захватил князь Роман Великий Рюрика
И отправил в монастырь на покаяние,
Сына ж Рюрика невиновного отпустил
И сделал князем стольнокиевским,
Что б поправил он прежний грех отцов.

Только Рюрик с себя сверг монашество
И опять стакнулся с Гориславичи.

В та поры Роман погиб в битве с ляхами,
Так пошел расстрига Рюрик на вдову войной,
Без стыда пошел, страха Божьего
(У погибшей души, где ж и взять его).

Даже сын родной отцова постыдился греха.
И сменил себе тогда он изотчество:
Повелел себя Романовичем кликати.
А о Рюрике с тех пор даже слух пропал.
Где-то сгинул никем не оплаканный.
***
А и любо ли вам, братья, дальше сказ творить,
То не сказ ведь еще был, а предисловие,
Чтобы ведали вы подноготную.
А без этого в сказе нелегко понять
За кого был Бог, а кого унял
И за что карал он неправого.
Ведь без этого понятья в сказе пользы нет,
Назидания христианского.
Лишь останется одно празднословие,
Празднословие да словоблудие,
Да рассказчику пустому только тяжкий грех.
***
В та поры в Великом Новом Городе
Управлялся Удалой Мстислав Мстиславович.
Полюбился он во всем новгородичам,
Да и сам он их всегда любил и жаловал.

Не сиделось Мстиславу на княжьем столе,
Что на княжьем столе Городищенском,
Там где суд ему творити полагалося.
Видел он, что сам Великий Новгород
Все дела свои теперь на вече ведает,
В княжьем слове вовсе не нуждается.
Но хорошему-то князю в этом горя нет,
На иное ему руки развязаны.
Полюбилось Удалому на седле сидеть,
Что коня-то боевого, ретивого
Во главе дружинушки хорОбрыя.

Ясным соколом князь по Руси летал,
Поспевал к рубежам ее с подмогою,
Отражал от нее неприятелей.
И за то ему славу во церквЯх поют
И хвалу воздают на лЕтописях.

Но не только ополчался он на внешних врагов.
На Руси наводил он порядочек,
Чтобы брат на брата не с мечом ходил,
По закону, что б жил каждый в отчине,
Что по русскому закону православному,
Нам от предков на благо завЕщану.

Ополчился как-то раз князь Черниговский,
Что по имени-то был Всеволод,
Да за волос рыжий Чермным прОзванный,
Что б войною захватить стольный Киев-град
И прогнать оттуда внуков Ростиславовых,
Чтобы не было им доли боле в Русской земле.

Был тот князь по роду-то Ольгович,
Что потомок Олега Гориславича,
(Этим-то всегда чужого надобно).
Только Чермный князь придумал отговорочку,
Что себе в делах разбойных оправдАньице:
Мол, братОв его повесили в Галиче,
Нанесли тем роду оскорблЕньице
И решил он мстить Ростиславичам.

Отговорка та была никчемная.
Не виновны были в том Ростиславичи.

Гориславичи войной ходили с Рюриком
На вдову Романа-князя с сирОтками.
Выгоняли их из дома отцовского,
Загоняли малолеток в Венгрию,
Где король их укрыл от противников,
От противников, да от изменников,
Потому как их свои бояре предали,
Галицийские бояре своевольные,
Князь Роману лукавые крамольники.

--------------------------------
Примечание: Союзники Рюрика-расстриги братья Владимир и Роман Игоревичи из рода Ольговичей (Гориславичей), сыновья знаменитого князя Игоря Северского, того, что был разбит половцами на реке Каяле, и его жены Ярославны, чья печальная судьба была поэтически воспета в «Слове о полку Игореве».
-------------------------------

Но была боярам измена бесприбыльна
(Знать, увидел Господь все неправды их):

Погубить их решили Ольговичи:
Мол, изменники в черед предадут и их,
Коль изменяться обстоятельства,
Коли будет им это выгодно.

Погубили Ольговичи тех бояр с пятьсот
(Остальные бояре разбежалися).

И тогда прибежали изменники
Перед очи княгини, покаялись,
Обещали впредь не творить измен,
Коль вернут себе Романовичи княжество.

Согласилась вдова бесприютная,
Да изменникам снова и поверила.
Да и войско ей обещал король
(Королю ведь война была выгодна).

Победили венгры Гориславичей
А князей-убийц повязали в плен,
Но за деньги боярам их продали.
Те ж бояре их из мести повесили,
А княгиню с детьми снова выгнали.
Вот и вся эта гнусная история.

Вот за эти все грехи чужие, посторонние
Поднялся ЧермнОй на Ростиславичей
(Доброхотствуют оне де к Романовой вдове).

Только время он выбрал неудачное.
Посылали Ростиславичи в Новгород,
Призывали Мстислава Удалого,
Новгородцев просили о помощи,
Чтоб они пришли да разобралися,
Где тут правда, где крИвда наглая,
Да за правду мечом бы вступилися.

Но не вдруг новгородцы снарядилися,
Собирали они вече особое
О войне совместно думу думати.
Не водица ж кровь людская, новгородская,
Как пролить ее за дело стороннее?
Для Мстислава то дело семейное
(Ростиславичи ему сродники),
Пусть бы сам он то дело разделывал.
Нову Городу нет в том прибыли.

Закручинился тут Мстислав Удалой,
Вечевые эти речи слышавши.
Поклонился вечу, да хотел уйти,
Что б идти одному ему на Чермного.
Но посадник Твердислав удержал его.
Выходил посадник к месту лобному,
Говорил посадник таковЫ слова:
- Ай, же вы, братья новгородичи,
Аль забыли вы дедов и отцов завет?
Как трудились они за землю Русскую,
Так и мы пойдем за князем избранным.

Так посадник сказал без слова лишнего,
Но с полслова его вече поняло:
То не дело лишь семейное Мстиславово,
А то дело все Закона общерусского.
И стоять за него Нову Городу
Как за прибыль свою за великую.
В том Законе ведь и Вольность Новгородская.
Закричало вече многогласное:
- Ты веди нас, Мстислав, на ворога,
Постоим головами за Святую Русь.

Воевали новгородцы лишь двенадцать ден,
Да за малый срок все и сделали.
Что из Киева выгнали Чермного,
Осадили его во Чернигове
И острастку ему дали нАдолго.

А на Киеве сел Ростиславов внук,
Что Мстислав-то Романыч Киевский,
Что был сыном расстриги Рюрика,
А Романа Великого крестником.

И ушли восвояси новгородичи.

В та поры начал думать Мстислав Удалой,
Что уж много лет он служит Нову Городу,
Что немало получил он денег-почестей
И в свою мошну и на дружину личную.
Только нет у него личной вотчины,
Что б своею только называть ее,
Да чтоб быть там князем потомственным.

В та поры пришли его на Волынь позвать,
Про его прознав про славу добрую,
Чтобы смуту там прикончил беспрестанную,
От которой православные истУжились.

Вот созвал Мстислав вече в Ярославом дворе,
Да и стал прощаться с Новым Городом:
- Уж, вы дети мои, новгородичи,
Много лет я над вами воеводствовал.
Заслужили вы со мной славу многую,
Я же с вами заслужил не меньшую,
И в расчете я с вами пред Господом.
Ныне ж есть у меня дела на Руси,
Поискать пойду себе вотчины.
Вы ж в князьях своих по закону вольны.
Дай вам впредь Господь князя лучшего.

Вот ушел он. Новгородцы долго думали
Заменить его кем из князей других.
И надумали они пригласить к себе
Ярослава, да сына ВсеволОдова,
А что ВсеволОда да Большое Гнездо
(Он удельным был князем ПереЯславским
А Мстиславу-то УдАлому был в зятьях).

--------------------------
Примечание: Ярослав Всеволодович, третий сын Всеволода Большое Гнездо, удельный князь Переяславский, затем великий князь Владимир-Суздальский, отец Александра Невского.
--------------------------

В та поры великий князь-то Всеволод
Богу душу отдал, да преставился.
Перед смертью он, однако, гневался
На старшОго сына на кровного,
Что на князя Константина Ростовского.
Не хотел быть Константин на Владимире,
На Владимире стольносуздальском,
А хотел быть великим князем суздальским
На Ростове Великом, в старом городе
(Что ровнЯ по годам Нову Городу),
Чтобы быть тому Ростову столицею
И чтоб вече бы там собиралося,
Как издревле на РУси завЕдено.

Только Всеволод был враг вечевым городам,
Невзлюбил он их за прекословие,
Прекословие его самовластию,
Уважение к праву древнему,
Почитание Закона древнерусского.
Он и Новгород хотел под себя подмять,
Осаждал его ратью несметною,
За ничто считал слово пращура,
А что князя Ярослава-то Мудрого,
Что навечно было вечу дадено.

Только Бог тому попущать не стал,
Сокрушил Господь войско суздальцев,
Точно утренний пар солнцем высушил
И смирил он гордыню ВсеволОдову.
С той поры стал смирЁн Большое Гнездо
И не смел уж обижать Нова Города.
Только в сердце своем затаил он злость
И сынам своим хотел передать ее.

Но не стал сын старшОй принимать ту злость,
И лишил его Всеволод наследия,
Передал свою власть мимо старшего,
Передал второму сыну Юрию,
Чтобы быть тому великим князем суздальским.

Был тот Юрий-князь не великой души
И не много имел он понятия.
А он слушал во всем Ярославов совет,
Поступал всегда по слову братнему.

Вот пошел Ярослав править в Новеград,
Но не долго там побыл и выехал.
Он в Торжке себе устроил пристанище,
Что б чинить республике пакости.

Не родилась в тот год в Новгородчине рожь,
От морозу незрелая обсыпалась,
А в Торжке все было цело, да с Руси привоз
Был немалый в пути ко Нову Городу.

Только князь Ярослав все в заставы взял,
Не пустил ни подводы к голодающим.
Он задумал сразить свободный народ
Голодом лютым, безжалостным.

Похватали купцов со Торговой стороны,
Что за хлебом ходили на Святую Русь.
Покидали их в остроги да в пОрубы,
Чтобы хлеба во Граде ни куска не видать.

Умирали на стОгнах, на торжищах,
По домам умирали от бескормицы,
Не приняв и последнего причастия,
Не было муки для хлеба Божьего.

У кормилиц груди повысохли,
Умирали дети при матушках,
Умирали матери при детушках,
Только души людские разрывалися.

Кто живой еще остался,
Тот из Града уходил,
Чтоб в лесах пробавляться,
Чем Бог пошлет,
То ль дичиной лесной, то ль ягодой,
То ли мхом болотным, да древесной корой.

Собиралось вече новгородское,
Посылали к князю посадника,
А что Юрия родом Иваныча,
Чтоб держал он речи уговорные
И смягчил бы сердце злодейское.

Только князь взял в оковы посланников,
Огнищан и бояр - всех лучших мужей,
Чтобы некому было ведать Новгород
И от ворогов охранять его.

Посылал лишь князь тиунов своих
Чапоноса окаянного да Ивора,
Да проклятого Хота Григорьича,
Чтобы взяли Новгород в подданство,
Во холопство вечное, позорное.

Да еще уж вывел с Нова Города
Он княгиню свою, дочь Мстиславову.

Не теснил ее новгородский люд,
Ярославу о мести помышлЯючи,
Не помыслили за мужа брать жену в залог,
Хоть на улицах страдальцы кончалися.
Даже словом никто попрекать не хотел
И не смел у ней хлеба прАшивать.

Но сама она захотела так
И добро все свое людям рОздала,
О беде людской соболезнуя,
А о мужнем грехе печалуясь.

Не хотел Ярослав, чтоб она умерла
Не от мести новгородской, а от голода.

Тиуны же князя окаянного
Все по Городу ходили да глумИлися,
Приглашали новгородцев на почЕстен пир,
Но с условьем, что князю поклонятся.
Отрекутся навеки от вольности,
Отдадут Ярославу древни грамоты,
Что от пращура его были дадены.

Хоть и горестно было гражданам
Видеть смерть свою неминучую,
Но от воли народной не отрекся никто
И не отдал прав Велика Нова Города.

И всевышний Бог помощь им послал,
Как увидел их верность и праведность.
Потому что Бог по грехам казнит,
А по всякой добродетели милует.

Как прослышал обо всем Мстислав Удалой,
Все дела свои покинул немедленно.
Отправлялся он на помощь Нову Городу,
Отправлялся с дружинушкой личною,
Хоть и малою, но хорОброю,
Беспорочно ему послужившею.

Доезжал князь Мстислав до градских ворот,
Заезжал он за стены неприступные,
Захватил он Хота Григорьича,
И охрану его всю в оковы взял.

Князь созвал потом, что осталось людей
На святом дворе Ярославовом
И держал пред народом таковую речь,
Как дословно у владыки записано:
- Ой, вы братья мои, вече вольное!
По грехам ли вас Бог наказывал,
То ли делал вам испытание,
Только кончились ваши горести,
И на том целую вам
СвЯтый Крест честной.
Либо сыщем мы ваших родичей
И вернем назад ваши волости,
Либо я теперь, старый князь Мстислав,
Повалю головою за Новгород.

В та поры узнал окаянный Ярослав,
Что вернулся в Городище тестюшка.
Не обрадовался он, только в страх вошел,
Но решил с ним сыграть на добродетели.

Отпускал он тогда новгородских мужей,
Только сто мужей из двух тысячей,
Что сидели в оковах да в пОрубах,
Без причины до нитки ограблены,
От болезней да голода мучаясь.

Говорил он мужам таковы слова,
А и ложные слова и коварные:
- Уж любезные мои подданные,
Не взыщите с меня за строгости.
Я ваш князь по вашему выбору
И по явному волЕнью Божию.
Отправляйтесь же вы в мой новый стольный град
И просите-ка Мстислава подобрУ уйти.
Он не князь теперь ваш, а отрубленный сук.
Не срастись с лозой суку отрУбленну,
Не бывать и Мстиславу на княжении,
На княжении в моем Нове Городе,
Пусть идет обрат в свою вотчину.

Только сто мужей, что послал Ярослав,
Не взялись Мстислава выпроваживать,
А, придя домой, согласились стоять
До конца со Мстиславом за Новгород.

Вот задумал Мстислав попросить еще раз,
Чтобы зять его Бога не гнЕвовал,
Чтоб купцов отпустил новгородских, бояр,
Да ушел из Торжка без насилия.

Посылает Мстислав к зятю Юрья-попа.
Мол, духовным обиды не делают.
Но без мира попа отослал Ярослав,
Возомнил он, что тесть с ним не справится.

В та поры в Нове Граде было мало мужей:
Кто примЁр, кто ушел, кто захвачен был.
Но оставшимся
Так сказал князь Мстислав
На святом дворе Ярославовом:
- Пойдем, поищем мужей своих,
Вашей братьи и вашей волости.
Новеградом вовек не бывать Торжку,
И Торжком Велику Нову Городу.
Город там стоит,
Где Софийский храм.
Где Святая София,
Там Новгород.
Да, есть в сильных Бог,
Но и в малых есть Бог.
С нами будет Правда Господняя.

Вот пошли новгородцы походом на Тверь,
А потом по Волге спустилися,
Вторглись в самое сердце Низовских земель,
Чтоб на битву принудить суздальцев.

------------------------------
Примечание: Низовскими назывались земли Владимиро-Суздальского княжества и вообще все южные земли, а их жители назывались низовцами. Грамотные новгородцы знали, что юг находится внизу географической карты.

 (Голосов: 0)

 Добавление комментария:
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha

теги форматирования

добавить смайлы
 
 Об авторе
Этот сайт предназначен для тех, кто увлекается загадками истории и в первую очередь истории славян, а также для тех, кто интересуется актуальными вопросами российской и мировой экономики, и ещё немного юмора. Александр Козинский перепробовал в своей жизни массу профессий. Много лет был простым рабочим, потом инженером-металлургом, экономистом-аналитиком (кандидат экономических наук, автор книг по фундаментальным вопросам экономики, работал в Администрации Челябинской области, был экономическим обозревателем ряда областных и федеральных СМИ). Серьёзно занимался социологическими опросами в составе челябинского социаологического центра "Рейтинг" под руководством профессора Беспечанского. Воглавлял областной избирательный штаб генерала Лебедя. В настоящее время находится на покое, имея досуг свободно писать о том, о чём раньше мог говорить лишь в кругу друзей.
 Категории
 Обо мне
 Доисторическая история славян
 Актуальная история
 Романы об Атлантиде
 Экономика
 Побасенки и стихи
 Популярные статьи
 Балтийские венеды – предки вятичей (продолжение)
 "Баварский Географ" с точки зрения славянина (начало)
 О происхождении названия Русь. Полянская Русь. Арсания и Остров русов.
 Кто такие ваны? (начало)
 Загадки происхождения румын и молдаван (продолжение 1)
 Приложение к статье "Топонимические следы руссов-славян в Рослагене"
 Хорутане-карантанцы, карны и карийцы. Часть 2 (окончание)
 Топонимические следы руссов-славян в Рослагене
 О происхождении саксов (начало)
 Был ли Петр I грузином?
 Новое на сайте
 Липица. поэма. часть 2
 Липица. поэма. часть 1
 Поэма Кристины Пизанской «Песнь о Жанне»
 Происхождение и быт первых людей
 Поход шведов к Полтаве: кто на самом деле победил при Добром
 Поход шведов к Полтаве: битва при Головчине
 Поход к Полтаве: сколько шведских солдат сложили головы в России?
 НОРИК. 14-я глава II-й книги «Руководства по географии» Клавдия Птолемея (2 часть)
 НОРИК. 14-я глава II-й книги «Руководства по географии» Клавдия Птолемея (1 часть)
 Бой Ковпака с 13 охранным полком СС (2-я часть)
 Архив сайта
 Октябрь 2019
 Август 2019
 Май 2019
 Апрель 2019
 Март 2019
 Февраль 2019
 Январь 2019
 Декабрь 2018
 Ноябрь 2018
 Октябрь 2018
 Сентябрь 2018
 Август 2018
хостинг сайта Александр Козинский  ©  2014-2018